Сколько гуманитарное разминирование Донбасса стоило бы Украине – посчитать трудно / Фото УНИАН

Осторожно, мины

Как показывает опыт любых конфликтов, даже после окончания военных действий граждан «догоняют» их отголоски в виде ранений и смертей от мин и неразорвавшихся ранее снарядов. УНИАН узнавал, как эту проблему уже решают или намерены решать в будущем наши власти.

Сколько гуманитарное разминирование Донбасса стоило бы Украине – посчитать трудно / Фото УНИАН

Когда несколько лет ведутся активные боевые действия, пассивные опасности войны – минные поля и неразорвавшиеся снаряды, которые всегда остаются после «горячей» фазы – отходят на второй план. Вспомнить об этой проблеме заставил недавний инцидент в Балаклее Харьковской области. На сегодняшний день работы по очистке от взрывоопасных предметов прилегающей к военному арсеналу территории продолжаются. Сколько времени понадобится для полного разминирования, в Государственной службе по чрезвычайным ситуациям точно сказать не берутся. Предполагают, что не менее двух месяцев. На это уйдет 20,6 млн гривен (средства из резервного фонда государственного бюджета уже выделены).

Балаклея – далеко не единственное место в стране, в которое нуждается в очищении от взрывоопасных предметов. Наиболее уязвимыми остаются населенные пункты и их окрестности возле линии фронта. По словам волонтера, соучредителя инициативной группы «Ответственные граждане» Евгения Шибалова, подорваться на мине можно где угодно - зоной риска может быть практически любое место по обе стороны линии разграничения. «При оборудовании позиции военные могут поставить минное поле, потом, при передислокации, – забыть его снять. Или при резком наступлении часто бросают боеприпасы прямо в ящиках, даже нераспечатанные, но в активном состоянии», – объясняет он.

Балаклея – далеко не единственное место в стране, в которое нуждается в очищении от взрывоопасных предметов / dsns.gov.ua

Согласно информации управления Нацполиции в Донецкой области, только с начала этого года в области из-за неосторожного обращения с боеприпасами 6 человек погибли и 3 были травмированы. Среди жертв «взрывных сувениров» – 12-летний ребенок.

И даже если «заблудившиеся» российские военные перестанут искать «приключений» в степях Донбасса, а, заодно, заберут с собой за поребрик, мечтающих о путинском режиме, боевиков «ДНР» и «ЛНР», угроза украинцам подорваться на донбасской мине никуда не исчезнет. В этой связи, вопрос противоминной деятельности в Украине должен рассматриваться как вопрос первоочередной важности. Тем более, по разным экспертным оценкам, для полной очистки территории государству понадобится от 10 до 15 лет.

Для того, чтобы хотя бы начать решать проблему с заминированными территориями и утилизацией взрывоопасных предметов, нужна активизация так называемого гуманитарного разминирования. От обычной противоминной работы, которой занимаются саперные подразделения на конкретных объектах, такое разминирование отличается своей комплексностью. По сути, после гуманитарного разминирования территория становится абсолютно безопасной и пригодной для обыкновенной жизни.

На сегодняшний день гуманитарное разминирование производится у нас только фрагментарно. В том числе потому, что этот процесс не из дешевых. Например, в 2015 году в Хорватии, чтобы ликвидировать угрозу мин и взрывоопасных устройств на площади 104 квадратных км, было потрачено 28,7 млн евро. Всего же на 10-летний период с 2009 по 2019 годы Национальной программой этой страны по разминированию территории предусмотрено 550 млн евро (речь идет о 954,5 квадратных км).

Сколько гуманитарное разминирование Донбасса стоило бы Украине – посчитать трудно. Предварительно аналитиками озвучивается сумма порядка 10 млрд евро.

На других надейся…

Очевидно, что таких денег у Украины нет, поэтому, традиционно, все надеются на помощь от международных партнеров. На сегодняшний день, очищением территорий на востоке нашей страны от несдетонировавших боеприпасов опекаются три зарубежные компании: британская международная организация по гуманитарному разминированию HaloTrust, Швейцарский фонд по противоминной деятельности FSD и датская группа по разминированию DDG. Они завезли в Украину все необходимое оборудование, а к работам по разминированию привлекают украинцев, которые проходят для этого специальный курс обучения.

Международная помощь была бы более масштабной, если бы их работа в этом направлении регламентировалась на законодательном уровне. Дело в том, что в Украине после трех лет войны все еще нет закона о противоминной деятельности и гуманитарном разминировании. И, чем дальше, тем больше он необходим. «Когда международные организации увидят, что государство опекается вопросами противоминной деятельности, то количество зарубежных партнеров, готовых оказать нам помощь в этом вопросе, увеличится в разы», – подчеркивает заместитель начальника управления экологической безопасности и противоминной деятельности одного из департаментов Минобороны Константин Аниконов.

Впрочем, надеяться, что Верховная Рада примет такой закон хотя бы до начала летних каникул, не приходится. По крайней мере, если взглянуть, насколько в скором появлении этого законодательного акта заинтересован профильный комитет парламента – Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны. Недавно корреспондент УНИАН побывал на круглом столе «Развитие потенциала Украины по гуманитарному разминированию. Законодательное обеспечение», посвященном этому вопросу. Услышанное и увиденное «впечатлило».

В Украине после трех лет войны все еще нет закона о противоминной деятельности и гуманитарном разминировании / Фото УНИАН

О необходимости законодательной базы в теме разминирования в Украине, главным образом, говорил руководитель представительства, директор Офиса связи НАТО в Украине Александр Винников. В частности, он рассказал, что Альянс готов предоставить нашей стране своих специалистов (и речь идет не только предоставлением экспертных знаний), а также оборудование для разминирования (в прошлом году Украина уже получила специальные транспортные средства, миноискатели, защитные костюмы, средства связи, специнструменты для выявления и изъятия мин, общей стоимостью в 1 млн евро). По его словам, две специализированные группы, которые были созданы в прошлом году для разминирования в Луганской и Донецкой областях «прошли соответствующее обучение для эффективного и безопасного использования этого оборудования». «Мы также стремимся координировать наши усилия с другими партнерами, которые здесь присутствуют», — сказал он.

В свою очередь, глава Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны народный депутат от «Народного фронта» Сергей Пашинский заявил, что консультации международных экспертов, в том числе, в сфере законодательства, конечно, ценны, но материальная помощь – ценнее. Украина, мол, страна бедная. Парламентарий напомнил, что на рассмотрении профильного комитета находится два законопроекта о противоминной деятельности. «По результатам их обсуждения сегодня, они будут доработаны и, возможно, приняты в ближайшее время», – сказал Пашинский.

Впрочем, после этого обсуждать законопроекты глава профильного комитета на «круглом столе» не остался, передав «бразды правления» мероприятием секретарю комитета, народному депутату от Блока Петра Порошенко Ивану Виннику. Тот, в свою очередь, дал возможность выступить нескольким представителям различных ведомств и вскоре тоже покинул «круглый стол». За главного остался член Комитета, народный депутат от «Народного фронта» Андрей Тетерук. Под его началом немного поговорили о том, почему важно создать законодательство «основанное на международном опыте», но ни к чему конкретному, так и не пришли.

Напомним, законопроекты, о которых идет речь, были зарегистрированы в Верховной Раде еще полгода назад. Инициатором первого (№5189) стал народный депутат Украины от «Оппозиционного блока» Андрей Киселев. Второй проект (№5189-1) позже подал премьер-министр Украины Владимир Гройсман (пояснительная записка подписана министром обороны Степаном Полтораком). Официальной причиной того, что ни один из них до сих пор не выносился на рассмотрение парламента – к ним нет выводов научно-экспертной комиссии. Но активисты и волонтеры убеждены – принятие закона о противоминной деятельности просто не в приоритете у народных депутатов. «Хотя во всех законах, начиная с Конституции, записано, что забота о безопасности граждан – это обязанность государства», - напоминает, в частности, Евгений Шибалов.

В свою очередь, глава «Юридической сотни» Леся Василенко отмечает, что пока государство сделало в направлении защиты граждан, пострадавших от мин, другой шаг – в первом чтении принят законопроект №5697 о внесении изменений в Закон Украины «О статусе ветеранов войны, гарантии их социальной защиты». Документ прошел комитет, подготовлен ко второму чтению и вот-вот будет вынесен на голосование. «Изменения, которые вносятся, кроме прочего, предусматривают предоставление статуса «инвалида войны» лицам из числа гражданского населения, пострадавшим вследствие минно-взрывчатых веществ, боеприпасов и военного вооружения на территории АТО – до 1 декабря 2014, а с 1 декабря 2014 – только на подконтрольной Украине территориях», – объясняет она.

Впрочем, ни о каких социальных гарантиях для семей тех, кто погиб в результате подрыва на мине и тому подобное, речь не идет.  

... сам не плошай

А пока депутаты тянут с принятием нужных законов, навыкам безопасности в существующих условиях на линии разграничения население обучают волонтеры. В частности, «Ответственные граждане» занимаются обучением самых уязвимых групп людей – детей школьного возраста (поскольку они – самые непоседливые и могут случайно «нарваться» на опасные боеприпасы) и работников коммунальных предприятий, которым по долгу службы приходиться бывать в опасных районах.

По словам Евгения Шибалова, простые бытовые рекомендации собраны в небольшой семинар, с которым волонтеры и ходят к гражданскому населению в зоне АТО. «К примеру, водители, если видят на дороге незнакомый предмет привыкли пропускать его между колес, а мы учим, что этого делать нельзя, потому что в зоне военных действий там может оказаться противотранспортная мина. Нужно либо объехать, а, еще лучше - остановиться, посмотреть (не приближаясь, - УНИАН), что это такое. И тому подобное…», – подчеркивает он.

Ілюстративне фото / REUTERS

К слову, инструкторами по минной безопасности шестеро активистов волонтерской организации стали благодаря сотрудничеству с датским советом по беженцам Danish Refugee Council. В совете имеется специализированное подразделение по минной безопасности, Danish Demining Group – они и обучили волонтеров правилам безопасного поведения именно гражданского населения на территориях, где есть большое количество оставленных невзорвавшихся боеприпасов, и брошенных минных полей.

К сожалению, по словам Шибалова, нередко люди, которые живут в зоне боевых действий, уверены, что знают о минах и боеприпасах все, и «нечего, мол, их тут учить». Однако волонтеры всегда пытаются «достучаться» и это удается. «Мы рассказываем о живых примерах, о людях, которые пострадали, потому что беспечно относились к своей безопасности или не следили за своими детьми, или все незнакомое, странное, тащили к себе домой…», – объясняет он.

Кстати, замминистра Министерства по вопросам временно-оккупированных территорий и внутренне-перемещенных лиц Георгий Тука убежден, что разъяснительную работу с гражданским населением нужно проводить не только в зоне проведения Антитеррористической операции: «Поскольку, на сегодняшний день, огромное количество оружия и боеприпасов распространилось по всей территории страны». И, пожалуй, его слова не лишены смысла.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter