Волонтер согласился рассказать о том, через что прошел, но попросил не публиковать его фото / фото УНИАН, Сергей Ревера

"Они вооружены до зубов, но это не армия": откровения волонтера, прошедшего через плен в Буче

15:07, 30.04.2022
16 мин. 37842

Зачем российские военные брали в Буче в плен гражданских, что оккупанты во время пыток рассказывали о себе, кто на самом деле занимался мародерством и что творилось в бучанских подвалах. Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал волонтер Сергей Петренко, который находился в Буче с первого дня вторжения и на себе испытал, что такое плен.

Оккупация Бучи для всей Украины навсегда останется кровоточащей раной. Смерти, расстрелы, насилие, мародерство, и самое главное – запредельная, совершенно необъяснимая жестокость.

Психологи могут до хрипоты в голосе доказывать, что абсолютно всему можно найти объяснение, даже жестокости оккупантов. Не оправдание, а именно объяснение.

Может быть. Но сейчас ни Украина, ни мир не готовы говорить об этом. Никто из здравомыслящих людей не может до конца поверить в то, что все эти зверства совершали люди. Можно ли это объяснить жизнью в российских глубинках, нищетой и отсутствием перспектив? Наверное, но сейчас нам на это наплевать.  Сейчас важно другое – эти нелюди пришли на нашу землю, вошли в наш дом и убивают нас.

Сейчас у нас нет времени на поиски первопричин их агрессии. Об этом мы подумаем после нашей победы и суда в Гааге.

Сейчас нас интересует только то, какие они на самом деле – "освободители", рискнувшие прийти к нам с оружием?

Сергей, где вас застала война?

 Война застала меня в Буче. Я - электронщик, работал в Буче над проектом по альтернативным технологиям. Так как мой партнер из Бучи, именно там мы и обустроили нашу исследовательскую лабораторию.

Первые три недели после вторжения в Буче было относительно спокойно. Именно поэтому многие и не уехали из города. По этой причине и я остался в Буче – у меня был проект, я должен был закончить работу. Где-то что-то гремело, пролетали снаряды, но еще было какое-то иллюзорное спокойствие.

фото t.me/V_Zelenskiy_official

Танки сразу были?

Да, но это были скорее залетные танки. Были кадыровцы, которых разбили на "Вокзальной", но в целом по городу люди еще как-то передвигались. Один-два танка, конечно могли проскочить, но в целом первые недели ни о какой оккупации речь не шла.

Но, опять-таки, Буча – это не три дома, это большой город, если в каком-то районе ситуация и обострялась, она не сразу сказывалась на всем городе. Например, та часть Бучи, которая в районе "Эпицентра" разрушена взрывами, а вот Лесная Буча практически не пострадала. 

Но в целом было относительно спокойно, если конечно можно вообще говорить о спокойствии на войне под обстрелами.

Как оккупанты заходили в Бучу?

Группами. Была первая группа, потом вторая, через какое-то время - третья. Все эти группы вели себя по-разному и, самое интересное, они явно не контактировали между собой. У них не было четкой координации и это бросалось в глаза.

Кроме того, там был какой-то запредельный бардак, то есть постоянная ротация. Зашла одна группировка, через день она ушла и зашла другая, потом эта ушла и зашла третья. Было ощущение, что они сами толком не понимают, что тут делают.

Что это были за группы, какие у них были шевроны?

Я ничего не могу сказать о шевронах. Опознавательные знаки я бы не запомнил, даже если бы захотел. Это военный по нашивке поймет все и сразу, а для гражданского человека нашивка мало что скажет.

Могу сказать только, что первыми в Бучу зашли русские. Потом были буряты. Вели себя по-разному, между собой не контактировали и как мне показалось, русские боятся бурятов.

фото REUTERS

В чем была между ними разница?

Если коротко и емко, то русские пили и грабили, а буряты – пили и убивали.

А если не коротко?

А если не коротко, то средний возраст и у тех и у других от 20 до 25 лет. Были, конечно и взрослые мужики, но в основном это совсем зеленые пацаны.

Русские мародерствовали. Выносили все, что могли из магазинов, вскрывали квартиры. Если жильцы не уехали и открывали дверь – брали все, что понравилось и уходили. А вот если жильцов не было – вскрывали дверь и уносили все под чистую. Алкоголь выносили ящиками и пили все подряд. Мобилки, деньги, технику, тряпки - всё это воровали ящиками и мешками.

И при этом они очень боялись, что кто-то снимет их на мобилку, куда-то выложит видео, поэтому телефоны у людей забирали сразу.

Еще интересный момент: они панически шарахались от любой бытовой техники. Запомнилось, как они бросались на распределительные щитки на заборах, так как думали, что это передающая станция. Они не понимали, что такое двухконтурный котел. Люди пытались им объяснить, что это для того, чтобы в доме было отопление, а они смотрят и не понимают.

Если описать их несколькими словами – это нищая необразованная орда. Просто нищие дикари.

Они реально не верили, что Бандера мертв. Они этого не знали. В Буче не было россиян из Москвы или Питера. Туда бросили пацанов, которые никогда в жизни не видели бойлера. Это недоросли из каких-то глухих деревень, которые никогда и нигде не учились. Все что они умеют – это пить… Хотя нет, пить они тоже не умеют.

Почему не умеют пить?

Потому что пьют все подряд, а потом, уже опьяневшие, рвутся "поговорить по душам" и рассказывают, что приехали нас спасать.

Они зобмированые, у них Путин – святой. Он для них своего рода Волдеморт – имя которое нельзя произносить вслух.

фото REUTERS

А буряты?

А вот буряты – это уже другая история. Они тоже пили, но опьянение толкало их не на пьяные слезы, оно толкало их взвести курок. Они убивали. Жестоко, без причины. Просто потому, что могут. Просто потому, что у них в руках есть оружие и они понимают, что именно сейчас, в эту минуту, у них преимущество над вами.

Они расстреливали людей на улицах, брали в плен, насиловали мужчин. Все это делали именно буряты.

Это просто больные люди. С ними нельзя говорить, это невозможно. Они в каждом видят террориста и убивают не задумываясь.

Все гражданские ходили по Буче с белыми повязками на рукавах, но их все-равно расстреливали!

Как вам показалось, они только пьют или еще и принимают наркотики?

Не знаю. Я не видел наркотики и мне не показалось, что кто-то под кайфом. Скорее нет, чем да. Им дают добро на вседозволенность и мародерство, а раздобыть алкоголь, разворовывая квартиры и магазины, гораздо легче, чем раздобыть наркоту.

Думаю, что наркоты там не было. Для зверств им вполне хватало собственной тупости и алкоголя.

Вы видели трупы на улицах?

Да видел. Некоторые тела лежали неделями. Видел, как расстреливали людей просто потому, что они оказались не в том месте и не в то время. Людей убивали просто за то, что они рискнули выйти на улицу в поисках еды.

Кстати, а что было в Буче с едой во время оккупации?

Было сложно. Я - не военный человек, поэтому с точки зрения военного ничего не скажу. Но как гражданский могу сказать прямо – Буча совершенно не была готова к тому, что произошло. По факту, после оккупации в Буче не было ни света, ни газа, ни воды, ни связи. Не было ничего. Выживай как хочешь. Если молодежь еще как-то могла пробраться в разграбленный магазин в поисках продуктов, которые еще не украли оккупанты, то со стариками была совсем беда.

Без посторонней помощи у пожилых людей просто не было шансов выжить.

фото УНИАН, Сергей Ревера

Медики были в городе? Реально было найти врача во время оккупации?

Я не знаю. Я не видел ни одного медика. Может в районе больницы и были, но я там не был. Могу только сказать, что, когда появились на улицах первые трупы их никто не убирал – ни медики, ни ТРО.

Как вы попали в плен?

Я занимался волонтерством. Развозил на велосипеде людям помощь: еду, воду, лекарство. Всё, что было на тот момент нужно, всё, чем мог помочь. Остановили, забрали все документы, связали руки и повели.

Привели в так называемый "штаб".

Там были еще задержанные?

Да, нас было девять человек.

Вы знаете, куда вас привели?

Обычная квартира в многоэтажке на четвертом этаже. Я даже знаю этот дом – десятиэтажка на Малиновского. Заставили раздеться до трусов, искали татуировки. У меня есть одна маленькая татуировка на груди – знак зодиака. Внимательно осмотрели, спросили что она означает, но не били.

Кормили?

Да. Давали и еду, и воду. Продержали сутки и отпустили. Правда, документы не вернули.

Через пару дней опять задерживают и опять те же самые русские. Приводят в тот же дом, только на другой этаж

фото УНИАН, Сергей Ревера

Что хотели на этот раз?

Им кто-то сказал, что я электронщик. Выясняли не военный ли я.  Но, опять-таки, не били.

Сколько вас было в этой квартире?

Трое. Ночью пришли русские, надели мне пакет на голову и сказали идти. Привели в другую квартиру в этом же доме. Стоит стол, алкоголь. Говорят: "Будешь с нами пить".

Зачем?

Думаю, что хотели развязать мне язык. Они хотели понять, что я делаю в Буче, в чем конкретно заключается моя работа. Видимо боялись, что я как-то связан с ВСУ. А, может быть, их пугало то, что я электронщик и теоретически могу что-то передавать нашим, даже если в городе нет связи.

Ну и как, разговорили они вас?

Не умеют они пить. Мешают все подряд и пьют ведрами.

Естественно тут же пьянеют. Начались пьяные слезы и попытки поговорить по "душам".

И что рассказали эти пьяные "души"?

Что приехали нас спасать от Бандеры. Что мы богатые, причем все. Потом начали плакать и рассказывать, как им тяжко: в Гостомеле их бьют, на Киев их не пускают, в Бородянку они вернуться не могут так как там кадыровцы, которые от страха лупят по всему, что шевелится, домой вернуться не могут. Вобщем, чем больше пьют, тем горьче слезы.

И что вы?

Молчал, чтобы не спровоцировать. Они же все с оружием, кто знает, что пьяным придет в голову. На следующий день опять отпустили

 Что самое странное – вернули телефон. Правда он был разряжен в ноль, поэтому они не смогли его включить. В итоге сломали симку, но телефон отдали.

А что искали в телефоне?

Снимки. Думаю, боялись, что я снимал их. Они все этого очень боятся, по крайней мере русские так точно.

фото t.me/V_Zelenskiy_official

Почему вы не уехали из Бучи после этих задержаний?

Выехать уже было нельзя.  Никак.

Ни у кого из гражданских не было шансов уехать. Поэтому все просто пытались выжить.

Кто-то прятался в подвалах, кто-то - в квартирах.

Через пару дней после этих странных задержаний, меня остановили буряты. На этот раз все было гораздо жестче. Запихнули в БТР, голову обмотали скотчем, чтобы закрыть глаза. Куда везли не знаю. Но на этот раз били. Жестоко и без причины.  Били в БТРе, потом вытащили, привели в какой-то подвал.

Там были люди?

Был какой-то парень. Нас с ним поставили к стене лицом, сказали поднять руки. Потом дали мне нож и говорят: "Хочешь жить – убей его". Я отказался. Они тут же этот нож дают тому парню с теми же словами: "Хочешь жить – убей его" и показывают на меня. Он тоже отказался.

Буряты крикнули нам что-то вроде: "Вы все-равно сдохнете", забрали нож и отошли на пару шагов. Мы решили, что уходят. И вдруг прозвучал выстрел.

Нет, они не уходили, они просто отошли на пару шагов, обернулись и выстрелили этому парню в голову.

Он стоял от меня на расстоянии вытянутой руки, а его убили за то, что он отказался меня зарезать.

И что было дальше?

Я весь в его и своей крови, у меня вся одежда в его мозгах, потому что стреляли ему именно в голову. Привели в какой-то подвал, где было много помещений.

Где этот подвал?

Не знаю, когда вели у меня был скотч на глазах. Знаю только, что там  было еще человек двадцать пленных. Я никого из них не видел, только слышал. Слышал, как людей пытают, бьют.

Слышал какие-то нечеловеческие крики. Слышал, как насилуют мужчин. Потом были выстрелы и голоса замолкали.

Дети там были?

Нет. Детских криков я не слышал. Детей не было.

Что они от вас хотели?

Выясняли почему я не воюю. Тот факт, что у меня плохо со зрением казался им слабым аргументом. Били по коленям. Уже сейчас мне врачи сказали, что разбита коленная чашечка и нужна операция. Тогда я этого не знал. Тогда просто болело все тело.

Держали меня там несколько суток. Еды нет, воды нет, туалета нет. Хочешь в туалет - справь нужду в углу комнаты.

фото УНИАН

Как вам удалось выжить?

Я не помню, какие это были сутки. Все смешалось. Но вдруг в подвале стало тихо, было ощущение, что я единственный, кто остался в этом помещении. Подвал – это место, в котором слышно все. Там слышен звук зажигалки, которую зажгли в другом конце помещения. А тут вдруг мертвая тишина. Настолько тихо, что я слышу звук работающего генератора на улице. И я слышу, как к моей комнате приближаются шаги.

Я не знаю почему, но я сразу отчетливо понял, что я остался один и сегодня меня расстреляют.

И тут заскучавший кацап возьми да и скажи, что вот дескать все уехали куда-то на задание, а его оставили сидеть в этом подвале и ему скучно.

И я понял, что это мой шанс. Я постучал по двери, попросил дать сигарету раз уж не кормят. Он просунул под дверь две сигареты. Я закурил, собрался с духом и попросил хоть чашку чая.

Расчет был прост: чай не получится просунуть под дверь. Если принесет – ему придется открыть дверь, а только что он сказал, что все уехали на задание и подвал пуст.

И что было потом?

Он принес мне банку с чаем. Дверь приоткрылась и я огрел его куском арматуры. Еще в первый день плена я заметил, что из стены торчит кусок арматуры, выломал его и заточил об кирпич.

Действовал быстро, не раздумывая, ударил и сразу же сделал шаг назад в темный угол. Единственное освещение в подвале – это фонари, которые они носили на голове, поэтому спрятаться в темноте было не сложно.

Звук падающего тела услышали и тут в комнате появился еще один. Склонился над упавшим… И я вырубил его.

По крайней мере, я так думаю.

Вы занимались спортом? Откуда сила, чтобы справится с двумя военными после нескольких дней пыток?

Это не сила, это адреналин. Спортом я не занимался, но какие-то физические данные есть от природы, а если умножить это на страх и злость, в сумме получим взрывную смесь.

Вы их вырубили и что потом?

Вылетел из того чертового подвала. Бежал через какие-то дворы.

Падал, вставал, снова бежал. Почему-то не мог перелезть через забор, ноги были какие-то не мои. Тогда я еще не знал, что коленной чашечки у меня уже нет.

Помню, что забежал в какой-то двор, увидел дверь в подвал. Таких подвалов в Буче тогда были сотни. В этом подвале не было никого. Но там была консервация. Не поверите, но банку с каким-то компотом я открыл зубами.

Выпил компот и свалился от усталости. Просидел я в этом подвале дня три. Выходить боялся, так как понимал, что могут искать и если найдут – расстреляют. Помню еще, что когда били, вся голова была в крови. За эти дни кровь засохла, волосы слиплись и напоминали какую-то жуткую кровавую шапку.

А потом пришли наши…

Вы сказали, что когда вас задержали, у вас забрали все документы.  Вам их еще не восстановили?

Мне выдали справку о том, что документы забрали оккупанты. В ближайшее время я смогу их восстановить.

Вам снится плен?

Да, снится, почти все время. После того, как Бучу освободили, я еще какое-то время пытался волонтерить. Крутить педали велосипеда больной ногой уже не получалось, поэтому мы с другом развозили людям продукты на его машине. Но травма оказалась серьезнее, чем я думал. Пришлось уехать в Киев, чтобы попасть к врачам. Если получится, попытаюсь спасти ногу. Но отойду от всего этого, наверное, еще не скоро. 

И в завершение, как вооружены оккупанты? У них сильная армия?

Они вооружены до зубов, но это и близко не армия.

Да у них просроченные пайки, я сам видел эти зеленые коробки. И в них действительно просрочка, которую даже с голодухи есть не будешь. Но они реально вооружены.

Правда, есть очень важные моменты: во-первых, у них нет мотивации, во-вторых, нет даже элементарной коммуникации между своими же группами. Но самое главное – у них и сотой доли того духа, который есть у украинцев.

Это не армия, это просто банда алкоголиков, мародеров и убийц.

А банда не может выиграть войну. У них нет шансов.

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь