К чему приведет альянс Тимошенко (обновленной) с антикризисной коалицией

К чему приведет альянс Тимошенко (обновленной) с антикризисной коалицией

БЮТ и коалиция в четвертый раз за четыре дня составили ситуативное большинство. После таких совпадений выбитое из колеи общество еще долгое время будет подозре-вать ее в смене политической ориентации…

События пятницы в парламенте вызвали, мягко говоря, неоднозначную реакцию. Как общества, так и политиков и политологов. Диапазон оценок колеблется от «дестабилизация государственного строя» (версия Секретариата Президента) и «Тимошенко губит свою карьеру собственными руками» (политолог Виктор Небоженко) до “предотвращение противостояния и хаоса между двумя секретариатами Президента и премьер-министра” (пояснение Юлии Тимошенко). Тимошенко «последовательно отвоевывает статус центра оппозиции и ее единоличного лидера, то есть делает то, о чем много говорили, но не смогли сделать “нашеукраинцы” (такое мнение озвучил политолог Андрей Ермолаев).

Примечательно, что факт наличия договоренности о совместном голосовании не отрицают ни в БЮТ, ни в “антикризисной” коалиции. Варьируются пояснения. Скажем, Юлия Тимошенко отвергла обвинения фракции “Наша Украина” в сотрудничестве с фракцией Партии регионов. Дословно было сказано следующее: «Мы не подписывали ни меморандумов, ни универсала с Виктором Януковичем, мы не создавали с ним общего правительства, мы не направляли своих министров в правительство Януковича и делать этого не будем». Вместе с тем сразу после голосования лидер БЮТ заявила, что ее фракция отдала голоса за преодоление президентского вето на закон о Кабинете министров «абсолютно сознательно». В интересах преодоления конфликта, «который разрушал государство, между Президентом Украины, премьер-министром Украины, между секретариатами для того, чтобы навести порядок и не позорить государство на весь мир скандалами внутриполитическими».

Заметим, что все это прекрасно объясняет, почему БЮТ согласился голосовать за законопроект. Однако не дает абсолютно никакой информации, по каким причинам было дано согласие на голосование именно за кабминовский вариант закона. Также отсутствуют пояснения, почему депутаты из БЮТ не голосовали ни за одну из 42-х внесенных Президентом Виктором Ющенко поправок.

“Регионал” Евгений Кушнарев, не вдаваясь в детали, заявил, что «политические договоренности не являются ни для кого секретом». А лидер СПУ и спикер парламента Александр Мороз уведомил прессу, что фракция «БЮТ выставила условие, чтобы поддержать императивный мандат» в местных советах. По его версии именно это и было предметом договоренности Блока Юлии Тимошенко с “антикризисной” коалицией.

В сумме имеем следующее: за четыре дня ситуативное (?) голосование  в Верховной Раде привело к преодолению вето Президента на закон о продлении до 1 января 2008 года моратория на куплю-продажу земель сельскохозяйственного назначения (9 января). Преодолению вето Президента на закон о Кабинете министров. Внесению изменений в законодательство о статусе народных депутатов местных советов и Верховной Рады Крыма (введение императивного мандата). Принятию в первом чтении закона об оппозиции в редакции БЮТ. И «Наша Украина», и лично Виктор Ющенко были принципиально против этих законопроектов. В целом или в отдельных пунктах – сейчас это не имеет ровным счетом никакого значения.

Однако видение БЮТ вопросов защиты имущественных интересов сельхозпроизводителей, реформирования госуправления, статуса депутатов местных советов и прав оппозиции неожиданным образом совпало с мнением Партии регионов, социалистов и коммунистов. Что и говорить, ситуация нетипичная для отечественного политикума. И пусть не обижается Юлия Владимировна, но после четырех совпадений подряд выбитое из колеи общество еще долгое время будет подозревать ее в смене политической ориентации.

Еще один интересный аспект заключается в принятии законопроекта об оппозиции всего лишь в первом чтении. То есть либо Тимошенко не сомневается в том, что и со вторым чтением и в целом с законом в течение следующей сессии парламента проблем не будет. Что само по себе должно означать перемену ее собственного отношения к лидерам «регионалов». По крайней мере, в части склонности последних к «кидалову». Либо на фоне остальных событий успешное голосование за закон об оппозиции потеряло в глазах лидера БЮТ решающее значение.

В то же время цепочка из четырех результативных совпадений мнений БЮТ и коалиции дает следующий набор:

- на год продлен мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения;

- за это время необходимо утвердить Земельный кодекс и реестр земель;

- Кабинет министров получил несколько неконституционные полномочия в сфере контроля решений Президента. В том числе и не политических. В норме об обязательном визировании «профильным» министром  распоряжений главы государства круг вопросов не оговаривался;

- императивный мандат возвращает все без исключения политсилы к объемам политического влияния по итогам последних выборов, отменяя все переходы по фракциям и оставляя лишь возможность межфракционного блокирования в местных советах.

Видимо, ключевыми пунктами тут следует считать восстановление политического влияния на уровне местного самоуправления и землю. Что касается первого, то если вспомнить, каковы были итоги последних выборов, то в качестве безусловных лидеров политики на местах имеем все те же две политсилы – Партию регионов и БЮТ, которые сегодня явно претендуют на то, чтобы их ведущие роли превратились едва ли не в эксклюзивные. Заметно также четкое территориальное деление: «регионалы» уверенно лидировали на Востоке и Юге страны, БЮТ взял Запад и Центр.

О втором (то есть о сельхозугодьях) можно сказать, что на сегодняшний день это – единственное из основных средств производства в Украине, которое до сих пор не подвергалось масштабному переделу. Попытки имели место и не прекращаются по сей день, но перспектива принятия Земельного кодекса с высокой долей вероятности позволяет рассматривать их все (в том числе и те, что предпринимались с одновременной сменой целевого назначения земель) как самозахват, разумеется, имеющий весьма сомнительную юридическую ценность. Также следует заметить, что совокупная стоимость земель сельскохозяйственного назначения в Украине вполне сравнима со стоимостью тяжелой и химической промышленности страны, давно уже поделенной.

В то же время Земельный кадастр, о необходимости создания которого говорят все, в том числе и Президент – принципиальный противник продления моратория, – также должен быть утвержден в течение года. И вполне можно предположить, что «черновое» составление первоначальных списков земельных наделов будет отдано если не на откуп, то под контроль местных советов. Вывод очевиден.

Параллельно необходимо учесть и обещанное Морозом продолжение политической реформы, в рамках которого можно будет не только реформировать полномочия органов власти на местах, но и окончательно превратить пост Президента в сугубо декоративную должность. А заодно и ввести норму избрания Президента в парламенте. Добавим сюда еще и перспективу принятия закона об оппозиции, который фактически превращает оппозицию в эдакий суррогат государственного института, а также и перспективу преодоления вето Президента (если оно будет наложено) силами все того же ситуативного конституционного большинства в Верховной Раде.

Очевидно, речь идет о последнем этапе масштабного передела собственности, по завершении которого в Украине начнут-таки вводиться правила цивилизованной рыночной игры. В этом будут заинтересованы, прежде всего, свежеиспеченные собственники. Кстати, вероятно, что ненормально высокий процент олигархов в партийных списках последней избирательной кампании объясняется именно тем, что не успевшие впрыгнуть в последний вагон просто останутся за бортом. А не попытками спрятаться от уголовного преследования, как это предполагалось ранее.

Утверждение, что все происходящее несет в себе исключительно негатив, было бы дремучим пессимизмом. Все-таки начало построения цивилизованного капитализма и окончание дикой эпохи первоначального накопления капитала, вне всяких сомнений, должно пойти на пользу как стране, так и людям, не имеющим возможности лично, так сказать, поучаствовать во всех этих глобальных процессах.

В то же время не приходится сомневаться, что все это будет вызывать резкое противодействие со стороны тех, кто мог бы теоретически, но практически будет лишен возможности занять места в последнем рейсе к станции «счастливый олигарх». Скажем, весьма резкая реакция парламентской фракции «Наша Украина» может свидетельствовать о том, что с ними не только не договорились, но даже и не пытались договариваться.

Помимо решения шкурных вопросов, сделан шаг к реализации идеи создания в Украине двухпартийной системы, в которой и власть, и оппозиция будут себя чувствовать одинаково комфортно.

Согласие как БЮТ, так и ПР – СПУ – КПУ с предположениями о том, что в пятницу имела место договоренность между фракциями позволяет предположить, что и в будущем, по крайней мере, по ряду вопросов будет найден столь же трогательный компромисс. А «Наша Украина», пардон, из политического расклада фактически выбывает. Кстати, в отношении депутатов Верховной Рады императивный мандат пока не действует, и у БЮТ и коалиции еще сохраняется возможность пополнить свои ряды за счет беженцев из фракции, которая, по выражению Тимошенко, разрушила «все, что можно было разрушить».

Елена Перегуда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter