Кузьма: Политики скачут, как блохи, а Виктор Андреевич отдувается за них перед народом
Кузьма: Политики скачут, как блохи, а Виктор Андреевич отдувается за них перед народом

Кузьма: Политики скачут, как блохи, а Виктор Андреевич отдувается за них перед народом

07:09, 21 ноября 2007
14 мин. 1345

Депутаты понятия не имеют, что есть народ... Проголосовать и получить свой “чемоданчик” легче, чем скакать на сцене... Могилевская – придурочная в хорошем ракурсе слова... Интервью

Лидер группы «Скрябин» Андрей Кузьменко, сценический псевдоним Кузьма, пообщался с УНИАН

МОЙ НОВЫЙ АЛЬБОМ О ЛЮБВИ К СТАРУШКАМ, ПРОДАЮЩИМ СЕМЕЧКИ

Андрей, насколько мне известно, ты готовишь презентацию нового альбома. Что это будет?

Скрябин21 ноября он появится в магазинах, а официальная презентация состоится 24 числа.

Альбом называется «Про любов?» Название со знаком вопроса, потому что в альбоме будут песни не просто о любви – в нем красной линией проходит проблема людей, оставшихся за бортом корабля нашего общества, то есть людей, которым никогда не споют песен о любви.

Это те старушки, которые по переходам продают цветы, кукурузу, семечки, те дети, которые затеряны и никому не нужны, от которых отказываются родители.

Я считаю, что это проблема нации в целом. Я в последнее время побывал во многих детских домах и думаю, что буду выступать даже инициатором такой туристической программы – чтобы турагентства время от времени возили желающие в детдома, чтобы они увидели выброшенных за борт детей.

Малейшая доля нашего внимания помогает этим людям элементарно выжить, им много не нужно, можно хотя бы иногда пожать руку и сказать «добрый день». И для них это будет признак большого уважения и тепла.

Думаю, что каждый человек должен немного по-другому воспринимать свое благосостояние, люди часто хотят от жизни слишком много, и вдруг оказывается, что ты здоров, и ни ты, ни твоя семья ни в чем не хватает, и это уже наибольшее счастье. Вот в чем проблема украинцев, – что они хотят лишнего, а не нужно хотеть от жизни больше, чем она тебе может дать.

Стоит поехать к тем детям, и ты уже будешь относиться к жизни совершенно иначе.

Но не весь альбом есть такой проблемный, хотя в нем и есть социальная нить. Я люблю социальщину как таковую и всегда ее держусь. Поэтому считаю, что «Скрябин» уникальная группа, потому что у него есть такие песни, как «Сам собі країна», «Люди, як кораблі», – эти песни поднимают проблемы, которые абсолютно каждому понятны – хоть олигарху, хоть школьнику, то есть они затрагивают каждого.

Я очень радуюсь, что за 18 лет своего творчества, я до такого дорос.

Кто написал музыку и слова к новому альбому?

Все традиционно – музыка и слова мои, только наш гитарист Леша Звалинский делает свои гитарные оранже, потому что я в гитарах дилетант, поэтому не навязываю ему, что он должен играть.

Ты никогда не рассказываешь о своей семье. У тебя есть дети?

Да, десятилетняя дочь Бася, то есть Барбара.

Я считаю признаком хорошего тона не выносить на публику то, что происходит у тебя дома. Поэтому дома я имею такую реальную комфортную атмосферу, потому что о ней немногим известно.

Вижу, ты загорел. Ездил куда-то отдыхать?

Мы на школьные каникулы малую возили немного на море, на Мальдивы.

В МУЗЫКЕ Я ТАКОЙ ЖЕ, КАК ДОМА В ВАННЕ

Что такое любовь в твоем понимании?

Любовь – это ощущение максимального комфорта с человеком, который тебе нравится. Если примитивными словами объяснить, то приблизительно так выглядит мое представление о ней.

Максимальный комфорт включает у себя то, что ты без этого человека обойтись уже не можешь, а если можешь, то это уже не любовь.

Как бы ты мог самокритично оценить свое творчество?

Вообще-то мог бы, потому что я чувак самокритичный, хотя эта самокритичность появилась недавно.

Я раскритиковал бы прежде всего то, что мы делали первые десять лет. Мы делали продукт недоработанный, а афишировали его на широкую публику как альтернативную музыку. А то не была альтернативная музыка, то был полуфабрикатный сырой продукт, и только некоторые песни на альбомах, например, «Клей», «До смерті і довше», «Втікай, бо скоро буде війна», можно было назвать законченным продуктом, то есть лишь десятую часть.

Мы за все хватались, перескакивали от одного к другому, и не было в этом всем какой-то идеи.

Мы себе когда-то дали слово никогда не писать песни о любви. Но если не писать о любви, то о чем тогда? Нельзя же всегда писать гимны или какие-то проблемные вещи.

И в какой-то момент я понял: то, что мы делаем, мне чужое, и я ничего другого не придумал, как подложить под старый «Скрябин» бомбу, зажечь фитиль и подождать, чтобы он взорвался.

В 2000 году вышел альбомом «Натура», с песнями «Мовчати», «Спи собі сама» – кардинально другой по сравнению с тем, что было раньше.

Оказалось, что я такую музыку хотел делать всегда.

Я некоммерчески подхожу к своему бизнесу. Если другие люди его просчитывают, то я себе позволяю не вполне профессиональные вещи с точки зрения шоу-бизнес, например, в последнем альбоме я сделал очень отважный ход – не отбирал песни в альбому, а взял первые десять, которые мне написались – они разношерстные максимально.

Мы себе позволяем разноплановые вещи. Если взять такие песни, как «Не даєш» и «Люди, як кораблі» из одного альбома, – это кардинально разные вещи, и никто из украинских групп не может себе позволить такое. Это все равно что Верку Сердючку и «Океан Эльзы» запихнуть в один альбом.

Я думаю, что мне помог в популярности телек, скажем, «Шанс». И люди идут на наши концерты, чтобы посмотреть на то чувака, которого вроде бы знают всю жизнь.

Я решил гнать одну линию, то есть быть самим собой. Телек меня научил одному: если ты не актер, то нефиг играть, я плохой актер, я бы не смог сыграть в кино, а вот быть собой – пожалуйста. Если я вам такой хиляю по телеку, то чего я должен быть другим в музыке? В музыке я такой же, как дома в ванне.

Часто слышу от тебя матерные слова в эфире, ты даже “прославился” из-за нецензурной лексики в Ивано-Франковске во время концерта. Мэр города Виктор Анушкевичус говорил, что не позволит тебе больше приезжать во Франковск. Это ты специально делаешь или просто пытаешься быть самим собой?

Ту ситуацию во Франковске УНИАН так щедро осветил…

А мэр “сі всрав на рідонько” недавно – я слышал, что на него завели судебное дело за то, что он присвоил каких-то там 30 гектаров земли. Так что я дождался расплаты.

Дело в том, что у меня абсолютно нормальное отношение к матерным словам, я люблю острые словца, которые, считаю, придают пикантности тому, что ты хочешь сказать.

Кстати, во Франковске я не матерился, а только предложил народу закончить фразу «Чернобыль, иди ты на…», и 15 тыс. счастливых франковцев закончили так, как себе хотели. Потом, когда на меня наезжали, то я говорил, что эту фразу можно было закончить иначе, но что сделать, если народ решил так.

Меня временами порывает на такие вещи, наверное, это от панковости моего характера, хотя я пытаюсь сдерживаться, потому что у меня подрастает дочь, которой может будет неприятно прочитать, что ее папа матерится.

А может быть, ситуация в Ивано-Франковске связана с тем, что ты раньше выступал в поддержку Партии регионов? Насколько мне известно, после этого у многих людей к тебе изменилось отношение...

Не надолго – всего на два месяца... И вообще, проанализировав ту ситуацию, я понял, что то не был крик народа «О! Кузьма продался». Я был лишь частицей предвыборной операции...

После тех всех событий через два месяца нас пригласили во Львов, и мы играли большой концерт, и никто в нас не запустил ни одного яйца, и не было плакатов «Кузьма, ты донецкий жид».

ПОЛИТИКИ СКАЧУТ, КАК БЛОХИ, А ВИКТОР АНДРЕЕВИЧ ОТДУВАЕТСЯ ЗА НИХ ПЕРЕД НАРОДОМ

СкрябинТо есть ты не жалеешь, что поддерживал донецких?

Не... Я тебе больше скажу: в политике у меня нет приоритетов, я просто считаю, что я нормальный мужик, потому что я работал в фирме, которая поддерживала партию Януковича, и я корпоративно был за ту сторону, я не игрался в перебежки: здесь заработал деньги, а здесь мама и папа...

То есть политики для меня – черная дыра, они для меня абсолютно одинаковые, они скачут, как блохи из партии в партию, а Виктор Андреевич потом отдувается за них перед народом.

Никто из политиков не хочет добра народа – это все иллюзии.

Я на выборы не хожу, потому что невозможно выбирать из тех же, нет того, кому бы я доверял. Возможно, я имею какие-то симпатии к Хорошковскому, но его туда не допустят, он не та акула, которая будет с ними всеми грызться.

Я знаю много людей того покроя, поэтому не могу сказать, что я за кого-то из них, но корпоративные интересы очень важны... Я работал в фирме, которая дала мне признание, имею в виду «Интер» – это обросло разными приятными дивидендами, – потому даже не хотел рассматривать такую ситуацию, что я буду бегать с оранжевой лентой. Тем более что я абсолютно убежден: обе политических силы играют в какие-то свои шахматы.

Украинские политики понятия не имеют, что есть еще какой-то украинский народ, то есть для них мы муравейник, на который можно написять, поджечь, поржать над тем муравейником или переехать его ровером. Они инопланетяне, у них свои космические машины…

Так что не нужно ожидать от них какой-то помощи. И вообще, если бы я был с аферным характером, то призывал бы людей к бойкоту выборов.

ПОДНЯТЬ И ОПУСТИТЬ РУКУ НА ЗАСЕДАНИИ И ПОЛУЧИТЬ СВОЙ ЧЕМОДАНЧИК ЛЕГЧЕ, ЧЕМ СКАКАТЬ НА КОНЦЕРТЕ

Как ты относишься к походу культурных деятелей в Верховную Раду, в частности Русланы и Вакарчука?

СкрябинЯ отношусь к этому так, что они хотят поменять свой финансовый уровень, то есть хотят перейти на другой уровень благосостояния. Гонорары в Верховной Раде намного выше – потому что ты лоббируешь тот или иной вопрос, – и не нужно скакать полтора часа на концерте, мучаться писать песни. Стоит просто прийти на заседание, поднять, опустить руку и получить свой чемоданчик. То есть я не считаю, что они пошли делать туда какую-то революцию...

Смешно даже говорить, что люди из шоу-бизнеса смогут что-то сделать.

Ты оптимистично настроен по отношению к политическому будущему Украины?

По отношению к политическому – нет, а по отношению к Украине в целом – очень оптимистично, потому что это очень живучая страна.

Я ежедневно контактирую с простым народом и вижу, что он счастлив – кто-то счастлив от того, что бахнул себе пивка, кто-то получил “десять” по украинскому языку...

Народ умеет радоваться, и это круто, потому что бывают такие народы, которые радоваться не умеют и даже не знают, что то такое.

МОГИЛЕВСКАЯ – ПРИДУРОЧНАЯ В ХОРОШЕМ РАКУРСЕ СЛОВА

Как тебе работается с Натальей Могилевской? Ты так всегда к ней иронически относишься, пытаешься ее в чем-то подколоть…

Только для того, чтобы разжечь огонь. А так я ее очень сильно уважаю, у нее мощный профессионализм, сейчас – после аварии со спицами в руке – она дала четыре сольника за два дня в Украине и вымахала те «Танцы со звездами». Она просто придурочная, но в таком хорошем ракурсе слова придурочная, потому что абсолютно не жалеет себе, шмаляет лишь бы показать, что она лучшая.

Уже все говорят: «Наташенька, да лучшая ты, лучшая, успокойся», а она дальше своё, спицы лезут из руки, а она идет на те танцы, кульбиты свои крутит.

Меня как Льва всегда бесили женщины Львы, а Наталия – Лев. Я их никогда не мог понять, они очень непостоянны. Могила может броситься тебе на шею, и в тот же миг обматерить, послать куда подальше.

И мне доставляет радость запихивать ей под ногти такие иголочки и смотреть на ее реакцию, тем более, что она все серьезно воспринимает.

Я вижу тебя теперь по двум каналам – на «Интере» в передаче «Шейканемо» и на «1+1» в «Шансе». Как это у тебя так вышло, и не обиделись ли «интеровцы»?

Я, честно говоря, на «1+1» ни разу не был. На «Шансе» записывают кассету да и относят куда-то. А на какой канал? Хрен его знает, на какой. Я той программы не видел по той простые причине, что эти каналы у меня дома не показывают. Я смотрю каналы, на которых нет рекламы.

Я никогда тебя не вижу ни на каких-то тусовках, ни на выставках. Почему ты никуда не ходишь?

Я вообще-то человек нетусовочный, я редко хожу в Украине по разным, например, выставкам или кино. Все очень просто – не люблю лишнего внимания, оно не напрягает, но просто мешает что-то посмотреть.

А вот заграницу я люблю – и на картинки там себе отправиться, и даже в кино сходить. Я здесь никогда не хожу в кино, потому что ненавижу, когда какое-то чмо садится сзади тебя и что-то чавкает. Да выйди в поле, да и похрумай себе нормально. Иногда создается впечатление, что везде какие-то быки и коровы, а я люблю комфорт.

Я себе вычистил свой круг внутреннего общения и понял, что это секрет моего покоя. Покой – это составляющая часть счастья, и если ты здоров, имеешь что хавать, твоя семья здорова, тебя любит, чего еще можно хотеть?! Нафига пробовать перескочить ту палку – что Бубка с шестом, а ты без шеста пробуешь?

В РОССИИ НАМ СКАЗАЛИ: ЧУВАКИ, ПОЙТЕ ПО-РУССКИ, И ВЫ ПОЛУЧИТЕ САМОВАР

Еще никогда не слышала, чтобы ты говорил по-русски. Говорить по-украински – это твоя принципиальная позиция?

Иногда говорю, но с людьми, которые совсем не понимают по-украински.

Когда я служил в армии, в России, то я иногда пользовался российским, но сейчас не разговариваю на ней, потому что чувствую, что буду говорить неграмотно.

Моя принципиальная позиция – не писать на русском языке свои песни.

У меня были серьезные предложения из одного московского радио после песни «Давай с тобой заниматься любовью». Нам сказали: «Чуваки, напишите ее по-русски, и вы будете иметь там какой-то самовар или что-то вроде» («Золотой граммофон» – музыкальная награда, которая вручается в России. – Авт.). И я даже думал три минуты, а затем просто над ними поржал и отказался.

Я против россиян ничего не имею, но меня давит то, что они давят на нас. Их прессинг я чувствую очень хорошо, особенно по медиа. И даже меня бесит то, что, например, Тину Кароль – чувиху из Франковска – ее российский продюсер заставляет петь по-русски, чтобы выпихнуть ее на российский рынок. Ладно, если для человека родной русский... А это все равно, чтобы Селин Дион запела по-китайски, чтобы ее в Китае слушали.

Хреново, когда украинцы на русский переходят...

Как-то Саша Цекало (российский деятель шоу-бизнеса украинского происхождения, когда-то был женат на Лолите. – Авт.), когда мы поддерживали «озимых» (Партию «Озимое поколение». – Авт.), продюсировал наш альбом «Озимые люди». В этом альбоме была песня «Не встидайся, то твоя земля», и он мне говорит: «Андрей, ты должен написать русскую версию этого альбома, иначе ты всю жизнь просидишь в этой своей Украине».

И я себе подумал: нифига себе в «этой своей»... Мне это так тогда запало в душу, что я дал себе слово, что я никогда отсюда не уеду.

Беседовала Оксана Климончук

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies