Сербия говорит «Раша, гудбай»?

Сербия говорит «Раша, гудбай»?

В минувшее воскресенье в Сербии состоялись президентские выборы… Вряд ли российско-сербские отношения вернутся когда-либо на уровень панславянского романтизма…

Томислав Николич. Фото AP
В минувшее воскресенье в Сербии состоялись президентские выборы. Не первые после свержения Милошевича, они, тем не менее, дали основания многим обозревателям утверждать, что сербское общество по-прежнему не сделало свой выбор между либерально-демократической перспективой развития и национал-патриотическим синдромом. Фавориты первого раунда президентских выборов ярко продемонстрировали этот тезис.

Из девяти кандидатов, которые принимали участие в президентской гонке, первое место занял лидер Сербской радикальной партии Томислав Николич, набравший 39,96% голосов. Он является второй фигурой в партии, которая с начала 90-х отстаивала идею Великой Сербии и объединения всех сербов в одном государстве. Отстаивала настолько последовательно, что ее исторический лидер Воислав Шешель сейчас вынужден доказывать свою непричастность к преступлениям против человечества в Международном трибунале по бывшей Югославии в Гааге.

Второе место у представителя Демократической партии Сербии и действующего президента Бориса Тадича, который обеспечил себе 35,42% голосов. Его можно охарактеризовать как политика, отстаивающего европейскую перспективу Сербии. Именно европейскую, а не евроатлантическую. Поговаривали, что в свое время НАТО даже было готово предоставить Сербии перспективу членства в НАТО, четко обозначив при этом заслуги Тадича. Однако Тадич, подумав, отказался. Так что даже либеральные лидеры Сербии не могут отойти далеко от позиций национал-патриотизма, ибо никто в Сербии не простил бы ему отказа от Косово или вступления в НАТО.

Борис Тадич. Фото Reuters
Итак, в первом туре победитель не определился. Второй тур состоится 3 февраля. Его исход, видимо, решат те избиратели, которые проголосовали за других кандидатов, или просто не явились на первый тур выборов. Среди остальных кандидатов, которые набрали заметное количество голосов, лидирует представитель движения «Новая Сербия» Велимир Илич. Аналитики, исходя из политического портрета сторонников этой партии, предполагают, что из 7,41% голосов Илича две третьих перейдут к Тадичу, и одна треть – к Николичу.

Кроме того, к Тадичу перейдут 5,35% голосов представителя Либерально-демократической партии Эдомира Йовановича. Лидер Венгерской коалиции Иштван Патер заявил, что он тоже поддержит Тадича в случае, если тот согласится внести в свою программу положения манифеста коалиции. После торгов, видимо, так и произойдет. Остаются голоса еще одной заметной фигуры – Милутина Мрконича. Представитель Социалистической партии Сербии (СПС) заявил, что решение о том, куда пойдут около 6% его голосов, примет политбюро партии. Тем не менее, большинство аналитиков предполагают, что СПС, следуя лучшим традициям социал-национализма Слободана Милошевича, отдаст свои голоса радикалу Николичу. Тот, кстати, уже сыграл на упреждение и заявил, что голоса социалистов перейдут к нему.

Построенные из этой логики предварительные расчеты показывают, что оба финалисты идут практически корпус в корпус. Тем не менее, остается открытый вопрос, как распределятся голоса тех, кто не голосовал в первом туре. Социологические опросы показывают, что это, вероятно, умеренные избиратели, которые, скорее всего, поддержат Тадича. Видимо, неиспользованных предвыборных ресурсов у Тадича больше. Так, к примеру, представители Демпартии очень надеются на поддержку премьер-министра Воислава Кощтуницы. Они уже несколько раз призывали его поддержать Тадича. И, по всей вероятности, он это сделает. В отличие от Тадича, Николич имеет другой козырь – нестабильность в Косово, на фоне которого его радикальный патриотизм может быть востребован неопределившейся и даже определившейся частью населения. И ситуация в Косово этому может способствовать.

Прощание албанки, или Косово на закуску

Балканы известны тем, что самые нежелательные события происходят здесь в самое неподходящее время. Так же и с выборами президента Сербии. Они проходят в обстановке обостренных дискуссий относительно статуса края.

Уместно вспомнить, что в конце ноября выборы состоялись и в Косово. Тогда официальный Белград фактически призвал сербов края не принимать участия в выборах. Тем не менее, в результате этих выборов к власти пришли представители  Демпартии Косово и Демократической лиги Косово – двух албанских партий, которые откровенно заявляли, что готовы провозгласить независимость края. Только серьезное давление ЕС на лидеров партий Хашима Тачи и Фатмира Сежду заставило албанских лидеров отложить провозглашение независимости.

Тем не менее, ситуация развивается именно в этом направлении. После того, как международный посредник Косово, бывший финский премьер Маати Ахтисаари представил свой план, который фактически предусматривал независимость края, по этому вопросу было сломано много копий. Большинство стран ЕС согласились, что независимость Косово должна стать решением всех проблем края и поставит недавних полевых командиров перед необходимостью взять на себя политическую ответственность и начать строить государство. С другой стороны, очевидно, что ни один сербский политик сегодня не согласится признать независимость Косово. Кроме того, на последнем заседании Совета Безопасности ООН из 25 членов этого высшего органа 16 государств, среди них Россия и Китай, высказались против независимости провинции.

Так что решение вопроса о статусе Косово пока откладывается, но ненадолго. А дестабилизирующих факторов в провинции и без того хватает. На севере провинции, в районах компактного проживания сербов, появилась еще одна военная сила – Албанская национальная армия, ставящая целью не допустить раскола Косово. Начни эта армия действовать, очень легко ожидать радикализации общественного мнения в Сербии. А пока в столице края Приштине время от времени звучат взрывы. Какое уж тут урегулирование вопроса статуса края. Тут бы выборы пережить.

ЕС и Сербия: повесть о неоконченной любви

Нет сомнения, что Брюссель, который, небезосновательно считает агрессивный сербский национализм одной из причин балканских трагедий прошедших двадцати лет, будет стремится нейтрализовать возрождение этого явления в общественной и политической жизни Сербии. Нет сомнения, что в этом стремлении ЕС старается использовать все возможные инструменты, чтобы поставить Сербию на путь европейского развития. Одним из самых действенных инструментов на этом пути стало широкое европейское присутствие ЕС в Сербии в рамках самых различных программ помощи.

Тем не менее основной картой ЕС для Сербии остается перспектива членства страны в ЕС. Надо сказать, что в отличие от соглашений о партнерстве и сотрудничестве с Украиной, Молдовой и Россией, на Балканах ЕС использует другой вид договоров – Соглашение о стабилизации и ассоциации (ССА) с Европейским Союзом. Основным отличием документа является то, что в нем четко прописана перспектива членства в ЕС. Так вот о заключении ССА с Сербией говорилось много, особенно накануне выборов, как о реальной перспективе для Сербии.

Буквально накануне выборов ЕС заявил о том, что серьезно рассматривает вопрос введения безвизового режима для Сербии. После этого стало уже совершенно ясно, что для ЕС победа кандидата от Николича, будет самым нежелательным из возможных сценариев. Останься у власти нынешний президент Борис Тадич, то с ним можно будет вести спокойный диалог по целому ряду острых проблем, включая Косово. Сразу после выборов Верховный Представитель ЕС по вопросам внешней и оборонной политике Хавьер Солана направил свое приветствие Белграду по поводу проведения демократических и прозрачных выборов, подчеркнув твердую европейскую перспективу Сербии. Так что усилия ЕС также очевидны.

Россия – «братская душа»?

Для России балканский опыт травматичен не только потому, что там разбились все иллюзии на равноправное партнерства с Западом, но еще и потому, что всего через год после косовского кризиса сербы совершили первую цветную революцию в Европе и проголосовали за человека, который выступал за европейское будущее Сербии. Еще тогда в своем письме Куштунице президент Путин напомнил ему, что он берет на себя большую ответственность за будущее страны. С тех пор отношения, конечно же, выровнялись. Два лидера спокойно общаются, только вряд ли российско-сербские отношения вернутся когда-либо на уровень панславянского романтизма.

Сегодня Россия удовлетворена состоянием конфликта в Косово. Ибо чем больше звучат слова о независимости Косово, тем жестче должны белградские политики настаивать на территориальной целостности Сербии. Тем больше Сербия нуждается в России, особенно в ее вето в Совете Безопасности ООН. И Россия готова это использовать в своих прагматических интересах.

Это особенно хорошо понимают в Белграде. Очередным ярким доказательством на этом фоне стал процесс приватизации газотранспортной и перерабатывающей инфрастуктуры Сербии – НИС. Две недели назад российская сторона буквально накануне рассмотрения косовского вопроса в Совете Безопасности ООН направила Белграду свое предложение на приватизацию НИСа. Цена была настолько низкой, что сербы возмущенно назвали такое предложение унизительным и попросили российскую сторону пересмотреть ее предложение. Пока вопрос не улажен, и стороны будут торговаться. Однако, как уже говорилось, романтизма в этих отношениях все меньше и меньше. Об этом говорит еще тот факт, что когда накануне выборов Томислав Николич предложил, чтобы Сербия предоставила России территорию для военной базы, – большая часть политической элиты страны, мягко говоря, это предложение проигнорировала, да и в обществе особого понимания не было.

Всеволод Самохвалов, научный сотрудник Греческого центра европейских исследований, Афины

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter