Фото УНИАН

Евромайдан в регионах: воспоминания активистов от Харькова до Одессы

Вопреки расхожему мнению, что Евромайдан - событие, поддерживаемое исключительно центральными и западными регионами Украины, год назад на центральные площади своих городов вышли и жители юго-востока страны. Активисты местных майданов рассказали УНИАН, как это было.

Фото УНИАН

21 ноября 2013 года премьер-министр Украины Николай Азаров на заседании правительства объявил, что Украина приостанавливает подготовку к подписанию Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским союзом. Через неделю, на саммите в Вильнюсе, где планировалось подписание исторического документа, ныне признанный преступником бывший президент Виктор Янукович отказался от имени нашего государства ставить подпись под Соглашением.

Впрочем, тогда, 21 ноября, недовольные решением украинских властей люди вышли в Киеве на акцию протеста, действуя, так сказать, на упреждение. В результате, пикет на центральной площади страны перерос в настоящую революцию. Уникальное по многим признакам явление, которое кто-то называет Евромайдан, а кто-то  предпочитает более пафосное название - Революция Достоинства - завершилось бегством из Украины команды государственных преступников во главе с Януковичем, навечно запятнавших свои имена в истории.

Фото УНИАН

Мы хорошо помним, каким был Майдан в Киеве, и можем, с помощью архивов СМИ, легко восстановить хронологию противостояний в столице. Но так хорошо мы знаем, какой путь прошли общественные активисты, сторонники евроинтеграции и противники диктатуры, коррупции и власти Януковича в регионах? Особенно - в тех крупных городах, где электоральные настроения традиционно были на стороне Партии регионов, а интеграционные настроения склонялись на восток, к Таможенному союзу и России? Как это было - год назад стоять одним воином в поле? Какие испытания пережили те, кто выходил на Евромайдан на востоке, юге Украины и в Крыму? Об этом рассказывали гости проекта «Восток+Запад», инициированного информационным агентством УНИАН, телеканалом УНИАН-ТВ и Телевизионной службой новостей телеканала «1+1».

Накануне годовщины Евромайдана, агентство УНИАН поинтересовалось у своих читателей в социальной сети Вконтакте: «Как вы считаете, в каком из крупных городов страны сторонникам евроинтеграции было труднее, страшнее и опаснее выходить на центральные площади для проведения митингов и акций сопротивления недемократической власти?»

Ответы читателей распределились следующим образом: 3,6% голосов украинцы отдали Черкассам, несмотря на то, что в этом городе местная предыдущая власть организовалась одной из первых по Украине, первой устроила силовой разгон активистов милицией (и в течение всей зимы систематически повторяла «успех»), и где, почти сразу после Киева, появились первые погибшие от рук милиции.

Столько же – 3,6% голосов респондентов, получили Днепропетровск и Кривой Рог, где было сосредоточено огромное количество боевиков охранных структур одной из крупных финансово-промышленных групп, симпатизирующей идеям сворачивания евроинтеграции Украины, а областная власть и контроль над правоохранителями были полностью монополизированы этой ФПГ.

6,8% опрошенных посчитали, что труднее всего выходить на площади было в Одессе и Харькове – городах, где проживает большое количество этнических русских, которые год назад были в подавляющем большинстве противниками евроинтеграции.

11,9% читателей УНИАН отметили, что такими городами были Симферополь и Севастополь, где этнические русские, к тому же, были настроены более агрессивно, и где огромной популярностью пользовались идеи не просто сворачивания евроинтеграции, но и вообще ликвидации независимости Украины.

В свою очередь, Донецк и Луганск – «вотчина» Януковича, где большинство граждан симпатизировали президенту-преступнику, посчитали самым опасным уже 35,1% респондентов.

Но наибольшей опасности, по мнению украинцев (39% опрошенных), подвергались митингующие в Киеве, куда преступная власть свезла почти всю украинскую милицию и «титушек», где, в конце концов, погибла Небесная Сотня.

Учитывая нынешнюю ситуацию на востоке Украины, весьма интересным выглядит тот факт, что год назад в Донецке и Луганске проходили Евромайданы. Да, они были не столь многочисленны, как в центральных и западных регионах страны, но они были. Так, по словам активиста донецкого Евромайдана Дениса Казанского, условно их акции можно разделить на два этапа. «Поначалу, в первые месяцы, нас никто не трогал. Нас собиралось несколько сотен человек, среди которых студенты, предприниматели, журналисты, то есть, средний, креативный класс. И наши акции происходили на удивление мирно, остальной Донецк на нас не набрасывался… Это сейчас попробуй, выйди с флагом. А тогда, пока не было команды, нас не трогали», - рассказал он.

Второй этап донецкого Евромайдана, по его словам, начался 19 января. «Это был день, когда мы решились провести Автомайдан – собраться и сделать автопробег к дому Виктора Януковича. И как только об этом было объявлено в прессе, сразу появились «титушки» из Горловки… во главе с людьми Юрия Иванющенко», - отметил Казанский.

Собственно, сначала эти люди просто блокировали мероприятия местных майдановцев, после – начали обливать краской машины, еще позже – бить людей. «И наш майдан начал ужиматься, пока не ужался до 50-60 человек. Мы собирались до последнего – до весны. До первого убийства 13 марта Димы Чернявского», - поделился воспоминаниями активист.

Два условных Евромайдана были и в Луганске. Так, по словам организатора луганского Евромайдана Сергея Иванова, когда акции начинались в Киеве, украиноцентричная общественность Луганска это поддерживала, но поддержка «не носила какого-то слишком активного характера». «21 ноября из Луганска выглядело как потешный бунт глянцевой столичной богемы. Изменения произошли после избиения студентов в столице. 30 числа мир изменился и у нас уже стали готовиться акции в Луганске», - рассказал он.

Фото УНИАН

По словам Иванова, отличие Луганска от Киева в том, что «у нас почти отсутствует средний класс»: «Поэтому мы не могли рассчитывать на какой-то буржуазный элемент протеста, как в столице. И поэтому мы апеллировали к тем, кто изначально был в сфере проукраинского, проевропейского дискурса… гражданскому сектору луганского Евромайдана».

В то же время, помимо вышеупомянутого гражданского сектора, «свой» Евромайдан собирали и местные политики. «Например, митинги делала «Батькивщина», привлекая свой ресурс, тогда на улицы выходило до 500 человек», - отметил, в свою очередь, один из лидеров Гражданского сектора Луганска Алексей Бида. 

«Мы были отдельно от политического Евромайдана. Мы хотели жить в новой стране, а они хотели только поменять верхушку», - подчеркнул Иванов.

Луганские активисты отмечают, что, выходя на свои акции в далеко не проукраинском городе, ощущали защиту со стороны милиции, которая не допускала столкновений с «титушками». И, при этом, добавляют, что и сегодня те правоохранители, которые добросовестно выполняли свою работу в Луганске год назад, не стали «милицией ЛНР».

Совсем иначе ситуация развивалась в Харькове. По словам координатора харьковского Евромайдана, который в конце декабря прошлого года получил тяжелые ножевые ранения от «неизвестных лиц», Дмитрия Пилипца, горожане вышли на свой Евромайдан так же как в Киеве – 21 ноября. И стояли до утра. «Собственно, с этого дня харьковский Евромайдан существовал в круглосуточном режиме», - отметил он. 

Кроме того, именно в Харькове регулярно случались стычки с «титушками». «В Харькове было мощное сопротивление «титушкам» и «Оплоту». К сожалению, преступления, которые были ими совершены, до сих пор не расследованы и за них никто не наказан… Более того, люди (Кернес, Жилин), которые причастны к организации избиений евромайдановцев, до сих пор работают в своих должностях», - рассказал он.

В свою очередь, днепропетровские активисты рассказывают, что их Майдан собирается еженедельно, по сей день. «На сегодняшний день у нас до сих пор проходит Майдан, каждый понедельник мы собираемся на два-три часа, отчитываемся о сделанном, планируем, что дальше делать», - рассказал координатор днепропетровского Евромайдана Виктор Романенко, добавив, что «произошла трансформация, мы зарегистрировали организацию под названием «Майдан» и эта среда до сих пор существует».

Год назад всех удивила и Одесса. Вряд ли сторонники «русского мира» могли ожидать, что евроинтеграционные устремления одесситов окажутся настолько мощными. «Одесса из-за своей специфики давно могла сравнивать, где бы горожанам хотелось жить – в Европе или в России. Поэтому одесский Евромайдан получил мощный потенциал людей, которые вышли защищать даже не будущее, а свои права здесь и сейчас, - рассказала заместитель главы одесской ОГА, активист одесского Евромайдана Зоя Казанжи. – Очень мировоззренческая дата – 2 мая. Одесса очень изменилась после этого дня. Мы защитили свой город, но прошла линия разлома. Поэтому и сейчас у нас есть много вопросов и мало ответов. Очень важное задание для нас – установить правду, узнать, кто был виноват».

По словам Зои Казанжи, одесситы, к которым также прибавились моряки из аннексированного Россией Крыма, начали понимать, «что, несмотря на тот микс национальностей, которые проживают в Одессе, мы все равно единая нация». И, несмотря на все проблемы, и тяготы, с которыми сегодня сталкивается Украина, активистка уверена, что перед всеми гражданами «стоит большой вызов – спасти страну». «Мы должны четко понимать, что за свою жизнь мы отвечаем сами. Каждый из нас должен заниматься тем, что у него лучше всего получается», - подчеркнула она.

Но самым поразительным, пожалуй, стал выход на Евромайдан крымских активистов. 24 ноября около 200 человек вышли на главную площадь Симферополя, понимая, что против них – большинство жителей автономии. «Против нас в этот же день, в этом же месте и в это же время Партия регионов вывела около 5 тысяч человек, у них были флаги, концерт», - вспоминает координатор крымского Евромайдана Андрей Щекун.

Тем не менее, по его словам, когда эти 200 человек двинулись к представительству президента в Крыму, по пути количество сторонников Евромайдана увеличилось вдвое. «Вы себе представить не можете, как был удивлен тот пятитысячный митинг», - говорит он.

Фото УНИАН

Помимо проведения местных акций, активисты крымского Евромайдана регулярно посещали и Майдан в Киеве: «У нас была четкая организационная логистика. Часть наших людей была в Киеве. Была ротация наших представителей из Крыма в Киеве».

Однако в конце декабря начались провокации. «Представители пророссийских «Народного освободительного движения», «Русского единства», коммунисты и так далее, приходили на все наши митинги, по очереди, били наши машины, прокалывали нам колеса, срывали акции… Партия регионов готовила это все заранее, но сама была как бы ни при чем», - считает Андрей Щекун.

«Когда говорят, что в Крыму нет проукраинской базы, электората - в действительности последние выборы 2012 года продемонстрировали, что около 23% есть проукраинского электората в Крыму, из которых 14% - это крымские татары», - отметил активист.

«Но никогда проукраинские, прогосударственнические национально сознательные политические силы не шли на местных выборах в парламент Крыма, в местные органы самоуправления», - добавил он.

УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter