Политический кризис и фактор Мороза

Политический кризис и фактор Мороза

Гарантия стабильности Мороза – в поддержке политического конфликта... Мороз осознает, что это его лебединая песня, потому так вдохновенно поет... На страницах новейшей истории Украины он видит себя отцом парламентаризма... Экспертные оценки

„Предатель”, „мастер интриги” „отец политической реформы”. Эти все определения касаются одного политика. За два года он прошел политический путь от участника Майдана до одного из столпов антикризисной коалиции. В современной политической ситуации его роль приобретает все больший вес, хотя уровень электоральной поддержки его политической силы, согласно с исследованиями социологов, напротив, падает.

Страна уже две недели наблюдает эпопею с обнародованием и публикацией закона о Кабинете министров, который стал камнем преткновения в конфликте между Президентом и коалицией. Решающую роль в этой истории играет его подпись.

Слабый или сильный? Последовательный или нет? Предавал или отстоял свою позицию? Расцвет политической карьеры или ее „лебедина песня”? Мы поинтересовались у политиков и политологов.

Юрий Костенко, председатель УНП:

ЭТО НЕ СИЛА ИЛИ СЛАБОСТЬ ПОЗИЦИИ, ЭТО ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОСТИТУЦИЯ

Мороз не принимал участия в Майдане. Он использовал Майдан исключительно для того, чтобы провести себя и свою партию на парламентских выборах. Именно поэтому на президентских выборах он пошел против Ющенко, зная, что это безнадежное дело, именно поэтому после своего поражения Мороз пришел к Ющенко, когда наиболее вероятной стала его победа. Таким способом он создал себе условия, чтобы с помощью Ющенко войти во власть. К величайшему сожалению, Ющенко не понял этих тактических шагов Мороза и отдал ему весомый ломоть власти, к получению которой Мороз не имел ни одного отношения.

Что же касается сегодняшней ситуации, когда Мороз пошел на сотрудничество с олигархами, то здесь не нужно питать иллюзий – это для него естественное состояние. Когда говорят, что Мороз кому-то изменил, то могу сказать, что знаю его с 90-го года, и он никому не изменял. Это его позиция. Он видит Украину исключительно из своего кресла Председателя ВР, а не с позиций национальных интересов и украинской государственности. Здесь чистая конъюнктура, а не идеология и убеждение. О независимой Украине беспокоится очень ограниченное число политиков, большинство использует ее или для собственного обогащения, или для получения определенной должности.

Мороз не думает о том, что своими шагами он перечеркивает будущее СПУ, поет свою политическую лебединую песню. Возможно, если перенесут выборы Президента в парламент, он еще раз сыграет на выборах. Это то, что его может интересовать. С отходом от политики Мороза его партия обречена на отмирание, потому что он использовал СПУ вместо того, чтобы сделать из нее мощную социал-демократическую силу.

Политические позиции людей, которые играют на временных противоречиях, никогда не бывают сильными. Мороз удачно использовал так называемую „золотую акцию”, но эта позиция очень скоро может быть потеряна, если „Регионы” договорятся или с НУ, или с БЮТ. Мороз сразу станет ненужным, и его начнут выбрасывать из всех расписаний. Потому его позицию нельзя оценивать как сильную или слабую, это скорее политическая проституция.

В плане перспективы для Партии регионов более интересной является Тимошенко, которая, по разным оценкам, получает до 20% голосов избирателей, но она также ненадежный партнер, потому что имеет точно такие же, как и у Мороза, личные интересы. Потому правильнее рассматривать вопрос, пойдет ли Тимошенко на сотрудничество с ПР, а не наоборот. Если она будет терять позиции, то может найти выход в сотрудничестве с ПР. Если будет приобретать, то будет пытаться играть собственную политическую игру. Об идеологических разногласиях здесь не идет речь, потому что все фракции в парламенте – это представители интересов большого капитала. Они лишь риторикой маскируют свою сущность – одни говорят о региональных интересах, другие (Тимошенко) – о социал-демократических, а НУ – о либеральной политике. Но сущность у них одна. Что же касается Мороза и коммунистов, то они на подхвате у этих мега-блоков.

Почему же сейчас ПР и БЮТ пытаются разыграть биполярную модель – партия власти и оппозиция? Для того, чтобы всегда быть при власти. Сегодня ПР при власти, а БЮТ – в оппозиции с большими полномочиями. Завтра они поменяются местами, но со своими полномочиями все равно будут при власти и будут иметь доступ к государственным ресурсам. Для Украины такая модель – наихудшее, что только может быть. ПР и БЮТ ведут постоянное политическое сотрудничество, оно скрыто от общества. Но преодоление вето на закон о Кабмине это сотрудничество высветило.

Мороз думал, что в статусе Председателя ВР сможет пять лет быть арбитром, надеялся, что со временем народ забудет о его альянсе с ПР, а он себя утвердит как крупный державотворец, но закон о Кабмине, который нарушает Конституцию по меньшей мере в 6–8 статьях, – это уже юридическая ответственность. И если сегодня этот вопрос не будет поставлен, то к нему всегда можно вернуться – не всегда же бандиты будут править. Потому, думаю, Мороз боится ответственности за нарушение закона. Насколько мне известно, сейчас идет торговля между командой Президента и Партией регионов относительно выхода из ситуации с законом о Кабмине – или это будет через внесение нескольких статей, которые противоречат Конституции, на повторное голосование (что требует 226 голосов – простого большинства), то ли это будет обращение к Конституционному Суду.

Андрей Шкиль, народный депутат (БЮТ):

МОРОЗ СОЗНАЕТ, ЧТО ЭТО ЕГО ЛЕБЕДИНАЯ  ПЕСНЯ, ПОТОМУ ТАК ВДОХНОВЕННО ПОЕТ

Ошибаются и те, кто считает Мороза разрушителем Помаранчевой коалиции, и те, кто считает его одним из наиболее последовательных политиков. Помаранчевую коалицию разрушил не он, а те, кто ее не строил. Мороз просто злоупотребил обстоятельствами и использовал ситуацию в свою пользу. Предавал он лишь своих избирателей, но я, например, и не надеялся увидеть лучший его поступок, как и много других.

Мороз сейчас в ситуации между Ющенко и Януковичем чувствует себя очень хорошо.

Присутствие Мороза на Майдане и то, что он делает сейчас, – это холодный, железный расчет, так же, как и у его тогдашнего заместителя Юрия Луценко. Лишь расчет – никаких эмоций.

Думаю, что в СПУ бесперспективная ситуация в плане электоральных успехов. Будущее самого Мороза сейчас в тумане. Нынешняя его позиция – очень сильная, наверное, самая сильная в государстве, потому что позиция того, кто находится между двумя силами, всегда самая сильная, ведь он использует и слабость, и силу обеих сторон. Но трагедия этой ситуации в том, что это состояние временно. У Мороза нет никаких оснований надеяться на то, что он опять займет ту позицию, которую имеет сейчас, – в парламенте следующего созыва. Никаких. И это еще раз подчеркивает, что измена не дает постоянной прибыли. Он прекрасно осознает, что это его лебединая песня в политике, именно поэтому он ее так вдохновенно поет.

То, что Мороз не обещает принятия закона об оппозиции во втором чтении без изменений, лишь озвучивает аксиому, что ни один большой регламентирующий закон – такой, как закон об оппозиции, – не проходит от первого до последнего чтения без изменений. И это нормально. При этом я не сомневаюсь, что закон об оппозиции будет принят. Правда, Морозу данный закон, конечно, не понадобится.

А то, что Мороз не публиковал закон о Кабмине за своей подписью, свидетельствует лишь об одном: он наслаждается своей властью. Ему это очень нравится, и он четко демонстрирует, как может действовать в позиции между Президентом и парламентом, и как будет. Это уже не золотая акция СПУ в парламенте, это уже золотая акция самого Мороза как спикера между двумя ветвями власти в Украине. Сейчас его позицию вряд ли что-то покачнет, и почти однозначно можно утверждать, что он будет спикером до конца каденции этого парламента.

Относительно того, является ли закон о Кабмине правовым или не совсем правовым актом, то это пусть решает Конституционный Суд, к которому нужно обратиться. Для этого не нужно ожидать публикации закона. Для повторного вето нет никаких оснований – ни одна буква в законе изменена не была. Он формально не действует, но он будет обнародован, в этом нет ни единого сомнения. Но ни один закон не может противоречить Конституции. Если закон ей противоречит, разночтения исправляются или новыми законами, или подзаконными актами. Так делается во всем мире. Просто нам нужно решить, что лучше – беззаконие или плохой закон.

В данной ситуации Мороза нечего бояться, потому что за ним стоит 370 голосов народных депутатов. Он никакой ответственности не несет. Думаю, он просто выдерживает паузу: вам закон нужен, вам не нужен, а решаю я. По Станиславскому, перетянуть паузу может только плохой актер, у хорошего она слишком длинной не бывает.

Андрей Ермолаєв, политолог:

НА СТРАНИЦАХ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ УКРАИНЫ ОН ВИДИТ СЕБЯ ОТЦОМ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА

Сегодня вопрос о том, кто является не номинальным, а фактическим политическим лидером парламентской коалиции – спикер или премьер, – остается открытым. Мороз и Янукович остаются двумя конкурентами за этот символический статус. После назначения на должность Председателя ВР, учитывая то, что его партия выполняет заметную идеологическую функцию, часто выступает с инициативами, Александр Мороз пытается выполнять функцию не только спикера, но и политического лидера антикризисной коалиции. Это проявляется в первую очередь в его политических инициативах, в оценках, в попытках определять стратегические цели и правила политической игры, которая является прерогативой не должностного лица, а именно политического лидера. Думаю, именно в этом заключаются особенности трансформации Александра Мороза за последнее полугодие, и не исключаю, что он от самого начала, претендуя на кресло Председателя ВР, рассчитывал именно на такую роль лидера коалиции. Другое дело, что с точки зрения презентации государственной политики это лидерство связывают с Виктором Януковичем как руководителем первого коалиционного правительства. Эта конкуренция между премьером и спикером не остра, латентна, хотя часто Мороз выглядит более заметным, по крайней мере, в медийном пространстве.

Если уже говорить об интриге институционной борьбы за власть, то она продолжается не между Президентом и Кабмином, как об этом часто пишут СМИ, а между Президентом и парламентской коалицией, поскольку речь идет о конкуренции за контроль над исполнительной властью. И роль Мороза как дирижера парламента является существенной.

Я воздаю должное Морозу как политику. Политический успех – это не электоральный успех, как часто считают наши доморощенные политики. Мол, чем больше сгреб голосов – тем лучше. Если бы это было так, то можно снять шляпы перед мажоритарщиками, которые благодаря пакетам с гречкой собирали по 96% голосов. Следуя такой логике, именно надо признать политическими лидерами.

Мороз уже начинает формировать свое политическое наследие, которым он считает парламентскую модель. Еще когда он был Председателем ВР при Кучме, велась достаточно острая борьба относительно основ внешней и внутренней политики. Именно тогда Мороз боролся за право законодательного органа формировать государственный курс и доказывал, что Конституция в редакции 1996 года это позволяет. В этом вопросе он как раз является очень последовательным. По-видимому, на страницах новейшей истории Украины он видит себя отцом парламентаризма. Думаю, что и на политические союзы он шел, исходя из того, поддерживают ли эти силы идею парламентаризма, или лишь борются за власть.

Не вижу почвы для разговоров об измене: люди просто делили власть, не смогли удовлетворить интересы Мороза, и он разделил власть с другими, – вот и все. Если же оценивать Мороза, начиная с 90-х и заканчивая настоящим, то, как по мне, он один из самих последовательных политиков в реализации собственной модели.

Думаю, что когда Мороз получил кресло Председателя ВР, для него перестал быть принципиальным состав коалиции. Он и сейчас допускает, что состав коалиции может расшириться. Главное для него – сохранить этот дуализм: должность Председателя ВР и статус лидера коалиции как инструмент правления. Другое дело, что как лидер коалиции Мороз не сможет утвердиться, потому что презентует политическую силу, которая сама переживает кризис, в результате чего ему тяжело подкреплять свои инициативы. В СПУ наблюдается „великий исход”, как в свое время в НДП. Посмотрите, сколько прежних соратников Мороза в настоящее время оказались в других лагерях – так, что часто теледебаты превращаются в сведение счетов прежних социалистов, что грустно, потому что команда социалистов была одной из наиболее согласованных, и буквально за полтора года она рассыпалась. Причина внутренних ссор – конъюнктура: и Иосиф Винский, и Юрий Луценко, и ситуация вокруг Рудьковского – это все связано с желанием не прогадать с собственной ставкой и карьерой.

Мороз получил должность Главы ВР, которая вполне адекватна его опыту и политическому таланту. С этим, очевидно, всем придется мириться до конца каденции этой Верховной Рады.

Нынешняя дискуссия вокруг предания огласке закона о Кабинете министров действительно имеет процедурные изъяны. Коалиция, и Мороз в том числе, декларируют, что проблем с законом нет, но, учитывая „белые пятна” законодательных процедур, Мороз не хотел бы стать олицетворением этого конфликта, когда на него посыпались бы все шишки. Поскольку Мороз видит себя отцом парламентской республики, ему не хотелось бы быть ее разрушителем. Он переживает за собственный имидж.

Вероятный вариант развития событий – опубликование закона с соответствующими гарантиями Президенту того, что конфликтные моменты будут сняты принятием соответствующего закона в первые дни работы сессии. У этого варианта есть один изъян, который, собственно, и заключается в потребности опубликовать закон под ответственность Мороза. Возможно переголосование закона простым большинством вместе с поправками как новый закон. Но здесь существует вероятность блокировки этой процедуры новыми конфликтами.

Думаю, в сухом остатке будет предание огласке закона при смягченной позиции коалиции. Возможно, будет заявление о готовности принять законодательные инициативы, которые будут согласованы с Президентом. Это может быть заявление коалиции или пакет встречных предложений.

Юрий Якименко, директор политико-правовых программ центра им. Разумкова:

ГАРАНТИЯ СТАБИЛЬНОСТИ МОРОЗА – В ПОДДЕРЖКЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА

В действиях Мороза всегда была определенная логика. Когда он присоединился к коалиции в поддержку Виктора Ющенко, то выдвинул ряд требований, среди которых главная, – проведение политреформы. Именно это было лейтмотивом его деятельности еще с середины 90-х годов, то есть после принятия Конституции. Когда оранжевые силы начали демонстрировать желание отойти от принципов политреформы, Мороз сделал свой выбор в интересах антикризисной коалиции, которая, напротив, была заинтересована в ее сохранении.

Но, безусловно, соблюдение своих политических принципов – не единственный мотив деятельности политика. С точки зрения политических ценностей, которые человек должен разделять, в поведении Александра Мороза действительно очевидны нестыковки и разногласия. Легитимизация правительства Януковича, наблюдение за тем, как властная команда формируется по недемократическим принципам и к тому же людьми, которые еще недавно были его политическими оппонентами, – характеризует его уже не столько как политика, а как личность.

Я бы не сказал, что нынешнее спикерство Мороза – это его лебединая песня. Также не считаю катастрофическим падение рейтинга СПУ. По данным наших декабрьских исследований, если бы выборы в парламент состоялись в ближайшее время, то СПУ таки набирает 4–5% среди тех, кто готов прийти на выборы. В среде самих социалистов фигура Мороза – главный стимул для поддержки связей с партией. Сегодня СПУ отождествляется не с определенным набором идеологем или программными принципами, а именно с фигурой Мороза, которая освящает все действия партии и ее политику. Потому любые объяснения Морозом тех или других своих шагов выглядят для его однопартийцев убедительно.

Думаю, что поведение Мороза, который остерегался ставить свою подпись под законом о Кабмине, и требовал этого от Президента, предопределено правовыми основаниями. Их игнорирование уже может быть квалифицировано как превышение полномочий. По-видимому, у Секретариата Президента были правовые аргументы, которые удерживали ситуацию. Если бы их не было, никто бы не медлил с публикацией закона.

С одной стороны, Мороз действительно достиг того, чего хотел, – политреформа внедрена в жизнь. Со второй, социалисты претендуют на роль „золотой акции”, но в сложившейся ситуации позиции Мороза достаточно шатки. Ситуативные союзы ПР с другими политическими силами могут в любой момент изменить конфигурацию, и, вероятнее всего, Мороз не сохранит свою позицию. Гарантия стабильности и сохранения кресла Председателя ВР для Мороза – это поддержание противоречий и недопущение сепаратных переговоров между коалицией и Президентом и НУ, с одной стороны, и между коалицией и БЮТ – с другой. При этом Мороз демонстрирует внешнюю позицию миротворца, политика, всегда настроенного на компромисс.

Галина Ключковская

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter