Если компьютерная игра мешает формированию коммуникативных либо социальных навыков – это тоже плохо, отметил специалист / фото УНИАН

Специалист по игровой зависимости Николай Бугайчук: Как правило, самые мотивированные на лечение пациенты – те, кто потерял все

​​​​​​​В интервью УНИАН аддиктолог, специалист по игровой зависимости клиники восстановительной и психосоматической медицины Recovery Николай Бугайчук рассказал, когда увлечение геймерством перетекает в болезнь, почему проблему не решить, просто забрав у игромана компьютер, а также объяснил, как сформировать здоровые отношения с гаджетами.

Если компьютерная игра мешает формированию коммуникативных либо социальных навыков – это тоже плохо, отметил специалист / фото УНИАН

ВОЗ признал зависимость от компьютерных и видеоигр болезнью. Как думаете, почему только сейчас?

Есть такое понятие, как критическая масса. Если проблема касается десяти-двадцати людей – это проблема одного масштаба. Но если охватывает тысячи людей, то требует глобального изучения. На сегодняшний день, с развитием компьютерной индустрии, эта зависимость достигает размеров эпидемии, и на это необходимо как-то реагировать.

Представители индустрии онлайн-игр уже призвали к пересмотру этого решения. В частности, звучали высказывания, мол, «почему прогуливать школу и шляться на улицах – это лучше, чем сидеть дома за компьютером». Чтобы вы сказали тем, кто думает также?

Да, конечно, дома, за компьютером, ребенок не простынет и не попадет под машину. Но это узкий взгляд на серьезные вещи, а нужно смотреть объемно, с разных сторон. В любом увлечении, развлечении и деятельности важен баланс. Если человек может прогулять школу, чтобы поиграть в компьютерную игру, но сдать внешнее независимое оценивание – супер. А если прогуливание школы мешает получению образования, это уже плохо. Если компьютерная игра мешает формированию коммуникативных либо социальных навыков – это тоже плохо. Баланс – это то, чего нам всем не хватает.

C развитием компьютерной индустрии зависимость от онлайн-игр достигает размеров эпидемии, и на это необходимо как-то реагировать / fotokanal.com

А давно ли в мире и в нашей стране, в частности, обращают внимание на проблему теперь уже официально признанного игрового расстройства? Для сравнения, к примеру, о вреде курения начали говорить еще в 50-е годы прошлого века...

С развитием компьютерной индустрии проводились и первые исследования о ее влиянии. Также, как и проявлялись первые проблемы. Понятно, что нет четкой даты. Но можно попробовать ограничиться двадцатью годами, когда индустрия игр стала набирать обороты, превратившись в огромный бизнес. Поскольку в последние годы технологии и соцсети развиваются, проблема с компьютерной зависимостью стала более актуальной.

Исследованием компьютерной зависимости в нашей стране занимаются не так давно. Если сравнивать, к примеру, со странами Азии, где эти вопросы регулируются на уровне государства. Там компьютерная зависимость считается серьезным заболеванием, выделяются средства на строительство реабилитационных центров. У нас же проблемы игровой зависимости никак не регулируются, и государство на это никак не влияет. Все работает исключительно частным образом. Если, к примеру, мама 14-летнего школьника сталкивается с такой проблемой, действенный способ для нее –искать частных психологов, гештальтеров, семейных психологов.

По вашему опыту, кто чаще обращается за помощью – близкие люди игроманов или сами зависимые?

Конечно, близкое окружение. Это обусловлено и самой зависимостью, один из симптомов которой – игроман не видит проблемы. Поэтому наша работа ориентирована на формирование понимания наличия проблемы у зависимого. 

Случаи все разные. Кому-то не хватает знаний, и такой человек получает информацию, сопоставляет со своей жизнью и признают проблему. Кто-то нуждается в обширном комплексе мероприятий, чтобы начать заниматься своим состоянием. Есть пациенты, которых необходимо мотивировать обратить на что-то внимание, другим достаточно рациональной психотерапии – взвесить «за» и «против». От этого зависят сроки так называемого лечения, восстановления и реабилитации. 

Исследованием компьютерной зависимости в нашей стране занимаются не так давно, говорит Бугайчук / фото УНИАН

Неправильно было бы утверждать, что все геймеры страдают от болезненной зависимости, поэтому давайте уточним симптомы расстройства. Один вы уже упомянули – зависимый не видит проблемы.

Игровая зависимость – это тяжелая форма психологической привязанности к игре. По большей части, все свое свободное время человек уделяет игре, отвлекается исключительно для удовлетворения базовых потребностей. Начинает страдать социальная сфера, общение вне игры - с друзьями и родными - сводится к минимуму, попытки оторвать от игры вызывают у игромана агрессию. Более того, вне игры человек чувствует депрессивные состояния.

А как насчет физиологических симптомов?

Игроманы перестают следить за внешним видом. В первую очередь, наблюдается пренебрежение питанием. Соответственно, происходит похудение, истощение. За границей бывали случаи с летальным исходом. Чтобы подольше оставаться в игре, игроманы не ели, не пили, употребляли только энергетики.

По большей части, от компьютерной зависимости страдает все-таки молодежь. Поэтому, если, к примеру, родители подозревают зависимость у ребенка, в интернете есть ряд диагностик.

Игровая зависимость – это тяжелая форма психологической привязанности к игре / фото pixabay.com

Каких?

По сути, это обычный опросник-тест с балами за тот или другой ответ. Характер вопросов направлен на выявление социальных, внутренних проблем, неадаптированности. Исходя из результатов опросника, они уже смогут принять дальнейшее решение – нужно обращаться за помощью или нет.

Возможно ли уже на первой консультации диагностировать компьютерную зависимость?

После первой встречи сказать однозначно невозможно. Обычно диагностика занимает до месяца, ведь требует целого спектра собирательной информации, психологических тестов, работы с различными специалистами, в первую очередь, психологами и психотерапевтами. После этого уже можно говорить о наличии зависимости, стадии, что с ней делать и как лечить.

В тяжелых случаях требуется стационарное лечение. В это время проводится индивидуальное консультирование психолога, гештальт-терапевта, аддиктолога, который специализируется непосредственно на игровой зависимости. Важно донести человеку, что он болен. Ведь многие болезнь воспринимают только по характерным признакам – если кашляю, то простужен. Поэтому проблему зависимости многие так не воспринимают – ее ведь нельзя «пощупать», сопельки не текут. Для многих компьютерная зависимость – это комплекс, веяние, мода… Что угодно, но не болезнь.

Какова конечная цель терапии? Если сравнивать с алкозависимостью, там понятно – бросить пить. О чем мы говорим здесь? Ограничить игры, не играть вовсе…

В целом, о восстановление социальной нормы и баланса. Но все зависит от того, в каком состоянии человек. Одно дело, если он обращается самостоятельно. Совсем другое, если говорим об игромане, жизнь которого делится только на игру и на сон от бессилия. Есть люди, которым необходимо просто расчленить досуг. Кому-то показано полное ограничение, хотя бы на первое время. Каждый случай индивидуален.

По словам эксперта, существует ошибочное мнение, что достаточно оторвать от игры, и проблема решена / фото УНИАН

Давайте поговорим о предпосылках компьютерной и видеоигромании. Кто виноват?

На самом деле, зачастую, виноваты родители. Ведь это так легко – впихнуть маленькому ребенку гаджет, вместо того, чтобы развивать его физически, увлечь спортом, чем угодно. А если у ребенка еще есть предрасположенность, то в будущем это может перерасти в заболевание. 

По сути, определенные системы жизнедеятельности у него замещаются игрой. К примеру, если чувствует себя одиноким, то ищет в игре поддержку. Если плохая успеваемость, а родители никак не пытаются помочь, формируется заниженная самооценка. Каким образом ребенок может это компенсировать? Если он физически развит, то может с кем-то демонстративно подраться. Но когда личностные характеристики не позволяют этого сделать, то может воплотить это в виртуальном мире, в персонаже. Также влияют внутрисемейные проблемы, усиливаемые родителями комплексы…

Что же делать родителям для профилактики? Сомневаюсь, что за руку вытаскивать из-за компьютера…

Кстати, да, существует ошибочное мнение, что достаточно оторвать от игры, и проблема решена. Неправильно смотреть так ограничено: забрал ноутбук – проблемы нет. Нет, вы просто забрали ноутбук, а сама проблема осталась. И с ней необходимо работать, потребность игромана необходимо компенсировать либо декомпенсировтаь, замещать. А просто забрав гаджет, на самом деле, можно даже усугубить проблему. Знаете, в США был случай, когда родители забрали у сына любимую игру, а тот, в порыве агрессии, их застрелил...

Я бы сказал, что, в первую очередь, нужно проводить профилактику поведения самих родителей. Нужно заниматься ребенком, развивать его чувство значимости, больше с ним общаться. Игровая зависимость у ребенка формируется, потому что родители не досмотрели. Потому что были заняты чем угодно (собой, работой), а не ребенком. Тем временем, у ребенка появлялось огромное свободное пространство, которое он заполнял тем, что ему доступно.

Со временем такая альтернатива перерастает в гипертрофированное восприятие мира. И когда потом у играющего человека забирают игру, то земля для него останавливается. Ведь, по сути, его лишают смысла жизни. Когда приходит отец, просто бьет кулаком по столу со словами: «Все, я тебе поставил пароль на ноутбук», – это словно оставить ребенка-игромана голым на морозе. Это травмирует больше, чем сама компьютерная зависимость. Без помощи специалистов, сторонней помощи, здесь уже не справиться. В частности, потому что специалисты должны объяснить родителям, в чем те были неправы. 

Кстати, многие родители даже обращаются к специалистам с неправильным подходом. К примеру, отец за ухо приводит к нам 18-летнего подростка и говорит: «Вы знаете, что с ним делать. А я спешу». Садится в автомобиль и уезжает. У этого отца, на самом деле, куда больше проблем, чем у подростка. 

Кстати, многие родители даже обращаются к специалистам с неправильным подходом / фото pixabay

Ранее вы упоминали о некой предрасположенности. Кто-то более склонен к компьютерным зависимостям?

Для начала подчеркну, что нет такого понятия, как «ген компьютерной зависимости». Однако мы смотрим на этот вопрос в комплексе и говорим о так называемой генетической предрасположенности. Имеются в виду личностные характеристики человека - темперамент, мировосприятие, комплексы, травмы, заниженная или, наоборот, завышенная самооценка, амбициозность. То есть это в целом комплекс факторов, которые определяют человека.

Посоветуйте, как выстроить здоровые отношения детей с гаджетами?

Во-первых, если говорим об играх, ограничить игры с насилием. Нужно расширять кругозор ребенка, а сегодня хватает игр для развития. Во-вторых, ограничить время пребывания за компьютером, заинтересовать ребенка другими занятиями. По сути, родителям просто нужно заниматься детьми. Так называемых трудных подростков не существует – это дети с запущенным воспитанием либо недостатком воспитания. И это - ответственность родителей. Важно подходить к решению проблемы комплексно, семья должна участвовать. А не так – папа заплатил деньги специалистам и поехал дальше по делам.

Важно подходить к решению проблемы комплексно, семья должна участвовать, говорит специалист по игровой зависимости / Фото vkfan.ru

А что со взрослыми игроманами? Имеются ли у них какие-то особенности?

У взрослых пациентов зависимость от компьютеров нередко перерастает в азартные игры, алкоголизм или наркоманию. Так происходит у трети зависимых. К примеру, чтобы оставаться как можно дольше в игре, употребляются наркотики и психотропные вещества, так называемые стимуляторы. Короткий промежуток времени это работает, но позже формируется наркотическая зависимость, требующая длительного лечения. Уже игра становится вторичной. 

Был случай, когда мужчина 30-ти лет просто купил домой компьютер, «чтобы он был», без определенной какой-то цели. Начал играть. Через шесть-семь лет у него развалилась семья.

Тут же еще какой момент? Алкозависимого, к примеру, видно в обществе. Человек даже может приходить выпившим на работу. А вот компьютерная зависимость социально скрытая. И пока зависимый не достигнет пика, никто не может знать о его проблеме.

Если вовремя не остановить ее развитие, зависимость накачает «мускулы», наберется сил. Потом уже что-либо противопоставить игре становится сложно. А угрозы жены: «Если не начнешь уделять время семье, от тебя уйду», – уже не воспринимаются как ультиматум.

Очень важно сопровождение специалистов в постреабилитационный период зависимых, отметил Бугайчук / фото УНИАН

Но кстати, как правило, самые мотивированные на лечение пациенты с игровой зависимостью – те, кто потерял все. Они готовы на что угодно, только бы вернуться в норму. Процент выздоровления среди таких пациентов большой. А вот если папа «привел за ухо», и мотивация на нуле, то процент выздоровления будет невысоким. Велика вероятность, что ребенок вернется потом в игру. 

Хотел бы подчеркнуть важный момент – очень важно сопровождение специалистов в постреабилитационный период зависимых. Просто приехать в клинику, позаниматься, уехать и забыть, как страшный сон – с таким подходом малый процент выздоровления.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter