Фото УНИАН

Чем запомнился первый год генпрокурора Луценко

УНИАН подвел итоги года работы Юрия Луценко – первого в истории Украины генерального прокурора без юридического образования и далеко не первого, назначение которого началось со скандала - в должности главы ГПУ.

Фото УНИАН

Трудовая деятельность предшественников Юрия Луценко в должности генерального прокурора, часто сопровождалась общественным недовольством, шквалом критики и обвинений. Виктор Шокин, к примеру, сейчас пробует восстановиться в качестве главы ГПУ через суд. Собственно, не стал исключением и Юрий Луценко, прокурорство которого началось со скандала. Специально под его кандидатуру Верховная Рада проголосовала изменения в законодательство, позволившие занять пост главы ГПУ человеку без юридического образования. Президент Украины Петр Порошенко сразу же подписал соответствующий закон, спецвыпуск «Голоса Украины» был напечатан в считанные часы, и Рада тут же поддержала представление о назначении Юрия Луценко. Так, 12 мая 2016 года, в Украине появился новый генеральный прокурор.

На своей первой после вступления в должность пресс-конференции Юрий Витальевич озвучил ключевые приоритеты деятельности Генеральной прокуратуры. И назвал конкретные временные рамки, за которые собирается воплотить свои замыслы в реальность и уйти из ведомства, - 1,5-2 года. Стало быть, половина анонсированного срока реформирования прошла, а что же имеем в итоге – давайте разбираться.

Наказание для Януковича и Ко

4 мая 2017 года в Оболонском районном суде Киева состоялось подготовительное судебное заседание по обвинению Виктора Януковича в государственной измене. Суд лишь частично удовлетворил ходатайство защиты Януковича о вызове подзащитного в суд и в заседании был объявлен перерыв до 10 утра 18 мая (чтобы подготовить видеоконференцию с обвиняемым). Но уже только факт начала такого судебного процесса сам Юрий Луценко назвал беспрецедентным для Украины случаем. «Генеральная прокуратура от имени государства Украина будет обвинять бывшего президента в государственной измене. Этот процесс не только про гражданина Януковича. Этот процесс также про его кремлевских хозяев, которые использовали, как фиговый листок, подписанный Януковичем документ для того чтобы оккупировать украинский Крым», – заявил он.

Учитывая резонансность «дела Януковича», начало его судебного рассмотрения накануне первой годовщины трудовой деятельности Юрия Луценко на посту генпрокурора – удачный пиар-ход. Тем более, что есть еще и «бонус» в виде 1,5 млрд долларов беглого экс-президента и его окружения, арестованные по материалам расследования ГПУ (эти средства уже перечислены на счет Госказначества).

Читайте такжеЛуценко пообещал решить вопрос о розыске Интерполом украинских вип-беглецов

Напомним, именно доведения до суда уголовных дел по Януковичу и его окружению Луценко назвал одним из основных приоритетов для Генеральной прокуратуры на той самой первой своей пресс-конференции 30 мая прошлого года. «Если бы он не довел это дело до суда, в обществе звучали бы просто колоссальные обвинения против него. Он вынужден был сделать это и, в принципе, добился определенных результатов», – считает политический эксперт Тарас Чорновил. 

Также бытует мнение, что дело против Януковича – личная вендетта Луценко. Однако Чорновил полагает, что личная заинтересованность генпрокурора может быть только лишь небольшим дополнительным фактором в этом деле. «Иметь подобный мотив человеку, который лично пострадал, логично. Но, я думаю, что у всех также нас есть свои мотивы хотеть, чтобы Янукович был осужден», – говорит политолог и напоминает, что Юрий Луценко неоднократно достаточно жестко дистанцировался от вопросов, касающихся его личной заинтересованности в деле Януковича.

Чорновил убежден, что нельзя говорить о деле Януковича и как о попытке Луценко стать прокурором, который «посадил» беглого президента. В большей степени, потому, что Юрий Витальевич не может не понимать – Путин «легитимного» не выдаст, поскольку Янукович слишком много знает. А это может быть опасно для Кремля.

Ложку дегтя в дело Януковича накануне его рассмотрения в украинском суде внес Интерпол, прекратив международный розыск беглого экс-президента Украины. И пока в Генеральной прокуратуре заявляют, что Украина будет обжаловать такое решение международной организации уголовной полиции, «зрада», в виде информации о «начале реванша» бывших, уже понеслась по социальным сетям. Но, по словам политолога Петра Олещука, возлагать вину за такой ход событий и позицию Интерпола только на генпрокурора Луценко или его предшественников на этой должности - нельзя. «Вопрос в целом ко всем сотрудникам прокуратуры. И это касается не только дела Януковича, но и других громких процессов. Мы, в принципе, не помним громких историй, где бы прокуратура показала себе серьезной стороной процесса», – подчеркивает он.

С другой стороны, по словам политолога, на данном этапе такое решение Интерпола роли не играет, так как Россия не намерена выдавать Украине беглеца. Но вернуть Януковича в списки разыскиваемых преступников – можно. «Если, к примеру, Януковичу будет вынесен приговор украинским судом, я думаю, его международный розыск возобновится», – говорит эксперт.

Очистка «могильника» ГПУ

Второй ключевой приоритет, озвученный новоназначенным генпрокурором Юрием Луценко почти год назад – это большая «чистка» в Генеральной прокуратуре Украины.  «Нам нужно вместе реформировать этот генеральный «могильник». Нам нужно сделать из ГПУ современную европейскую институцию», – заявлял он.

Начать очищение системы в ведомстве решили с тайной проверки добропорядочности прокуроров, на реализацию которой отводилось 6 месяцев. Проверка должна была включать в себя сбор информации о профессиональной деятельности, образе жизни сотрудника прокуратуры и коррупционных рисках. Для реализации такой проверки своим приказом от 16 июля прошлого года Генпрокурор обязал сотрудников ГПУ, региональных и местных прокуратур ежегодно подавать так называемую анкету добропорядочности.

Предполагалось, что несоответствие данных, отраженных в налоговой декларации или анкете добропорядочности, даст основание для проведения служебной проверки. Кроме того, поскольку эти анкеты в открытом доступе вывешиваются на сайте Генеральной прокуратуры, любой гражданин, прочитавший анкету и уличивший прокурора во лжи, сможет напрямую сообщить об этом в ГПУ.

Но проблема в том, что даже сами анкеты вызывают большие сомнения в эффективности указанного инструмента выявления «недобропорядочных прокуроров». В этом документе сотрудники прокуратуры просто подтверждают или опровергают ряд утверждений, которые не предусматривают никакой конкретики. К примеру, в перечне утверджений имеются следующие: «Я не осуществлял действий, порочащих должность прокурора»; «Я своевременно и достоверно декларировал имущество, доходы, расходы»; «Мой уровень жизни соответствует имуществу и доходам меня и членов моей семьи». При заполнении анкеты сотруднику прокуратуры необходимо просто вписать в пустующие строки «подтверждаю» и ничего больше…

По мнению общественных активистов, тайная проверка добропорядочности ничего не дала. Глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин отмечал, что, вместо увольнений, Луценко «наказывает» недобропорядочных прокуроров выговорами и предупреждениями. В результате, по словам эксперта Центра политико-правовых реформ Александра Банчука, из 12,5 тысяч прокуроров к дисциплинарной ответственности были привлечены… трое.

Банчук называет реализованную таким образом тайную проверку добропорядочности сотрудников прокуратуры «жирным минусом в деятельности генпрокурора». «Законом было определено, что генеральный прокурор определяет порядок проведения тайной проверки добропорядочности сотрудников прокуратуры по своему приказу. То есть, в рамках законодательства и европейских рекомендаций, генеральный прокурор мог определить любой механизм, а не только составление анкет. Но он этого не сделал», – объясняет эксперт.

Вторым этапом «очищения генерального могильника» должно было стать создание генеральной инспекции ГПУ по образцу инспекции Департамента юстиции США. Причем, идея, озвученная Луценко сразу после вступления в должность генпрокурора, ему не принадлежит. Генеральная инспекция была создана еще в декабре 2015 года (за полгода до назначения Луценко) по приказу Виктора Шокина. И, по сути, работала только на бумаге.

Луценко дал старт новому этапу в существовании генеральной инспекции - в августе прошлого года генпрокурор подписал приказ о подборе кадров, была создана конкурсная комиссия и с января этого года орган начал свою работу.

В экспертной среде это оценивает положительно. «Определенные результаты уже есть. В недавнем интервью глава инспекции Владимир Уваров сказал, что в суд были переданы уголовные производства касательно девяти прокуроров», – подчеркивает Александр Банчук.

Что же касается качественного очищения прокурорской системы, по его словам, оно существенно буксует. Эксперт напоминает, что, одновременно с назначением на должность генпрокурора, был принят закон, позволяющий набирать прокуратуры людей с юридическим образованием, но без прокурорского стажа. Однако конкурсы в региональные и генеральную прокуратуры проведены не были. «Конкурсы были проведены только в местные прокуратуры, и там определенное обновление случилось, но ведь это -  самый низкий уровень. На высоком уровне, в региональных прокуратурах и ГПУ очистки не было, новые люди не пришли, и обещания генерального прокурора в этой части осталась невыполненными», – говорит Банчук.

Впрочем, по его мнению, ситуацию еще не поздно исправить - с 15 апреля этого года вступили в силу изменения в закон о прокуратуре в части выполнения положений о функционировании органов прокурорского самоуправления и Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров. Теперь кадровую политику будут формировать Высший орган прокурорского самоуправления – Совет прокуроров, который избирается сроком на пять лет, и Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров.

Сомнительные победы и главные неудачи

Первый год работы Юрия Луценко на посту главного прокурора страны запомнился не только делом Януковича и «чисткой» прокуратуры. Так, еще летом прошлого года ГПУ взялась за экс-регионала Александра Ефремова «по подозрению в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины». На сегодня слушание по этому делу продолжается в Старобельском районном суде Луганской области.

Менее успешной стала попытка Луценко арестовать народного депутата Александра Онищенко, подозреваемого в хищении государственных средств в особо крупных размерах. ГПУ направила в Верховную Раду представление о снятии с Онищенко депутатской неприкосновенности, ее сняли, но парламентарий находится за пределами страны.

Читайте такжеЛуценко подтвердил, что представление о предоставлении украинского гражданства Новинскому подписывал Порошенко

Помимо этого, Луценко инициировал снятие депутатской неприкосновенности с нардепа «Оппоблока» Вадима Новинского. Как известно, Новинского обвиняют в давление на православную церковь Московского патриархата в интересах политической верхушки. Новинский своей вины не признает, дело называет политически мотивированным, но обещает оставаться в Украине и сотрудничать со следствием.

Оценивая эти три кейса, директор Цента прикладных исследований «Пента» Владимир Фесенко отмечает, что даже это – больше, чем делали предшественники Луценко. «Работа прокуратуры значительно оживилась, стала наступательной, мы видим более агрессивную (в положительном смысле) прокуратуру, и, думаю, что это заслуга Луценко», – рассуждает политолог.

По его словам, звездным часом Луценко, конечно, может стать процесс Януковича, но почивать «на лаврах» генпрокурору все еще рано – «нельзя сосредотачиваться только на борьбе с призраками прошлого, нужно реформировать прокуратуру по европейским образцам».

Впрочем, о такой «образцовой» работе ГПУ речь пока не идет вообще. А к прокуратуре и генеральному прокурору остается еще немало вопросов.

Все еще не доведены до ума дела «янтарной мафии» и «бриллиантовых прокуроров»… Одна из главных претензий – дела времен Майдана. На той самой первой пресс-конференции в качестве генерального прокурора Украины Юрий Луценко говорил о приоритетности добиться «справедливого наказания для тех, кто убивал людей на Майдане». Между тем, как известно, уголовные дела по кровавому разгону студентов 30 ноября все еще на стадии допроса потерпевших. Такая же плачевная ситуация, в принципе, по всем уголовным производствам, которые касаются событий Революции Достоинства.

И если ГПУ продвигается такими черепашьими темпами в реализации своих «приоритетов», что говорить о делах «второй очереди», среди которых, к примеру, и расследование по Иловайску, и расследование событий 2 мая 2014 года в Одессе, и другие резонансные дела, судебных приговоров по которым Украина все еще ждет.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter