Жванецкий: умных во власти стало больше, но идиотов не стало меньше

Жванецкий: умных во власти стало больше, но идиотов не стало меньше

Как только я попадаю в Украину, сразу поражает свобода – после России... Путин на любые темы говорит. Его спросишь: а где же у нас демократия, он ответит: а где? А нет. Страна такая... Никаких тем Владимир Владимирович не боится...

Участники пресс-конференции, состоявшейся после киевского концерта Михаила Жванецкого, от московского одессита ждали афоризмов. Михал Михалыч, спеша на самолет в Москву, долго ждать не заставил – засыпал журналистов перлами и самоцитатами.

Встреча превратилась в блиц-концерт. Жванецкий отодвинул стул и отвечал на вопросы стоя, как на сцене. Комментировать или анализировать было бы излишним. Ниже даем ответы-вопросы в чуть сокращенном виде.

На ком вы проверяете, смешные ли ваши тексты?

У меня есть несколько таких людей. Они собираются за моим столом. Мы всегда это делаем в сопровождении неплохой выпивочки – ну там, коньячок, что-то такое. И я читаю то, что написал. Знаете, вот эти все афоризмы, которые вам нравятся, они рождаются, их не пишешь. Их записываешь. Сразу – в записную книжку. Вот сейчас она какая-то уже... двести вторая (достает блокнот из кармана, цитирует). Погода в Москве – как могила: над тобой и под тобой – земля. Ну вот много таких высказываний.

А если говорят: не смешно?

Нет, такого не говорят. Во-первых, я запретил им такое говорить. Я сразу прекращу эти банкеты... Я вижу по лицам. Чувствую, если это неудача, мне и так больно.

Жить стало веселее за последние 15 лет?

Нет, жить было весело тогда, в советские времена. Потому что такого количества идиотов наверху я не видел. Просто рядами они шли, как армия. Приблизительно число идиотов и умных одинаковым было. Сейчас умных стало больше, но идиотов не стало меньше. Как-то так получается. Я, кажется, красиво сказал...

Как у вас с кофе сейчас? “Устал, сварил, разделся, лег и выпил?”

Нет, конечно, сейчас я приглашаю для этого отдельного человека.

Михаил Михайлович, вас, наверное, как и всех юмористов...

Вы все-таки считаете меня юмористом? Ну, давайте...

Все ждут, мол, сейчас придет Жванецкий, он что-то выдаст...

А что делать? Я постепенно стал наглеть. Если от меня ждут чего-то умного, я затыкаюсь абсолютно. Только в атмосфере свободного творчества... Тяжело все время рожать что-то. Я просто стал молчалив. Раньше я больше пользовался звуком, теперь – изображением.

Вы говорили, что люди, уходя в политику, теряют чувство юмора. Почему же у нас такая смешная политика?

Когда собирается много людей, потерявших чувство юмора, всегда это вызывает смех огромный – у всех, кто это наблюдает. И, как только я попадаю в Украину, сразу поражает свобода. После России. И видишь эти дебаты в парламенте, потом видишь те же дебаты по телевизору, потом – те же дебаты – утром, днем. И журналисты перестали анализировать, они только ставят вопросы. А там один вопрос – и пошли дебаты с новой силой... И это уже вызывает смех.

В России не так смешно?

В России делают как умеют, делают как умеют, делают как умеют... Открывают чемодан – а там советская власть! Что бы не делали – нет другого опыта у людей...

Теперь мне кажется, задача, чтобы в Украине хоть что-то появилось, хоть что-то. В культуре – хоть что-то. Не может быть такой пустыни. Если будет свобода здесь, мы рано или поздно еще соберемся...

Насколько отношения наших президентов влияют на отношения между Украиной и Россией? Хватает у них юмора?

Я с Виктором Андреевичем не встречался. Мне кажется, он печальнее. Наш (Путин. – Авт.) – повеселее. У него большой опыт, он шутит... И Черномырдин есть... Но, говорят, мэр Киева тоже в порядке...

Вот Путин на любые темы говорит. Его спросишь: а где же у нас демократия, он ответит: а где? А нет. Страна такая. Никаких тем Владимир Владимирович не боится.

Как вы относитесь к юмору “Камеди клаб”?

Я преимущественно слежу, как к нему относитесь вы. Для матюков есть забор. Мы на нем всегда писали эти выражения. Потом долго боролись с этими заборами, чтобы их снесли. В том числе, потому что на них были много матюков. Вот заберите у этих ребят мат – они много теряют. Но, говорят, из десяти миниатюр одна у них бывает по-настоящему хорошей.

На днях будем отмечать 15 лет дипломатических отношений России и Украины. Как вы их оцениваете?

А очень высоко. Пусть они так и продолжаются. Не дай Бог только, чтобы поставили границы, сделали визы, ссорились из-за чего-то...

Как вам живется в Москве?

У меня ощущение, что я сплю на рабочем месте там. В кабинете постелил и лежу. Вот такое ощущение в Москве. Там живешь как моряк, там живешь возле искусства... Там есть, к кому прислониться. Но это все рабочее место. Москва стала городом одного дела. Ты полдня едешь, чтобы подписать, полдня едешь назад. Никакой жизни. Поэтому только 3–4 месяца там. И когда я сваливаю в Одессу, тихую... В которой сейчас тоже как на передовой – дискотеки, фейерверки... Столько праздников... В первую ночь! Ба-бах, ура-а! И тишина. Что они отметили ночью?

Так что в Одессе свои муки, в Москве – свои. Я не много говорю?

Как вы относитесь к произведениям, которые издают наши политики?

Я бы относился, но я их не читаю...

(“Я вам процитирую Жванецкого, – звучит голос из зала. – Такие писатели живут дольше своих произведений”).

Записал Дмитрий Стаховский, фото автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter