В отличие от Украины, Россия отнюдь не собирается идти навстречу украинскому омбудсмену / фото УНИАН

Право vs политика: почему Украине не удается вернуть своих граждан, осужденных в РФ

Украина предпринимает все возможные шаги для возвращения своих граждан, осужденных в других странах, домой. Но на практике этих усилий оказывается мало, так как в последнее время вопрос возврата украинских заключенных из-за рубежа, в большинстве случаев, имеет политическую подоплеку.

В отличие от Украины, Россия отнюдь не собирается идти навстречу украинскому омбудсмену / фото УНИАН

Сегодня в Украину с визитом прибыла омбудсмен Российской Федерации Татьяна Москалькова. Причем, для того, чтобы она могла пообщаться с гражданами РФ, которые находятся в украинских местах лишения свободы, Украина пошла ей навстречу и временно приостановила запрет на въезд в нашу страну (Москалькова стала в Украине персоной нон-грата после посещения Крыма без разрешения украинских властей).

Этот визит – результат договоренностей между президентами Украины и РФ относительно посещения заключенных омбудсменами двух стран. Но, в отличие от Украины, Россия отнюдь не собирается идти навстречу украинской уполномоченной по правам человека Людмиле Денисовой, которая уже не первый день пытается посетить украинских узников Кремля. В частности, ее не допускают к Олегу Сенцову, который голодает уже 44 дня.

Но мало того, что уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова беспрепятственно приехала в Украину и встречается здесь с осужденными гражданами РФ, она еще смеет цинично утверждать, что Олег Сенцов имеет два гражданства. Поэтому, мол, Украина и Россия должны заключить некий межгосударственный договор для определения прав таких людей с неопределенным статусом.

Выдают по конвенциям

На самом деле, не используй Россия разного рода спекуляции и будь на то воля российской политической верхушки, на международном уровне предусмотрена возможность передачи человека, приговоренного для отбывания срока в чужом государстве, в страну, гражданином которой он является. В частности, вопрос передачи заключенных в международной плоскости регулируется двумя Конвенциями о передаче лиц, осужденных к лишению свободы. Одна из них утверждена ООН в 1978 году и по ней осужденного могут передать на родину после вступления приговора в законную силу. А в странах Европы, в частности, при передаче Украине осужденных за рубежом моряков и выдаче политзаключенных, руководствуются Конвенцией о передаче осужденных лиц 1983 года, принятой Советом Европы.

По словам юриста Регионального центра по правам человека Алины Павлюк, инициатива по выдаче может исходить как от государства, в котором человек был осужден, так и от государства, гражданином которого он является.

«Соответствующие ходатайства в любой из стран может подать сам осужденный, его родственники или представители. Передача может быть осуществлена ​​только в страну гражданства лица или в страну, где человек постоянно проживал. В данном случае важна связь осужденного со страной, где он желает отбывать наказание», - говорит юрист.

Читайте такжеКлимкин назвал манипуляцией заявление Лаврова об освобождении политзаключенных

В то же время, по ее словам, есть ряд причин, по которым в передаче человека на родину могут отказать. Во-первых, если по законодательству государства, гражданином которого он является, деяние, за которое он осужден, не является преступлением. Во-вторых, если человек был ранее оправдан за совершенное преступление в стране, гражданином которой он является. В-третьих, если человек постоянно проживает в стране, где был осужден, а в родной стране не может понести наказание по истечению срока давности преступления.

По словам руководителя проектов благотворительной организации «Фонд помощи морякам «Ассоль» (Одесса) Андрея Шевченко, обычно процесс возвращения граждан Украины на родину таков: осужденный, его близкие родственники или законные представители должны подать прошение о передаче, далее в этот процесс включаются Министерства юстиции двух стран, которые обсуждают передачу заключенного.

«Минюст Украины запрашивает у органа иностранного государства документы и сведения, после - рассматривает их и решает вопрос о том, возможна ли экстрадиция. В случае принятия положительного решения и после приведения иностранного судебного приговора в соответствие с законодательством Украины, Минюст отправляет в иностранный орган, уполномоченный в сфере экстрадиции (к примеру, Министерство юстиции РФ) информацию о возможности передачи лица. Когда получен ответ, Минюст отправляет в МВД Украины запрос, после чего происходит согласование порядка передачи лица, места и времени экстрадиции. Кроме того, Минюст Украины уведомляет суд, который вынес приговор, о принятии решения относительно передачи осужденного. Действующим уголовным законодательством Украины предусмотрена возможность признания и исполнения приговоров иностранных судебных органов на территории нашей страны. В вопросе признания иностранных приговоров главную роль также играет Министерство юстиции Украины. Основанием для рассмотрения указанного вопроса является запрос от компетентного органа иностранного государства. Если Минюст принял решение о признании иностранного приговора, далее дело о его исполнении рассматривается на заседании местного украинского суда первой инстанции», - рассказал УНИАН Шевченко.

К слову, по данным Минюста, за прошлый год ведомство дало согласие на передачу осужденных в Украину по меньшей мере для 500 человек. В этом году цифра пока наполовину меньше – около 250.

Отдельно стоит отметить, что на сегодня Минюст обрабатывает около тысячи обращений граждан, которые просят о возвращении в Украину, причем большая часть таких обращений – из России.

Без четких механизмов

Адвокат, кандидат юридических наук, директор АБ «Дроздова и партнеры» Елена Дроздова отмечает, что в настоящее время единого документа, который содержал хотя бы примерный перечень и описание механизмов возвращения заключенных не существует. Поэтому наиболее эффективным способом остается ведение переговоров на уровне омбудсменов и правительств соответствующих стран.

Читайте такжеПесков рассказал, что мешает посещению омбудсменами заключенных украинцев и россиян

«Такой механизм имел место, например, во время первого возвращения заключенных украинцев из оккупированного Крыма в Украину. Поскольку украинский омбудсмен по веским основаниям отказалась провести процедуру в соответствии с Конвенцией о передаче осужденных лиц между государствами (Россия в документах настаивала, что Крым – это территория России, - УНИАН), она вместе с омбудсменом РФ в течение года в ходе переговоров между офисами уполномоченных по правам человека и с другими органами государственной власти искали другие способы. В частности, решался вопрос навязанного осужденным украинцам российского гражданства и имел место обмен официальными документами, в том числе о подтверждении готовности украинских учреждений исполнения наказания принять указанных лиц для продолжения отбывания наказания. Такой механизм получил название ad hoc, поскольку выходил за пределы любых конвенций и правил», - рассказала Дроздова.

Также, по ее словам, имеет место такой механизм как издание уполномоченными международными органами резолюций, которые, хоть и носят преимущественно рекомендательный характер, но, по крайней мере, привлекают внимание мирового сообщества.

Например, Европарламент на заседании 14 июня принял резолюцию по Олегу Сенцову, в которой указывается, что приговор режиссера основывается на полученных в результате пыток показаниях. Кроме того, документом осуждается нарушение международного права в оккупированном Крыму, включая применение российского законодательства, а также милитаризация полуострова, которая угрожает региональной безопасности.

По делу украинского режиссера Украина также обратилась в Европейский суд по правам человека. В частности, в заявлении в ЕСПЧ речь шла о предоставлении российской стороной полной информации по медицинскому состояния Олега Серцова и предоставлении уполномоченному по правам человека Людмиле Денисова доступа к нему.

«Суд отметил, что в ответ на аналогичную жалобу, поданную адвокатами Сенцова, дежурный судья принял решение сделать информационный запрос в РФ по состоянию здоровья Олега и предоставил срок до 27 июня для предоставления такой информации», - отметил замминистра юстиции – уполномоченный по делам ЕСПЧ Иван Лещина.

Сложности процедуры возврата

Отдельно стоит отметить, что международная практика возвращения заключенных позволяет выработать ряд закономерностей по поводу того, как статья, по которой осужден человек, влияет на сложность процедуры его возврата на родину.

Например, в делах украинских моряков их передачу на родину усложняет тот факт, что украинское законодательство не содержит статьи наказания, связанной с перевозкой мигрантов. «У нас есть ответственность за переправление населения через государственную границу Украины, но эта статья касается только нарушения украинской границы. И для того, чтобы решить этот вопрос, нужно для начала ввести уголовную ответственность не нелегальную миграцию, так как Украина в этом случае должна дать гарантии, что осужденные здесь также получат свое наказание. А сейчас мы этого сделать не можем», - говорит представитель Уполномоченного ВР по правам человека Андрей Мамалыга.

Читайте такжеВ Госдуму России внесли законопроект о миграционной амнистии для граждан Украины

По словам Елены Дроздовой, хотя это нигде и не регламентируется, в принципе, под Конвенции подпадают все заключенные, независимо от того, совершили ли они убийство или решились на мелкую кражу. Однако на деле ситуация иная - чем тяжелее статья, по которой человек осужден, тем меньше шансов на то, что его могут отдать.

К примеру, государства, как правило, пытаются избегать выдачи на родину тех, кто осужден за террористическую деятельность или диверсии. Для этого создаются умышленные препятствия - от путаницы в документах до перенаправления лиц для отбывания наказания в третьи государства.

Кроме того, следует различать понятия «политический заключенный» и осужденный «по политическим мотивам». Первый - тот, кто был осужден за политическую, правозащитную или иную подобную деятельность или исключительно на основании расовой, этнической или национальной дискриминации. Очевидно, что в отношении таких заключенных применяются более строгие меры наказания и надзора, а процедура их возврата значительно усложняется наличием сильного политического подтекста.

Человек же, осужденный по политическим мотивам, приобретает такой статус из-за того, что используется соответствующим государством для пропаганды или легализации дальнейшего преследования представителей этого же государства, что часто имеет место в условиях межгосударственного конфликта. Такое осуждение используют как средство давления на государство, а, следовательно, процедура возврата будет затягиваться до тех пор, пока не будет найден компромисс между сторонами.

Казнить нельзя помиловать

Еще один способ, которым в мире пользуются довольно часто, – возвращение заключенных через помилование, о котором сам осужденный напрямую должен попросить президента той страны, в которой отбывает наказание. Но и тут не все так просто.

Если вспомнить дело Надежды Савченко, то она и не думала подписывать прошение о помиловании. И тогда, чтобы передача состоялась, такое прошение подали родственники двух погибших журналистов российского ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина, в убийстве которых ее тогда подозревали.

Похожая ситуация сейчас складывается и с Олегом Сенцовым, который также наотрез отказался просить для себя помилование. В итоге, с такой просьбой к Владимиру Путину обратился Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд, который подал официальное прошение от своего имени. Впрочем, Кремль ответил, что помиловать Сенцова по просьбе Ягланда не получится, поскольку это не предусмотрено российским законодательством. «То есть, Савченко по просьбе родственников убитых журналистов можно было помиловать, а Сенцова – нет… Это просто позорный ответ», - возмутилась вице-спикер Верховной Рады, представительница Украины в гуманитарной подгруппе минского процесса Ирина Геращенко.

По словам эксперта Украинского института по правам человека Михаила Чаплыги, помилование от имени президента – хоть и конституционное право главы государства, но пользоваться им, как правило, президенты не спешат. «В ситуации с Сенцовым еще год назад мы предлагали такой вариант, что два уполномоченных по правам человека обращаются к президенту РФ за помилованием, но политически такую формулу в РФ не одобрили», - говорит он.

По мнению эксперта, причина того, что в РФ не соглашаются на помилование, заключается в том, что «там не знают, как это подать россиянам, которых несколько лет убеждали, что Сенцов – террорист». «Если его сейчас помиловать, то многие там начнут задавать вопросы, что делать с остальными такими заключенными», - отмечает Чаплыга.

«В ситуации с политзаключенными Путин просит какие-то дополнительные гарантии, которые, с правовой точки зрения, не требуются», - добавляет Мамалыга.

Другими словами, если с другими странами Украине удается договариваться о возвращении своих, осужденных там граждан, в правовой плоскости, то с Россией так не выходит – любое дело любого украинца там – политическое. Поэтому и зависит все не только и не столько от усилий Украины, сколько от желания одного конкретного человека – Владимира Путина.

Анастасия Заремба

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter