Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Регионал Лукьянов: На Донбассе кому война, а кому – мать родна

Народный депутат от Партии регионов Владислав Лукьянов рассказал УНИАН о том, что сейчас происходит на Донбассе, как меняется восприятие ситуации у жителей региона и как Партия Регионов будет пытаться вернуть контроль над своей «вотчиной».

Владислав Лукьянов / Телеграф
Владислав Лукьянов / Телеграф

Партия регионов после свержения режима ее вождя Виктора Януковича изо всех сил пыталась удержать в своих руках управление Донбассом, который она неизменно контролировала все годы независимости Украины, грабя и разоряя. Провоцируя новую власть вступить с ней «в торги», именно ПР потворствовала акциям протеста и первым сепаратистским митингам на Донбассе. Но ситуация вышла из-под контроля и самих регионалов. Противостояние переросло в военный конфликт.

Банды террористов развязали кровопролитие в регионе, не гнушаются и откровенным разбоем. При этом, ответные меры власти – антитеррористическую операцию в регионе, где от рук боевиков гибнут мирные жители, – Партия Регионов требует прекратить, не давая никаких гарантий, что террористы сложат оружие. Сейчас, когда ситуация особо обострилась, ПР, наконец, стала искать пути выходы из создавшегося положения, пытается выйти на диалог с новой властью. О происходящем на Донбассе и планах ПР рассказал в интервью УНИАН народный депутат Владислав Лукьянов.

- Военный конфликт перешел в активную фазу – сотнями гибнут люди. Появилась информация, что 28 мая состоится заседание политсовета Партии регионов, на котором будет принято кардинальное решение относительно ситуации на Донбассе. А 29 мая оно будет озвучено на заседании Верховной Рады. Чего следует ожидать?

- Заседание политсовета состоится 29 мая. Но, думаю, фракция в парламенте сделает заявление. Хотя, я не раз был свидетелем того, что как фракция мы требовали слова, но затем принималось трусливое решение и не выступали, а просто молчали «в тряпочку».

- В Партии регионов сначала назвали сепаратистов – «народных губернаторов» Донбасса - «бомжами пляжа Туапсе», потом «сомалийскими пиратами», а в последнем заявлении мэра Донецка Лукьянченко они получили статус «сторонники Донецкой народной республики». Когда риторика изменится, и террористов назовут своим именем?

- Я не хочу комментировать заявления членов Партии регионов – есть разница между заявлением фракции и заявлениями отдельных членов ПР, уважаемых и серьезных людей.

- А, по вашему, как правильно называть вооруженных людей на Донбассе?

- Я считаю, что это очень сложный вопрос. Там очень много людей с разными взглядами. Безусловно, прозрение среди них наступает. Сейчас идет поляризация точек зрения. Кто-то радикально настроен «за», кто-то – радикально «против». Идет достаточно динамичный процесс изменения восприятия ситуации. А оружие, военные действия…

- Фракция ПР не раз требовала от власти прекращения АТО на востоке страны и сесть за стол переговоров. Как вы это себе представляете, какие переговоры можно вести с террористами?

- Учитывая то, что на территории Донецкой области сегодня действуют различные организации с силовым компонентом, то нужно хотя бы выяснить, у кого какие позиции. На сегодня говорить о том, что есть системное понимание проблемы, мне кажется, необоснованно. Если кто-то хочет расширения прав местного самоуправления, то нужно объяснить людям – никто не против этого. Более того, их позиция совпадает с настроением большинства людей и нужно действовать конструктивно в данном направлении. А тем, кто занимается грабежами и мародерством, нет никакого прощения, с ними нельзя вести диалог. Но то, что сейчас происходит, только способствует эскалации конфликта.

Переговоры на определенном этапе должны иметь определенную закрытость, а на этапе принятия решения и согласования с обществом – быть открытыми. Существует дипломатия переговоров. Публичное обсуждение вопроса, связанного с применением оружия, чревато тем, что какая-либо из сторон может посчитать, что не соблюдены какие-то условия и вернуться к силовому противостоянию. Главное, уйти от него и не допустить гибель простых людей.

- Но, так называемая ДНР уже объявила военное положение в Донецком регионе, ввела комендантский час, обратилась за помощью к Путину…

- Я не буду обсуждать эти вопросы. Это не то, что бессмысленно, считаю, что это может способствовать ухудшению обстановки для людей, которые живут в Донецкой области.

- Тогда о другом. Ахметов в своем публичном обращении заявил, что ДНР - кучка проходимцев, которые терроризируют Донбасс, и «их будут гнать в шею». Каким образом это можно сделать без АТО?

- Думаю, обсуждать заявления политиков, государственных деятелей, крупных предпринимателей лучше непосредственно с авторами высказываний. Человек делает заявления на конкретном восприятии ситуации, понимает, что он хочет сказать. Задавать мне этот вопрос, мягко говоря, не корректно.

- Хорошо. Оставим Ахметова и перейдем к Анне Герман. Она заявляла, что Петр Порошенко, которого уже можно смело назвать пятым президентом Украины, ведет переговоры с людьми, которые влияют на Партию регионов, и это может разрешить ситуацию на востоке страны. Так ли это?

- Точной информации (о ведении переговоров, – УНИАН) нет, но, косвенно, думаю, что это так. Я сам связался с представителями Порошенко, и жду ответ. Хотел бы, чтобы начались действия в этом направлении.

- Вы прекрасно знаете Порошенко как политика. Думаете, ему под силу разрешить конфликт?

- Он всегда был сильным переговорщиком. Уверен, что он сможет реализовать все свои самые сильные качества на посту главы державы. Сейчас, когда на него сваливается вся сложность ситуации как на президента Украины, у него нет другого выхода, как решить все вопросы. Думаю, он их решит.

- Именно путем переговоров…

- Я внимательно слушал выступление Петра Порошенко после объявления предварительных результатов президентских выборов, и наряду с твердой позицией было высказано понимание проблем региона, который охвачен сегодня беспорядками. Надеюсь, его адекватное восприятие ситуации, в отличие от предыдущей власти, позволит принимать правильные решения для снятия проблемы. Главным вопросом на сегодняшний день является поиск пути к миру, а не к войне, которая на Донбассе сейчас присутствует.

- Под прошлой властью вы имеете в виду Турчинова? Что он делал неправильно?

- Считаю, что Турчинов действовал как преступник.

- То есть?!

- Действия Турчинова во многом нагнетали обстановку на Донбассе. Либо он совершал близорукие действия, либо они были сознательно преступными, эскалирующими ситуацию. Вина за те события, которые произошли на юго-востоке, лежит на Турчинове в первую очередь. В вооруженном противостоянии, кровопролитии, убийстве граждан вина власти, которая не реагировала на выступление граждан с самого начала.

- Вот вы только вернулись с Донбасса. Жители региона выступают за что?

- Они выступают за то, чтобы прекратили войну и восстановили порядок.

- Сейчас, кстати, сформировалось общее мнение, что к развитию как раз беспорядка в регионе имеет прямое отношение Россия. Вы его поддерживаете? Или происходящее – противостояние жителей Донбасса и власти?

- Я там был, общался только с гражданами Украины…

- А с русскими, чеченцами?..

- Я, в принципе, паспорта не проверял. Но те, с кем я общался, были граждане Украины. В то же время, премьер-министром Донецкой народной республики, не знаю – назначен он или выбран – является гражданин России, насколько можно верить СМИ. И тут нельзя отрицать очевидное.

- На фоне военных действий из Донецкого региона массово уезжают его жители. Партия регионов собирается обращаться в парламент с предложением об их социальной поддержке, или объявлении эвакуации?

- В Донецкой области проживает 4,5 млн человек, Луганской – около 3 млн. Миллионы людей пересилить невозможно. Действительно, после боевых столкновений 26 и 27 мая Донецк покинуло много людей, в том числе мои близкие, знакомые. Часть жителей осталась, но ведут себя гораздо более сдержанно. Есть факты мародерства.

- Все годы независимости Украины Партия регионов фактически неизменно руководила Донбассом. Сейчас ситуация в регионе вышла из-под контроля ПР. Ни призывы регионалов-политиков, ни Ахметова не могут привести все в нормальное русло. Как вы считаете, бразды правления Партией регионов утеряны на востоке окончательно?

- Вы делаете неправильные выводы. Ошибки происходят на уровне центральной власти на фоне внешнего вмешательства как стороны Запада, так и Востока – я это допускаю, хотя у меня нет подтверждений, но, полагаю, что есть вмешательство, идет геополитическая война за Украину, в том числе – информационная. Вот что происходит. Нужно не поддаваться на провокации, быть сдержанными, и в комментариях тоже.

- Тем не менее, вот Герман заявила, что «единственная возможность политически выжить для Партии регионов – сделать все, чтобы Донбасс остался в составе Украины. И если бы Ринат Ахметов был бы готов возглавить избирательный список ПР, то шанс реализовался бы». Как вы относитесь к этому высказыванию? Ахметов может пойти на такой шаг?

- Меня больше интересует жизнь граждан, нежели выживание политической силы. Когда гибнут десятки сотен людей, нужно искать путь к миру. А вопрос существования партий – номер два.

- Но, в этом же контексте, Ахметов играет не последнюю роль в нынешней ситуации на Донбассе и его решение сейчас немаловажно…

- Он очень важную роль играет. Но все вопросы, которые касаются других политиков, задавайте непосредственно им. Я с большим уважением отношусь к Ахметову, но не могу говорить за него, он меня не уполномочивал давать комментарий от его имени. Я не могу говорить за кого-то. Потом этот человек наберет меня по телефону и скажет: «Влад, ты мог мне позвонить и узнать мое мнение, а потом давать комментарии»…

- Тогда подытожим. Если я правильно поняла – вы за диалог, исключаете силовой сценарий?

- В стране избран новый президент, появилась возможность легитимно представлять Украину и выступать от лица государства. Теперь необходимо выяснить объективно сложившуюся ситуацию внутри страны, понять настроения людей на Донбассе, а большинство из них за прекращение вооруженного конфликта и возвращение к нормальной человеческой жизни.

- В составе Украины?

- Достаточно много людей проголосовали на референдуме за Донецкую республику. Но, полагаю, сейчас мнение людей достаточно серьезно изменилось. Чтобы получить ответ на ваш вопрос, проще провести социологическое исследование. И власть должна это сделать. Хотя бы в среде фокус-групп – кто за ДНР, а кто против. Определить уровень поддержки этого нового образования. И дальше – общаться с представителями республики. Я понимаю, что эту точку зрения не многие поддерживают. Но считаю, что лучше худой мир, чем хорошая война. А в мирной ситуации урегулировать правовые взаимоотношения легче.

- Что особенно бросается в глаза на Донбассе сейчас?

- Я вчера ехал из Донецка на машине, проехал через десятки блок-постов, разговаривал с людьми. Они по-разному настроены. Кто-то с юмором, кто-то враждебно – выходи, буду стрелять – кто-то настороженно, кто-то с истерикой. И у всех этих людей в руках было оружие. Но вижу, вдали от блок-постов собрались ГАИшники и «стригут» водителей, настроены себе на карман заработать. То есть, кому война, а кому мать родна…

Нана Черная (УНИАН)

***Лукьянов – уроженец Константиновки Донецкой области. В 1986 году по окончании Одесского института инженеров морского флота получил распределение во Владивосток. Вернулся в Украину после распада СССР и активно занялся бизнесом. Затем стал депутатом Донецкого облсовета двух созывов (1998 и 2002гг.). В этот период председателем облсовета являлся Борис Колесников. С 2006 года народный депутат Украины V, VI, VІI созывов.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение