Среда,
18 октября 2017
Наши сообщества

С птичьим гриппом Украине придется жить не один год

Поначалу птичий грипп казался далеким и не обязательно опасным. Тепер он – в Украине, а, значит, рядом. Способны ли мы защитить себя? Вот мнение главного ветеринара Украины Ивана Бисюка

- Иван Юрьевич, какая ситуация сегодня в Украине и в мире с этим заболеванием?

- Такая же, как и в мире.  Сегодня  птичий грипп зарегистрирован в 37 странах мира. В той же Европе практически уже не осталось стран, где бы не было зарегистрировано это заболевание. Другое дело, где выявлены случаи заболевания птичьим гриппом - в дикой фауне или у домашней птицы, но птичий грипп есть уже практически есть везде.

При этом  могу сказать без преувеличения - мы находимся в лучшем положении, так как борьбу и профилактику заболевания птичьим гриппом, по сравнению с другими странами Европы, ведем с октября прошлого года и имеем собственный опыт. К нам сегодня обращаются другие страны с тем, чтобы наши специалисты поехали к ним и обучили их специалистов диагностике. То есть, если раньше мы просили о помощи, то сегодня уже сами имеем определенный опыт и можем им поделиться.

-  А как обстоят дела в Крыму?

 - Сегодня в Крыму нет ни одного неблагополучного пункта. Надо постучать (улыбается). Всюду, где были очаги заболевания, сняты. Мной дано разрешение ветеринарной службе Крыма на продажу на рынках республики домашней птицы после санитарно-ветеринарной экспертизы. Мы также разрешили во всех населенных пунктах, где были выявлены случаи заболевания птичьим гриппом,  выращивать домашнюю птицу, при условии, что она будет содержаться изолированно, чтобы не было контакта с дикой, перелетной и синантропной птицей.

- Логично, что при миграции перелетных птиц риски, как говорится, увеличиваются.  Что мы  ожидаем нынешней весной?

- По нашим прогнозам, вспышки обязательно будут, хотя спрогнозировать статистику  сложно. С 20 марта по 20 апреля идет активная миграция птиц, этот период мы должны пережить. Думаю, население поймет нас, изолирует домашнюю птицу хотя бы на месяц. Тут не нужно паниковать.  Надо понять, что с птичьим гриппом нам придется жить не один год, что он будет иметь место на территории Украины долгое время, пока не будут найдены эффективные методы борьбы с ним.

У нас многие регионы являются зоной опасности, так как через территорию Украины пролегают два вертикальных пути миграции птиц и один горизонтальный. Один – из Северной Африки через Турцию, Румынию, Украину на Белоруссию, второй немного севернее, через Днепропетровск на российскую территорию. Третий - из Зауралья, через Урал, территорию Крыма и дальше на Румынию и Болгарию. Кроме того, есть еще наши внутренние горизонтальные пути. Это, скажем, Днепр – Шацкие озера.

- И как нам уследить за этими маршрутами?

- Мы отслеживаем ситуацию не только в зоне повышенного риска, но и по всей территории Украины, проводим мониторинг. С начала этого года сделали в Украине почти 10 тыс. проб на высокопатогенный вирус гриппа птицы. Это пробы и у дикой, и перелетной, и у домашней птицы. Люди беспокоятся, обращаются к нам, и мы не можем отказать, проводим исследования, хотя это не дешевое удовольствие.

- Имеет ли Ветслужба стратегию профилактики птичьего гриппа?

- Сегодня, если где-то в населенном пункте появится такой грипп, мы уже не будем уничтожать птицу во всем населенном пункте -  только в районе этого двора, в 4-5 соседних дворах. Это вызывает меньше нареканий со стороны населения,  требует меньше затрат, эффективность же при этом не уменьшается. Это нормальная практика, и мы ее будем продолжать.

- Будет ли в Украине проводиться вакцинация птиц?

- Мы завезли несколько вакцин из Нидерландов и Китая, провели первые исследования в нашем Научно-исследовательском институте и будем еще в течение минимум 60 дней их продолжать, чтобы принять окончательное решение, работает ли вакцина.

Сейчас мы заказали в Великобритании специальные шкафы. Стоимость одного шкафа - около полумиллиона гривен, мы выделили средства на два. Это специальные шкафы с серьезными фильтрами, потому что высокопатогенный грипп, это, по сути, биологическое оружие, и мы не можем проводить такие эксперименты где угодно, нужны соответствующие условия.

Завезем шкафы в первых числах апреля. В этих шкафах мы сможем проверить вакцины.

В ходе эксперимента прививается  птица, берется кровь. Если мы видим, что вакцина дала птице иммунитет, садим птицу в эти шкафы и заражаем ее высокопатогенным вирусом гриппа. Следует также выяснить, будет ли вакцина держать иммунитет, будет ли вирусоносительство… Только после этого можно принимать решение о вакцинации. То есть, сегодня вакцину сделать не так уж и сложно, сложнее понять, насколько она эффективна.

Вместе с тем, необходимо понять, что вакцина – это не панацея. Когда мы, скажем, говорим о болезни Нью-Касла, вакцинация от этого заболевания помогает сохранить птицу от гибели. Но когда мы имеем дело с высокопатогенным гриппом, уже не  стоит вопрос о птице - будет она жить или нет, речь идет о том, чтобы заболевание не передавалось человеку. И если в ходе эксперимента мы увидим, что после вакцинации птица не станет носителем вируса -  нет вопросов. Если же вирус привьется, мы не будем использовать вакцину ни при каких условиях. Потому что хозяйка, у которой привили птицу, рассчитывает, что птица здорова. Мы обманем людей, вирус сможет перекочевать к человеку, и при этом мы даже не знаем, как он будет мутировать.

- А как же страны, которые заявили, что будут прививать птиц? Россия, например, уже проводит вакцинацию…

- Все страны, которые говорят о вакцине, не подкрепляют свои заявления результатами, действуя лишь  экспериментальными методами. Сегодня ведутся в основном бизнесовые разговоры – купите у нас вакцину.

Мы прививаем птиц от болезни Нью-Касла, это также вирусное заболевание. Прививка от болезни Нью-Касла дает повышение иммунитета, птица становится менее восприимчива к заболеваниям. Когда, к примеру, мы с октября мы начали активно «вакцинировать птиц от Нью-Касла» в том же Крыму, на других территориях случаи заболевания птичьим гриппом стали уменьшаться. Поэтому я склоняюсь к тому, что мы должны настойчиво вакцинировать птицу от болезни Нью-Касла, повышая тем самым ее устойчивость к заболеваниям. У нас вакцина эта есть, она относительно недорога, и мы можем за бюджетные средства прививать поголовно всю птицу.

Сегодня во Франции проводят исследования по вакцинации гусей, в Голландии – индюков, Россия начала говорить об использовании вакцины, мы свою делаем. Посмотрим, как дальше будут действовать вакцины в этих странах, как они себя поведут. Кроме того, на сентябрь этого года на уровне Международного эпизоотического бюро предусмотрена отработка общего комплексного плана, где будет сформулировано, какие вакцины и где можно использовать.

Так что, думаю, нынешней весной мы еще не будем использовать вакцину, поскольку точно не знаем, какой может быть эта вакцина, а запускать в Украину без предварительной проверки вакцины из других стран, делая, таким образом,  из Украины полигон по исследованию тех или иных вакцин, департамент не собирается.

Ситуацию в России я не могу комментировать. Единственное, что я знаю, что ни одна страна мира не продемонстрировала эффективную вакцину. Вирус сегодня так мутирует, что в разных уголках одного села один и тот же вирус может по-разному реагировать на вакцину. А просто вакцинировать - это очень дорогое удовольствие. По вакцине, которую я знаю – это порядка 50 копеек на одну голову, в масштабах страны - колоссальные средства.

- Во многих случаях мы обращаем взоры в сторону более развитых стран. Образно говоря, Запад нам поможет. Поможет ли он в нашем случае, в борьбе с птичьим гриппом? Скажем, ранее вице-премьер-министр Украины Юрий Мельник заявлял, что Украина ведет переговоры со Всемирным банком по поводу получения средств на оборудование лабораторий. Продвигается ли работа в этом направлении?

- Продвигается. Несколько дней назад состоялась очередная рабочая встреча, где обсуждались конкретные технические аспекты этой программы. Речь идет о том, чтобы оборудовать одну референс-лабораторию – для этого необходимо около 1 млн. долл. Мы предложили также комплексный план:  профинансировав 15-20 млн. долл. на создание одной референс-лаборатории по птичьему гриппу, можно еще сертифицировать минимум 10 областных лабораторий, чтобы они могли проводить соответствующие исследования, связанные не только с гриппом птицы, но и исследования, допустим, качества сырья. Одним словом, работа идет весьма активно. В ней есть, определенные этапы, и шаг за шагом мы, уверен, приблизимся к результату.

- То есть, птичий грипп не будет нам страшен?

- По крайней мере, мы будем четко знать, как с ним бороться, и гораздо больше, чем сегодня, будет зависеть от нашей настойчивости и профессионализма.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение