Судья Малиновского райсуда Одессы Александр Гарский / фото УНИАН / Лариса Козовая

Судья Александр Гарский: Если воришки не прочтут книги, сядут на три года в тюрьму. Компромиссов быть не может

14:58, 03 ноября 2021
25 мин. 3259 Интервью

Судья Малиновского райсуда Одессы Александр Гарский в интервью УНИАН рассказал, почему приговорил двух парней, попавшихся на краже магнитолы, к принудительному чтению, о личностях, которые такого наказания не заслуживают, а также о своих любимых книгах.

Вердикт, согласно которому двое жителей Одесской области должны осилить несколько книг, стал прецедентом в судебной практике нашей страны. Обчистив автомобили на штрафной площадке, двое парней попали под серьезную статью УКУ: покушение на кражу с проникновением, совершенную по предварительному сговору группой лиц. Однако вместо реального срока получили 3-летний приговор с испытательным сроком на год и обязательство – прочесть два романа Марка Твена "Приключения Тома Сойера" и "Приключения Гекльберри Финна", приключенческую повесть "Белый Клык" Джека Лондона и стихотворение Тараса Шевченко "Проходят дни, проходят ночи...".

Александр Вячеславович, ваш нестандартный приговор произвел большое впечатление на общественность. Аргументируя это решение, вы отметили, что, по сути, фигуранты – дети. Какому же возрасту соответствует развитие 23-летнего и 19-летнего парней?

Интересный вопрос (смеется)... Просто выяснилось, что они почти ничего не читали, их словарный запас весьма скуден. Обратил внимание, как они невпопад улыбаются, не понимая реальность происходящего даже в зале суда. В общем, создалось впечатление: они ровесники моего младшего, 12-летнего, сына. В том плане, что дури в голове хватает...

Почему выбрали именно эти произведения?

Просто недавно читал эти книги со своим ребенком, и образы всплыли сами собой. Подумал, было бы прекрасно, чтобы они их прочли, поняли суть и увидели мир по-другому. Осознали: препятствие на жизненном пути - не повод для крайностей, для краж, грабежей или убийства (инициатор кражи – 23-летний парень, работавший в Одессе на стройке. Ему обещали платить 500 грн в неделю, но, когда он хотел их получить, прораб сказал, что все потратил, оплатив свое жилье. При этом парню нужны были деньги, чтобы срочно добраться в город Белгород-Днестровский для получения документов на свое жилище, – УНИАН).

Эти природные инстинкты появились еще до создания гражданского общества, но, живя в правовом государстве, в социуме, нельзя позволять себе сделать нечто такое, что получит негативные последствия. Как сказал великий философ: "Свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека" (цитата принадлежит немецкому философу Иммануилу Канту, – УНИАН). Эти книги, как бы, говорят: "Задумайся над своей жизнью, она должна иметь какой-то смысл…".

Говорят, ту или иную книгу нужно прочесть вовремя: раньше – не поймешь, позже – время упущено… Да и дети, которых не наказывают соизмеримо их проступкам, могут "вылезть на голову".

В должности судьи работаю уже 16 лет, за эти годы вынес немало суровых приговоров. Отправить человека в тюрьму – обыденность. Поверьте, многое видел, зона, как правило, не исправляет… Наказание должно быть соразмерно совершенному преступлению. Нужно соблюсти равновесие.

В данном случае имела место кража магнитол, но ущерба как такового практически нет (вытащенные из машин две магнитолы и три динамика, фигуранты спрятали в рюкзаки. Злоумышленников заметила охрана, они бросили вещи и убежали. Потом один из парней вернулся за рюкзаком, так как вспомнил, что в нем – его документы, и сразу был задержан, – УНИАН). Дать им суровое наказание? А как же равновесие?

Проблема в том, что многие привыкли обобщать, но тогда правосудие превращается в ремесленничество. Даже при равных условиях – одинаковой квалификации деяния и возрасте подсудимых – каждое дело индивидуально. При тщательном изучении материалов в любом из них вы увидите другую личность, разные обстоятельства. "Книжный" приговор – эксклюзивная история. И в ней баланс соблюден.

Другими словами, считаете, что чтение книг поможет?

Наказание – самая неисследованная часть уголовного права. Ни один ученый толком не знает, почему нужно назначить такой-то срок (штраф и прочее), а не другой. Я прочел очень много литературы, в том числе философской, из которой фактически оно (уголовное право) произошло. И на этот вопрос никто не мог ответить ни тогда, ни, тем более, сейчас…

Более того, ни один судья, вынося приговор, не может знать, какими станут последствия. Неважно – лишение свободы или испытательный срок. Мы не знаем, будет ли приговор исполнен. Ведь все происходит фактически на доверии (приведение приговора в исполнение не входит в функции суда, – УНИАН).   

В сентябре британский суд приговорил 21-летнего студента-неонациста к чтению произведений Уильяма Шекспира, Чарльза Диккенса, Джейн Остин и Томаса Харди. Принудительное чтение – альтернатива двухлетнему заключению. Но в Великобритании судья обязался лично экзаменовать осужденного...

Я бы с огромным удовольствием проэкзаменовал "своих" осужденных. Но у нас система исполнения приговоров немного другая, за нее отвечают определенные службы. На самом деле, в Великобритании тоже так, но там судебная власть обладает куда большими полномочиями. 

Прецеденты были в Великобритании еще в 15-16 веке. Например, обвинителя наказали, взяв под стражу за то, что тот не явился в суд. Можете себе представить уровень власти?! И это – при полном доверии к суду! Наши страны нельзя сравнивать... Тем не менее, не вижу никакой сложности в исполнении вынесенного мной приговора.

То есть, у нас проконтролируют, осилили ли воришки Твена, Лондона и Шевченко?

Разумеется, я в этом убежден. Ведь взрослым людям прочесть книги несложно. Тем более, что эти произведения объективно легкие. В них нет хитроумных комбинаций, умозаключений. В моем понимании, тот же Марк Твен – выдающийся писатель, который очень просто и жизненно все раскрывает. Неважно, что описанные им действа происходят в 19 веке – все это актуально и через 200 лет. А "Белый клык" Джека Лондона рекомендую читать и взрослым… (В одесских судах уже шутят на предмет того, что из-за приговора Александра Гарского за чтение книг придется засесть и сотрудникам органов пробации, – УНИАН).

Давайте пофантазируем: если осужденные книги не прочтут, будет ли за это наказание?

Здесь и фантазировать нечего – три года лишения свободы. Это предусмотрено судебным актом. Возможно, я бы этого и не хотел, но обязан следовать букве Закона. Компромиссов быть не может.

Вы любите свою работу?

Люблю разбираться в правовых конфликтах. Стремлюсь понять, почему произошло так, а не иначе. Такая работа мне доставляет удовольствие. Конечно, неприятно, когда видишь какие-то пробелы, недоработки, в том числе в законодательстве. Ведь нужно и правовой конфликт разрешить, и так выписать документ, чтобы было понятно, почему не можешь принять другое решение. Не зря говорят английские судьи: "Нельзя, чтобы убеждение судьи шло в противоречие с законом". А у нас, увы, иногда так бывает: подходишь к конечной точке разбирательства и понимаешь, что финал несправедлив. Бывает, выходишь из процесса, и думаешь, вот что-то здесь не так: или закон не укладывается с жизнью, или наоборот…  

О каких пробелах идет речь?

Возьмем за пример это же дело о краже магнитол. С одной стороны, ч. 3 ст. 185 – тяжкое преступление (кража с проникновением, карается лишением свободы сроком до 6 лет, – УНИАН), с другой – есть обстоятельства (причина, по которой человек решился на кражу, непонимание происходящего, – УНИАН). В идеале, такого производства в суде быть не должно. Речь о досудебном урегулировании спора, как это делают, скажем, в Канаде. Это была бы фантастика! Вот, увидит прокурор определенную ситуацию, и при наличии соответствующих полномочий, сможет отправить виновных на общественные работы. Конечно, в случае таких изменений в законе, нужно придумать какие-то меры для предотвращения коррупции – пока у человека есть власть, соблазн злоупотребить ею будет всегда. От этого никуда не деться. Поэтому в "системе" должны работать честные люди. Пусть и с меньшим багажом юридических знаний…

Читая ваш "книжный" приговор, поймала себя на том, что фигуранту, которому не выдали заработанные деньги, сопереживаю, а возмущение вызывает прораб… А вам не случалось сочувствовать подсудимому?

Этот приговор отчасти и стал его [сочувствия] результатом. Ну, как так: человек проработал неделю, ты потратил его деньги на себя, поставив человека в такую сложную ситуацию... Это несправедливость, но я скован нормами закона – дело обязан рассмотреть только в рамках предъявленного обвинения. Отмечу: даже советский кодекс, который я отнюдь не приветствую, предполагал, что суд, по результатам рассмотрения дела, может вынести частное определение. Скажем, о причинах и обстоятельствах совершения преступления, или наоборот – о позитивных моментах. Как я понимаю, устраняя эту норму в кодексе Украины, законодатель предусматривал, что человек должен сам беспокоиться о защите своих прав. Плюс у нас есть гигантский надзорный орган – прокуратура, которая могла бы узнать все обстоятельства: почему не дали зарплату, что это за работодатель и прочее. То есть, все эти факторы должны быть проверены до меня, а сейчас мы с вами можем об этом лишь говорить...

А ведь фигурант мог прорабу и морду набить…

Ситуация могла развиваться по-разному. Как у замечательного писателя Антона Павловича Чехова, который любит рассуждать о справедливости и совести: это исключительная случайность, что я - доктор, а вы в палате оказались… (повесть Чехова "Палата №6", - УНИАН). Каждый должен мыслить критически. Причинив зло другому, себя не спасешь. Если кто-то это не понял, нужно его научить, компенсировать, образовавшийся в детстве пробел (при рассмотрении дела о краже магнитол судья Гарский установил, что 23-летний фигурант вырос в интернате, мать не знает, у отца – другая семья. При этом, сирота окончил лицей, получил хорошую профессию. Второй фигурант – из многодетной семьи, его отец погиб много лет назад. У этого юноши, который уже является папой маленького ребенка, неполное среднее образование. Его трое братьев сейчас учатся в 4-м классе, – УНИАН).

Когда в приговорах цитируете классиков, ассоциация с ними приходит сразу или в процессе изучения материалов?

По-разному... Это как образы. Тот, кто читает, знает – они сами всплывают в голове и с кем-то (чем-то) ассоциируются. Часто меня направляет Николай Гоголь. В тех же "Мертвых душах" он потрясающе описывает перипетии жизни, проводит интересные параллели… Бывает, смотрю на подсудимого и думаю, какой он, например, семьянин? И начинаю задавать вопросы…

В моем понимании, каждый судья должен быть всесторонне образован. Если бы стоял у станка, с меня бы требовали знания о том, как лучше сделать деталь. Но работаю судьей, и от меня требуется совершенствоваться в этом направлении. Поэтому стараюсь больше читать, что помогает заполнять пустые места в моей голове.

Подсудимый может солгать…

Я склонен доверять людям. Доверие выше подозрения – главный принцип для уголовного процесса. Конечно, иногда сталкиваюсь с тем, что люди повторно нарушают закон: выпущу какого-то воришку, а он снова крадет. Говорю ему: "Как так?.. Я же тебе поверил". А он новую историю придумывает. Само собой, смотришь на это уже по-другому. Возможно, человек говорит уже правду, но доверия больше нет.

Книги могут оказать влияние на судьбу человека?

Не попробуешь – не узнаешь. Сужу по себе – на меня сильно влияют. Когда ты прошел какой-то путь, имеешь жизненный опыт, можешь сам себе выбирать литературу, а детям ее навязывают. Есть книги, которые повествуют о вечных ценностях. Вот такую литературу нужно читать оступившимся людям. Еще было бы хорошо на уровне законодательства сформировать для них какое-то другое определение, чтобы не называть преступниками. Вот, например, несовершеннолетних ни подозреваемыми, ни обвиняемыми законодатель не называет. Они – "лица, которые привлекаются"... Или люди, к которым применяются меры медицинского характера – "лица, совершившие общественно опасное деяние". Понимаю, что это может быть из ряда каких-то фантастических предложений. Но, с другой стороны, есть люди, не заслуживающие такого "звания", как преступник. А это – клеймо навсегда, доставшееся нам со времен СССР. 

Примерно десять лет назад некоторые СМИ писали о том, как судья с такой фамилией как ваша – Вячеслав Гарский – отпустил на свободу мужчину, избившего цепями беременную… Это ваш отец?

Журналисты тогда ошиблись в имени. Действительно, мой отец тоже работал судьей, но не он, а я отпустил этого человека под подписку о невыезде. Тогда рассматривалась мера пресечения, но обстоятельства, которые были поданы в СМИ, искажены. Я установил, что к мужчине правоохранители применили методы физического воздействия, а задержание – незаконно. Более того, избиения цепями не было – это оказалось чьей-то фантазией. То есть, оснований брать человека под стражу я не нашел...

Очень интересно то, что это дело до суда так и не дошло. Насколько знаю, то была чья-то игра, в которую я не хотел вдаваться (инцидент произошел в сентябре 2012 года. Правоохранители заявили, что двое мужчин избили цепями трех женщин. Одна из них была беременной и в результате побоев потеряла ребенка. Родственники одного из задержанных утверждали: избиения не было, а "потерпевшая" якобы проститутка, за которой "стоят" сутенеры, – УНИАН).

Большой резонанс получил вынесенный в конце прошлого года ваш оправдательный приговор в отношении бывшего прокурора одного из районов Одесской области. Ему вменяли получение взятки. Поясняя свое решение, вы ссылаетесь на трактаты знаменитых юристов, цитируете роман "Мастер и Маргарита"… Какие книги посоветуете прочитать прокурору, который подозревается в коррупционных деяниях? 

Действительно, дело получило резонанс. Наверное, в силу того, что речь шла о прокуроре, и в стране ведется активная борьба с коррупцией. Вынося приговор, понимал, что может быть скандал... Взвешивал все... Но обстоятельства дела мне не позволяли поступить иначе.

Суть в том, что мне не предоставили доказательств, которые подтверждали факт получения взятки. А в обязанности судьи не входит их поиск... Суд заслушивает две стороны: являясь своего рода арбитром, он не должен искать какие-то истины. Тем более, что истина всегда эфемерна и может быть разная. Другими словами, я должен оценить доказательства. Если они подтверждают вину, есть обвинительный приговор. Если нет, то вердикт будет другим…

В данном случае все доказательства, представленные суду, сводились к показаниям одного человека, которые я признал недопустимыми. И объяснил, почему: гражданин несколько раз менял показания, то есть говорил неправду. В конце концов, я – не гадалка, чтобы угадывать, где он правдив, а где лжет. Мы так и не поняли, почему он все время менял показания… На самом деле, это дело сейчас в апелляции, и пока неизвестно, как оно завершится.

Относительно книг, то посоветовал бы Гоголя "Мертвые души". Он там делает прекрасные сравнения и с судом, и с прокурорами, которые "проводили время праздно"…

Сколько у вас таких литературных приговоров?

Начал менять стиль написания документов где-то в 2017 году, после конкурса в Верховный суд (судья Гарский по конкурсу не прошел, – УНИАН). Признаться, мечтаю, чтобы в Украине в корне изменился стиль изложения судебных решений, по крайне мере так, чтобы они отличались от советских. Мне кажется, это вполне возможно. И почему бы не делать это с помощью вечных классиков, которые раскрывают самые тонкие струны души? Может, и общество тогда станет добрее, и в новостях СМИ появится больше позитива (улыбается).

УНИАН / Лариса Козовая

Ну, идет же судебная реформа…

В моем понимании, реформа – не смена личностей, а изменения. Во-первых, мышления, во-вторых, норм, процедуры. Процедуры уголовного производства, материального права так, чтобы это не оставляло повода для злоупотреблений и возможности уйти от наказания. Чтобы оно было не слишком мягким и не слишком суровым – нужен баланс, как я уже говорил.   

Вот, например, в Верховный суд проходит конкурс, основа которого – проверка знаний. Если быть более точным, проверка памяти: сколько ты выучил норм в том или ином кодексе. Ну, выучили многие судьи, прошли это тестирование, а ими все равно недовольны.

Почему так происходит?

Возможно, нужен другой подход. Дело не только в знаниях, а и в каких-то человеческих критериях. Знания проконтролировать можно, а совесть? Вот, смотрите: чем умнее юрист, тем сложнее его поймать на нарушении. Нечистоплотный человек, обладающий соответствующими знаниями, может обставить так, чтобы все выглядело правомерно. А порядочный человек так поступить не сможет в силу своей природы. Просто, потому что ему будет стыдно.

Какой у вас самый суровый приговор?

По фигуранту, который убил девушку, а потом на теле вырезал слово "шлюха" (в августе 2014 года в пгт Великодолинское 23-летний парень жестоко убил 19-летнюю девушку, нанеся ей более 30 колото-резаных ран). До нас дело рассматривали другие суды, дважды приговор отменяли, направляли на новое рассмотрение… Признаюсь, оно было непростым. Приговор принимали коллегией в 2019 году, дали ему 14 лет. Но снова была подана апелляция, время шло… Фигурант находился под стражей. В результате, по "Закону Савченко" ему засчитали год за два, и апелляция его отпустила, так как он отсидел в СИЗО свои 7 с половиной лет.

Как вы относитесь к "Закону Савченко"?

Конечно, негативно. Во-первых, такого нет ни в одной стране мира. Во-вторых, нашли, где такие нормы применять… Выходит, мы боремся с помощью европейских ценностей против первобытных, диких проявлений. Вот, скажите, что в голове у человека, который так жестоко убил девочку, а потом поглумился над телом?!

Вряд ли в этом случае поможет чтение книг.

Не только в этом. Недавно вынес приговор – 7 лет лишения свободы. Срок получил молодой мужчина за разбойное нападение на вьетнамцев. Пришел в дом к трудолюбивым людям, жестоко избил металлическим предметом, а они его… простили. Прямо во время процесса говорили, мол, пусть только для себя поймет, что поступил очень плохо. Мы с коллегами только и делали, что переглядывались… Это дело тоже сейчас в апелляционной инстанции. Вот ему бы я чтение книг не присуждал. А, если бы передумал, то только для "зоны" – пусть там читает. Чтение книг – исключительно для людей, которые это заслуживают.

Все-таки, какие бы книги ему присудили?

Достоевского "Преступление и наказание", которое потрясающе раскрывает все фибры души человека после того, как он сотворил непоправимое зло.

Думаете, он бы понял?

Это – другой вопрос. Он должен был бы отбыть наказание и прочитать. Точка. Другими словами, отбыть срок и хоть что-то сделать для собственного развития. Неужели лучше, чтобы осужденный просто отработал в бараках? Потом вышел, но не факт, что осознал. А вот если за это время ему пришлось прочитать с десяток авторов и только после этого претендовать на УДО (условно-досрочное освобождение, – УНИАН), тогда – другое дело. Опять-таки, не попробуем – не узнаем. Остается только предполагать.

Вам удается определить уровень умственного развития того или иного фигуранта до экспертизы или без таковой?

Не могу что-то утверждать. Я же делаю выводы, исходя из своего образования и каких-то личных качеств. На любого человека очень сильно влияют чувства. Хочет он того или нет. Например, нам нравится какой-то человек, а почему – объяснить не можем. Так и здесь. Фигурант только зашел в зал, ни слова не сказал, а ты уже можешь сделать о нем какие-то выводы. Надеюсь, ощущения меня не подводят.

В целях саморазвития прочитал книгу известного американского психолога Пола Экмана, который стал консультантом популярного телесериала "Обмани меня". Он специалист в области психологии эмоций, межличностного общения, как никто другой распознает ложь. К его услугам прибегают даже ФБР и ЦРУ… Так вот. Он предостерегает: не спешите с выводами – можете ошибиться. То есть, даже, если видишь у человека явные признаки лжи – определенная мимика, жесты, это может ввести в заблуждение. Оказаться, например, просто поведенческими особенностями.  

Жалость, сочувствие, понимание, участие… Какое из этих чувств вами чаще овладевает на том или ином судебном процессе?

Жалость – плохое чувство. Если человек искренен, то заслуживает сочувствия и милосердия. Но нужно быть осторожным. Ведь случается, что подсудимые хотят этим просто воспользоваться.

Приведу пример. Рассматривал дело, в котором фигурировала молодая женщина – мать троих детей. Раньше ее судили за грабеж и угон. Обстоятельств этих преступлений не знаю, просто видел предыдущие приговоры Приморского райсуда Одессы, который дал ей пять лет с 3-летним испытательным сроком. А она уже через 10 месяцев совершила крупную кражу. Причем, на доверии. Вместе с подружками в центре города, на Дерибасовской, познакомилась с мужчиной, поехала к нему домой. Под воздействием алкоголя потерпевший уснул, а женщина вынесла имущество почти на 100 тысяч грн. На что она рассчитывала? Пришла на заседание с младшим ребенком, как я понимаю, чтобы разжалобить. Но это – неправильно! Смотрите, что мы имеем. Вместо того, чтобы исправиться, женщина совершает другое преступление. Потерпевший никогда не получит компенсацию: она просто не сможет возместить нанесенный ущерб – сумма для нее фантастическая. Выходит, фигурантка умышленно продолжила нарушать закон, надеясь остаться ненаказанной. Мое убеждение: этот человек не заслуживает сострадания, несмотря на наличие детей, которыми она, к слову, спекулирует. Книгами ей не поможешь. Я ей присудил 5 лет и 1 месяц лишения свободы. Когда зачитывали приговор, гражданка повела себя очень агрессивно, дескать, я же никого не убила, а кража – ерунда... Тогда окончательно убедился: поступил правильно.

Какова реакция коллег, руководства на ваш нестандартный подход?

Мы обсуждали саму концепцию с Леонидом Григорьевичем (председателем Малиновского суда), и он отнесся позитивно. А коллеги – по-разному. Бывает и с сарказмом (смеется).

Кто из известных (или не очень) юристов ваш кумир?

Со мной всегда Анатолий Федорович Кони (знаменитый судья, литератор, доктор уголовного права, годы жизни – 1844-1927, – УНИАН). Он просто Бог юриспруденции. У меня его восьмитомник, который я разбираю буквально на молекулы. Каждая его статья, слово – высочайшая мораль. Труд Кони "Нравственные начала в уголовном процессе" обязан прочитать каждый юрист. Если среди современников, то, честно говоря, восхищаюсь председателем Малиновского райсуда (райсуд возглавляет Леонид Личман, – УНИАН). У него выдающийся путь... И в Верховном суде работает уроженец Харькова Аркадий Бущенко. Раньше был адвокатом, занимался правозащитной деятельностью. На его счету – много выигранных дел. Судьей он стал уже в зрелом возрасте.

Продолжат ли ваши дети юридическую династию?

Вряд ли. Оба сына, слава Богу, с математическим складом ума. Старшему 20 лет, он учится на программиста. Младший профессионально занимается шахматами. Кандидат в мастера спорта с 11 лет. На командном чемпионате Украины они заняли первое место. У него все задатки будущего экономиста.

УНИАН / Лариса Козовая

Вы упомянули вечные книги, вечные ценности. Можете перечислить, какие из них для вас основные?

Федор Достоевский, Николай Гоголь, Лев Толстой, Стендаль, Флобер… Ценности? Главное – любить ближнего. Поступай так, как хочешь, чтобы поступили с тобой. Уверен, на основе этого родилось право в той же Римской империи. Любовь, доброта, милосердие, справедливость, совесть. Это было, есть и будет. Не считаю себя умнее или хитрее других. Я такой же человек, как все. Могу ошибаться и признаю свои ошибки.

При такой загруженности в суде, как много читаете?

Всегда (смеется). Сейчас начал активно изучать Римское право. Из художественной литературы – проникся Гете "Фауст". Параллельно читаю "Процесс" Франка Кафки.

Какая книга была любимой в юности?

Когда стал судьей, мне было лет 25-26, решил Булгакова перечитать – "Мастера и Маргариту". Впервые прочел почти ребенком, но тогда ничего не понял. Это как в школе читать Достоевского. Лет пять назад на меня огромное впечатление произвело "Воскресение" Толстого. Особенно, проникаешься, когда знаешь, что это его последний роман, и что написано произведение на основе настоящих событий. В частности, такое реальное дело было у Кони, который предложил Толстому запечатлеть события в книге… Да-да. Герой романа – молодой мужчина, который поехал в ссылку за женщиной легкого поведения, был на приеме у Кони – просил допуск к любимой женщине.

К слову, Лев Толстой назвал "Повесть о двух городах" Чарльза Диккенса одним из лучших произведений о доброте и нравственности. Это – одна из книг, которую обязан прочитать упомянутый вами неонацист из Британии. Признаться, тоже хочу ее прочитать.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies