Возможен ли в Украине Константинопольский патриархат в обход России?

Возможен ли в Украине Константинопольский патриархат в обход России?

Глава УПЦ МП не может уволить «антиукраинцев» в рясе, если они – епископы… Москва считает, что Константинополь должен уступить ей первенство в православии…

Глава УПЦ МП не может уволить «антиукраинцев» в рясе, если они – епископы… Москва считает, что Константинополь должен уступить ей первенство в православии…

Крест28 сентября в Константинополе на заседании Синода Вселенского патриархата будет рассмотрен вопрос украинской церкви, точнее вопрос о предоставлении юрисдикции Украинской автокефальной православной церкви. Появится ли в Украине вторая юрисдикция, или Вселенский патриархат просто использует украинский вопрос в качестве козырной карты дипломатии, для дальнейших переговоров с Московской патриархией?

1996 год: как это было у эстонцев

Хорошо помню февраль 1996 года. И сам день, когда часть приходов Эстонской православной церкви, не желающих быть в составе Московской патриархии, обратились за омофором в Константинополь и получили юрисдикцию Вселенского патриархата.

Я работала тогда во Львове в агентстве религиозной информации, где подобные события отслеживались очень тщательно. Московские иерархи, возмутившись такому «самочинству», нарушили многовековую традицию, не помянули Константинопольского Патриарха в литургии. Для несведущих объясняю: в течение литургии священниками многократно возносятся молитвы за своего патриарха, Вселенского Патриарха, за духовенство, паству. И не упомянуть Константинопольского Патриарха в литургии было шагом весьма решительным.

– Что это значит? – стала я одолевать звонками львовского епископа УПЦ МП Августина. – У Москвы прервано единство с Константинополем?

– Нет. Это просто поссорились две сестры, – ответил мне владыка.

Алексий II
Ссора была улажена быстро. Покойный патриарх Алексий, которого считают очень верующим человеком и настоящим церковным консерватором, не стал усугублять ситуацию. Делегации Московской и Константинопольской патриархии вскоре встретилась в Цюрихе. Затем были проведены синоды в Константинополе и Москве, признающие существование двух параллельных юрисдикций в Эстонии. Москва, пусть уже постфактум, но признала юрисдикцию Варфоломея. Я тогда мысленно аплодировала Белокаменной. Никаких дипломатических битв, никаких схваток за «заблудших эстонских детей, которые по недомыслию хотят покинуть московскую церковь», никакой софистики. Возможно, в этой ситуации дало себя знать происхождение покойного патриарха московского Алексия (он принадлежал к прибалтийскому немецкому дворянскому роду). Возможно, святейший Алексий не стал устраивать международных церковных разборок и официального «непризнания» эстонских «националистов-раскольников», поскольку не хотел лишать благодати и причастия не чужой ему эстонский народ. А возможно, ему не оставалось ничего другого. Через семь лет после этого события святейший патриарх Алексий побывал в Эстонии. Думаю, самым трогательным моментом визита была литургия в главном соборе Таллинна. Он говорил, что именно в этот храм его водили ребенком, и именно здесь состоялась его епископская хиротония (посвящение в епископы) и что он счастлив молиться здесь, на малой Родине, снова. И я ни на минуту не сомневаюсь, что в самом храме были люди из приходов константинопольской юрисдикции. Не могли не прийти к человеку, который вырос в Эстонии, нес там пастырское служение и дал православным эстонцам законную возможность молиться там, где они хотят. Я думаю, что православные эстонцы молились с Алексием, испытывая к нему любовь и благодарность. Для меня совместная молитва русских граждан Эстонии (Московского патриархата) и коренных православных эстонцев (Константинопольского патриархата) – это как исполненная мечта. В этом событии я нахожу черты сегодняшней религиозной ситуации в Украине… Но только отдельные черты, потому что в Украине все на самом деле сложнее.

Чем Петр Толстой удобнее Петра Ющенко?

В Украине есть богословы и иерархи, которые считают, что в этом эстонском вопросе и во всех договоренностях вокруг него еще тринадцать лет назад незримо присутствовала Украина. Якобы в обмен на канонически безболезненный уход прибалтийских приходов патриарх Варфоломей пообещал Московской патриархии «не вникать» в украинский вопрос и не пытаться становиться полноправным участником улаживания церковных дел в Украине, не вести переговоров с двумя церквями – УАПЦ и УПЦ КП. За достоверность версии не ручаюсь, но косвенным подтверждением этого может служить то, что в 1997 году, побывав в Одессе, патриарх Варфоломей таки заявил, что признает в Украине только одну церковь – УПЦ Московского патриархата. Фактом остается и то, что до 2005 года украинский вопрос публично и громко в Константинополе не всплывал, и хотя источники УНИАН говорят, что делегации из Константинополя в УАПЦ приезжали, но никаких обнадеживающих месиджей из резиденции Константинопольского патриарха послано не было.

Но власть в Украине выносила масштабные планы создания поместной церкви.

Для тех, кто не в курсе, сообщаем: большинство иерархов до недавнего времени видели один путь получения автокефалии – объединение трех украинских православных церквей в одну – а потом предоставление объединенной церкви автокефалии Московской патриархией.

Вселенский патриарх Варфоломей I и Президент Украины Виктор Ющенко во время встречи в аэропорту ”Борисполь”. Киев, 25 июля
Но Президент Ющенко не верил в то, что Москва способна на такой подарок, как предоставление украинской церкви автокефалии. А поскольку единой формулы обретения поместности не существует, то по его замыслам предполагалось следующее. Константинополь предоставляет двум непризнанным церквям Украины свою юрисдикцию, а через год дает им автокефальный статус. Так сказать, если не найдется один добрый самарянин, то найдется другой. Дал бы Бог с этим самарянином договориться. Год назад во время визита Вселенского Патриарха в Киев я написала, что если бы Ющенко удалось это невероятно сложное дело, то он бы занял в украинской истории место рядом со своими любимыми гетьманами и князьями. Не удалось. Но упрекнуть его можно только в том, что к проекту поместной церкви он привлек брата – Петра Андреевича Ющенко, а не царя Петра Первого с его ловким дипломатом-разведчиком Петром Андреевичем Толстым. Тем не менее, когда мы получим автокефалию (рано или поздно, обязательно получим, этот процесс считают неизбежным даже «ястребы» из окружения патриарха Кирилла), мы оценим эти усилия...

История переговоров всех со всеми

С 2005 года встречи на Фанаре (районе Стамбула, где находится резиденция Вселенского Патриарха) украинских политиков и украинских иерархов стали если не регулярными, то, по крайней мере, содержательными.

В прошлом году перед приездом Константинопольского Патриарха в Киев на Фанаре побывали делегации УПЦ КП и УАПЦ. Если верить нашим источникам, тогда вопрос вхождения двух украинских церквей под омофор Константинополя был практически решен. Более того, якобы патриарху УПЦ КП Филарету было дано обещание, что статус поместности будет предоставлен Украинской церкви по истечении года. Абсолютно достоверно известно, что накануне визита Варфоломея в Киев к предстоятелю УАПЦ Мефодию в Киев наведался тогда еще руководитель отдела внешних церковных связей владыка Кирилл – будущий патриарх РПЦ. Уговаривал, так сказать, способствовать скорейшему и практически безболезненному для статуса и собственности вхождению в УПЦ МП. Может быть, еще что-то обещал – нам не известно. Но предстоятель УАПЦ Мефодий отказался. Он хорошо понимал, что после такого вхождения его приходы в Западной Украине за ним не пойдут, а скорее всего – с ветерком откатятся в УПЦ КП. А тут и Варфоломей вот-вот должен был приехать, что-то сказать.

Кортеж Вселенского патриарха Варфоломия I. Киев, 25 июля
Тем не менее, патриарх Варфоломей, которому в Украине был оказан самый теплый прием, омофор не предоставил и о вхождении УПЦ КП и УАПЦ в свою юрисдикцию не объявил. Возможно, его испугали грозные предупреждения Московской патриархии, а возможно, московская патриархия нашла аргументы для убеждения. (Подробное описание визита Варфоломея читайте здесь.)

Почему патриарх Варфоломей не пошел на это, практически договоренное дело? Разные священники говорят об этом по-разному. Одни считают, что Варфоломей был смущен напором Москвы, которая не постеснялась подключить турецкий МИД, чтобы как-то смирить активность Константинопольского Патриарха. А представители УПЦ КП полагают, что Константинополь всегда до деталей просчитывает последствия своих шагов, тысячу раз примеряет, взвешивает риски, сравнивают вероятные бонусы.

И вот, по версии аналитиков Киевского патриархата, объяснение поведения Вселенского Патриарха находит более поздняя встреча. Заметим, в июле патриарх Варфоломей не дает юрисдикции двум нашим церквям, а в октябре этого же года проходит предсоборная встреча, куда впервые за много лет приезжает покойный патриарх Алексий. А в июне 2009 года проходит и сам Всеправославный собор, где рассматривается вопрос духовного окормления православных приходов диаспоры. А это приходы (перечисляем так, как сказано в документе): Северной и Центральной Америки, Южной Америки, Австралии, Новой Зеландии и Океании, Великобритании и Ирландии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, Австрии, Италии и Мальты, Швейцарии, Лихтенштейна, Германии, скандинавских стран (кроме Финляндии), Испании и Португалии. 

Вопрос окормления приходов православной диаспоры был заморожен более десяти лет. Но, по умолчанию, приходы, например, Русской или Болгарской православных церквей в Великобритании считали себя юрисдикцией матери церкви, соответственно – России и Болгарии. А церковный канон предполагает, что эти церкви как бы принадлежат Константинопольскому Патриарху. Пока спор был заморожен, приходы автоматически принадлежали материнских церквям, но благодаря усилиям Москвы его разморозили. Создали своеобразные органы управления такими епархиями – епископские собрания (своего рода, архиерейские квазисоборы). При этом (внимание!) высшей инстанцией для принятия общеправославных решений назначается старший из епископов Константинопольского патриархата. Сегодня – Его Святость Варфоломей.

Если по-простому, патриарх Варфоломей стоял перед выбором. Первый: взять под омофор двадцатичетырехмиллионную паству Украины и получить в придачу кучу проблем. Это и обострение отношений с Москвой, и возможные неприятности с турецкими властями, защитить от которых Ющенко вряд ли сможет, а остальные вряд ли захотят.

Варфоломей I
Второй путь: оставить Киев, но вернуть себе пусть не былое влияние, но первенство в православном мире, и многие приходы диаспоры во вполне стабильных приличных странах.

Если такая логика имела место, то его Святость Варфоломея можно понять.

Знакомые епископы говорили, что если бы деньги, потраченные на встречу патриарха Варфоломея в Киев, пустить на информирование паствы о пользе поместной церкви, то эта церковь уже бы у нас была. Мне же кажется, главное препятствие – в другом. Во всех трех православных церквях Украины служат хорошие люди и замечательные богословы. И вся их деятельность на протяжении всех этих лет была направлена на строительство поместной церкви. Это строительство они вели разными методами, каждый из которых заслуживает отдельной публикации. В самой сердцевине УПЦ (МП), в Киевской митрополии собраны люди, глубоко понимающие необходимость поместной церкви, и активно работающие в этом направлении. Но не секрет, что там же имеются иерархи, привязанные к Москве – их единицы, но они возглавляют крупные епархии. И здесь власть предстоятеля церкви не поможет. Каким бы ни был его авторитет – церковь свой мир. Предстоятель УПЦ (МП) не может уволить росчерком пера «антиукраинцев» в рясе, если эти «антиукраинцы» – епископы, тем более – члены Синода. Просто потому, что завтра этот «антиукраинец» с приходами, с монастырями, настоятелями, которым навешал на уши антиукраинской лапши, заявит о своем переходе под прямое управление Москвы. А Москва «ради спасения душ соотечественников» на канонической территории Московской патриархии возьмет их и примет. И кому это будет нужно?

Тут активнее должно работать государство. В жизни не поверю, чтобы у уважающего себя государства не нашлось людей, способных провести оперативную работу и объяснить епископам, что не надо брать дорогих подарков у иностранных гостей и что необходимо сверять свои проповеди с Конституцией. Конечно, тут надо действовать тонко, не забывая, как велик риск излишним давлением превратить их в «мучеников», «украинскую голгофу» которых будут охотно освящать российские телеканалы.

Как это сделать? Не знаю, спросите у майора Мельниченко…

Стоит сказать, что и отношения между украинскими церквями за последние годы существенно улучшились. От взаимных обвинений, непризнания таинства крещения и межприходских войн они перешли к первым робким диалогам, частому, хоть и непубличному общению и, наконец, реальному желанию и готовности воссоединения. Такой период потепления и почти что осознания своего родства пришелся на последние годы. УАПЦ и УПЦ КП перестали называть УПЦ – московской, образованные священники УПЦ МП отказались от слова «раскольники», а к самой проблеме раскола стали относиться не как к результату злобной агрессии националистов, а к глубокой и драматичной проблеме, которая требует своего разрешения. Выросшим священникам новой формации, образованным, знающим языки и имеющим ученые степени, легко вместе разговаривать, независимо от того, к какой ветке православия они принадлежат. Они не были в комсомоле, не принимали участия в разборках в беспокойные 90-е, когда старые священники отбирали друг у друга приходы, а еще мальчишками прислуживали в церкви, учились в семинариях, им не на что обижаться друг на друга. Души православного народа их волнуют намного больше, чем телодвижения чиновничества из Московской патриархии.

Хочу посоветовать коллегам: не спрашивайте в Киевской митрополии православной церкви (МП), как они оценили визит патриарха Кирилла. На диктофон, следуя церковной дипломатии, они будут говорить правильные вещи. Зато случись вам встретиться на кофе, на подобный вопрос они ответят несколько по-другому. «Знаешь, из-за этого визита и кучи охраны мне негде было в Лавре поставить машину», – подытожил мне как-то знакомый священник. В переводе на нормальный язык это значило: приехал себе и приехал, давай закроем тему.

Визит Кирилла и его последствия

Глава РПЦ Патриарх Кирилл
Как известно, визит патриарха РПЦ в Киев поставил крест на скорейшем решении раскола. Патриарх Кирилл сказал, что поместная церковь в Украине есть, а все, кто находятся вне нее, присоединяйтесь. Правда, получилось все наоборот. Со стороны УАПЦ последовала резкая оценкавизита предстоятеля РПЦ Кирилла в Украину, который они назвали «канонической агрессией». В конце августа Синод УАПЦ принял обращение к Вселенскому Патриарху с просьбой взять под юрисдикцию УАПЦ. А из службы патриарха Варфоломея взяли и ответили: мол, хорошо, подумаем, 28 сентября на Синоде рассмотрим вопрос, а потом пришлем делегацию

Этот ответ переполошил всех. Москва не ожидала, что Константинополь «вернется к антиканоническим атакам по вторжению юрисдикции в Русскую православную церковь».

В УПЦ (МП) восстановили деятельность комиссии по диалогу с УАПЦ, а также решили создать рабочую группу по проведению диалога с УПЦ КП.

Почему вдруг Константинопольский Патриарх решил рассмотреть обращение УАПЦ – самой малочисленной украинской церкви? Признаться, немногие из опрошенных нами священников и епископов верят в то, что Вселенский Патриарх руководствуется исключительно заботой об уврачевании душ украинской паствы. Такие решения, как предоставление юрисдикции долго готовятся и серьезно лоббируются. А тут вдруг мы скоро приедем... Аналитики из УПЦ КП убеждены, что активность Вселенского патриархата объясняется тем, что Москва создала рабочую группу по изучению вопроса «первенства в мировом православии». Есть аналитики, которые считают, что внутри группы идет поиск аргументов в пользу того, что Константинопольский Патриарх таким первенством обладать не должен. В общем-то, Московская патриархия всегда имела притязания на такое первенство. Не исключено, что Константинополь поднял украинский вопрос с тем, чтобы показать, что на каждую московскую комиссию в Константинополе найдется другая комиссия, так же неприятна Москве, как московская – Константинополю.

Конечно, мы можем ошибаться. Возможно, все это действительно диктуется заботой Его Святости и желанием участвовать в делах православных церквей. И решение 28 сентября может оказаться совершенно неожиданным. Хотя вероятность этого невелика...

Хотелось бы привести слова епископа Евстратия Зари (УПЦ КП): «Поместную церковь мы получим совсем неожиданно, так же неожиданно, как мы обрели независимость. Ведь еще за неделю до этого никто и предположить не мог, что все так обернется. Давайте не будем ждать, что соберутся двенадцать персон, по четыре с каждой стороны, и решат. Давайте молиться друг о друге и любить друг друга, давайте вместе строить нашу поместную церковь, просто своей любовью, выстраивая свое собственное спасение. И у нас все обязательно получится».

Лана Самохвалова

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter