О соответствиях и противоречиях

О соответствиях и противоречиях

Публичная пикировка внутри Партии регионов – достаточно редкое явление, чтобы остаться за пределами внимания и не обрасти кучей интерпретаций всех степеней конспирологичности. 

Тем более, если речь идет о таких вещах, про которые регионалы не могут не думать, а, думая, – не могут не напрягаться. То есть – о перспективах лидера партии остаться на президентском посту после 2015 года.

А перспективы эти радужными однозначно не назовешь – даже при всей сложности ситуации в оппозиционном лагере. С одной стороны, рейтинговые показатели первого тура могут внушать сторонникам регионалов уверенность и спокойствие. С другой же стороны, рейтинговые показатели второго тура против любого оппозиционера, кроме Тягнибока, хоронят эту уверенность быстро и хладнокровно, как опытный могильщик за средние чаевые. Смутные слухи о возможной смене правил вроде отмены системы двух туров или выборов вообще больше будоражат, чем убеждают.

В этом контексте интервью регионала Олега Царева с упоминанием проблем, которые могут ждать президента на выборах из-за позиции России, было обречено на информационный резонанс. Достаточно заметный и высокопоставленный регионал предположил два варианта российских козней на избирательной кампании Януковича, если будет подписано соглашение Украины с ЕС. Первый – Кремль заявляет, что не поддерживает Януковича, второй – выставляет пророссийского кандидата для оттягивания голосов в первом туре. Например, Виктора Медведчука.

Поначалу это высказывание из интервью (точнее, из тезисов, в виде которых интервью было опубликовано) даже отняло долю заслуженного внимания у другого заявления оттуда же – о несоответствии Соглашения об ассоциации с ЕС украинской Конституции. Депутат сослался на юридическое заключение и предположил, что, в случае обращения регионалов и коммунистов в Конституционный суд, тот будет вынужден вынести решение о неконституционности документа, ставшего священным символом евроинтеграционных успехов власти и оппозиции, равно почитаемым в обеих политических конфессиях.

Герман ответила Цареву

Лица полемики

Первой публично ответила Цареву Анна Герман. И тут имеет смысл отметить некоторый символизм участников полемики. В лагере националистической оппозиции они вызывают ненависть примерно в равной степени при диаметрально противоположных имиджах. Царев – русскоязычный, немногословный, физически крепкий, участник парламентских кулачных боев. Наиболее наглядным показателем его отношения к историческим и идеологическим ценностям оппонентов стал инцидент в львовском ресторане «Криївка».

Приехав в это заведение в рамках съемок телешоу, Царев на вопрос, заданный швейцаром-косплеером, изображающим подпольщика-бандеровца, не москаль ли он, ответил, что он из НКВД. При всем своеобразии традиций популярной точки львовского общепита следует отметить, что изрядную долю выручки ей приносят российские туристы. Кому-то из них тыканье в лицо бутафорским «шмайсером» дает возможность потешить свой исторически-ментальный мазохизм, другим – посмеяться над степенью неадекватности чувства собственного величия принимающей стороны, колоритные представители которой делают остальную выручку. Однако регионал высказал мнение, что ресторан должен быть закрыт из-за деятельности, направленной на разжигание этнической ненависти, чем нажил немало врагов среди завсегдатаев заведения и людей, для которых оно является культовым по вполне понятным причинам.

Львовянка, да еще с опытом работы на «Радио Свобода», Анна Герман олицетворяет у регионалов противоположные взгляды на украинское прошлое и будущее. И если к Цареву у националистического электората отношение как к ярко маркированному и хорошо идентифицируемому «чужому», то к Герман – как к лицемерно предавшей бывшей «своей».

Ответ Герман Цареву появился оперативно и сводился к тому, что европейский выбор – это воля народа. «Лишь украинский народ, а не любой суд может принимать решение по вопросам стратегической перспективы независимого государства», - отреагировала Герман на заявление о возможной неконституционности Соглашения. Царев, кстати, и сам не назвал это непреодолимым препятствием, подчеркнув лишь, что понадобится вносить изменения в Конституцию.

Внешний фактор

По вопросу поддержки Януковича российской властью Герман отметила, что «здесь ситуация еще более ясная», - опять таки президента избирает украинский народ, а изберет он того, «кто будет вести Украину к европейским стандартам и к европейской перспективе». Ситуация здесь может и более ясная, но не до такой степени. Внешний фактор на украинских президентских выборах играл и будет играть существенную роль, хотя формально их результаты измеряются в голосах граждан страны. Только вот никогда этот фактор не проявляется в виде заявлений о поддержке «своего» кандидата.

Все значимые внешние игроки, будь то Европа с Америкой или Россия, обязательно скажут, что выборы – дело украинского народа, а они готовы с уважением принять любой результат и дальше крепить дружеские отношения. Да, при этом они могут ненавязчиво намекнуть, что дорожат политической стабильностью или, наоборот, приветствуют стремление к демократическим реформам; могут устроить своему фавориту рекламный видеоролик в своей компании, который пройдет по телевизору как сюжет в выпуске новостей, но ни в коем случае не призовут прямым текстом поддерживать носителя конкретной фамилии – не принято.

Поддержка осуществляется в других формах. На самом деле – более затратных финансово и более ощутимых для результата выборов. А поскольку внешние усилия прилагаются с разных сторон и в некоторой степени друг друга нивелируют, сохраняется и определенная роль внутреннего фактора. Что же касается перспектив выдвижения ярко выраженного пророссийского кандидата, будь то Медведчук, Царев или кто-то другой, не похоже, чтобы в оставшееся до выборов время он набрал потенциал, позволяющий как-то помешать Януковичу выйти во второй тур или даже занять первое место в первом.

И дело здесь не в приверженности Януковича евроинтеграционным ценностям или в перспективах его поддержки в этой роли западом страны. Просто такой сценарий был бы логичен лишь в случае, если Россия, притормозив Януковича, сможет получить более выгодного себе президента из числа его нынешних соперников. Да и в этом случае операция с расколом восточного электората выглядит ненужным излишеством.

Еще один участник

Не остался в стороне от пикировки и Виктор Медведчук, который был в ней упомянут как один из потенциальных пророссийских кандидатов. Он еще за полторы недели до Царева сделал заявление, что подписание соглашения с ЕС будет нарушением норм Конституции. Произошло это на том самом круглом столе, который посетил Путин после пятнадцатиминутной встречи с Януковичем. И Царев там тоже присутствовал. Как и Царев, Медведчук сослался на правовое заключение, составленное экспертами-юристами. Как выяснилось позже – на одно и то же. 27 июля его текст появился на сайте общественной организации Медведчука «Украинский выбор», а 6 августа его вывесил у себя в фейсбуке Царев – после многочисленных просьб журналистов, не знавших где еще его можно почитать.

Отличие между двумя текстами всего одно. В версии «Украинского выбора» написано, что перед нами заключение центра «Правова Держава» на запрос движения «Украинский выбор». В версии же Царева центр «Правовое государство» значится в качестве автора документа, а для кого он составлен – не упоминается. Есть, впрочем, не менее показательное отличие. Цифра восемь, обозначающая номер статьи, и закрывающая ее скобка в одном из абзацев текста в фейсбучном варианте Царева случайно превратились в забавный смайлик – улыбающуюся рожицу в темных очках. Этим символом любители общения в социальных сетях нередко иронично изображают неудачную попытку поиграть в секретность. Что как бы намекает…

Правовое государство и Украина

Упомянутый в обоих документах центр имеет свою непростую историю конфликта с главой государства по поводу защиты конституционных прав граждан. Произошло это еще в те времена, когда Виктор Медведчук сам руководил центром «Правова держава», а не заказывал ему объективные экспертные заключения. Поскольку дело это достаточно давнее, имеет смысл освежить в памяти его перипетии.

Ющенко и Медведчук не нашли общего языка по вопросу референдума. Его инициировал Медведчук еще в 2006 году накануне парламентских выборов. Точнее, с точки зрения формально-юридической инициировал его народ, которому для этого понадобилось собрать четыре с лишним миллиона подписей. Объединенные социал-демократы Медведчука, собравшиеся тогда в парламент в рамках блока «Не так!», взялись за коллекционирование автографов неравнодушных к вопросам внешней политики соотечественников.

Помните эту широкую и активную кампанию по сбору подписей за проведение референдума? Не помните? То-то и оно. Кампания прошла как-то не очень заметно. Прокуратура занялась изучением собранных подписей на предмет их фальсификации. 4 млн. 431 тыс. 673 подписи были сочтены подлинными, но парламентский поезд к тому времени ушел без референдума и блока “Не так!”

Время шло, а Ющенко не спешил объявлять референдум даже после того, как Конституционный суд признал, что президент обязан это сделать. Тогда в дело вмешался обычный суд, точнее окружной административный суд Киева. Вопреки распространенному мнению, согласно которому справедливости против сильных мира сего в украинских судах простому человеку не добиться, суд удовлетворил претензии гражданина Медведчука к главе государства и обязал президента провозгласить-таки референдум и задать всем гражданам два вопроса: согласны ли они, чтобы Украина стала членом НАТО, и поддерживают ли участие своей страны в ЕЭП.

Ющенко с референдумом по-прежнему не торопился. Президентская юридическая служба обжаловала приговор в апелляционном суде. Хитрость в том, что даже такой суд не мог обязать президента провести референдум в какой-то определенный день – тот сам должен был определиться с датой. Поэтому некоторые наблюдатели считали, что тянуть время Ющенко может до бесконечности. Дальше эту историю нет смысла и рассказывать, поскольку все знают, что она так и закончилась без объявления референдума или привлечения к ответственности того, кто его не провозгласил.

Аргументы сторон

После Герман за проблему конституционности Соглашения взялся уже Минюст. В ответ опять же на многочисленные просьбы журналистов, которые отсутствовали после выступления Медведчука, но появились после интервью Царева, министерство обнародовало свое экспертное заключение, - Соглашение соответствует Конституции и украинскому законодательству.

Имеет смысл присмотреться к аргументации двух противоположных мнений. Эксперты «Правовой державы» упирают на то, что соглашение предусматривает создание международных органов, которые, по сути, являются для Украины надгосударственными. А значит – противоречат принципам народного и государственного суверенитета Украины, зафиксированным в нескольких статьях Конституции.

«Что касается Украины, я неоднократно об этом публично говорил, и в этом кругу я хочу, чтобы вы меня также услышали. Украина по Конституции не имеет права входить в организации, у которых есть надгосударственные регуляторы. Мы не имеем права делегировать часть своего суверенитета, по Конституции не имеем права».

Нет, это цитата не из заключения «Украинского выбора». Она взята из выступления Виктора Януковича перед главами церквей и религиозных организаций. И говорил Виктор Федорович служителям культов о вступлении в Таможенный союз, а не о соглашении с Европейским. Но ведь в данном случае нам важнее логика и аргументы, правда? И если они убедительны в ситуации с ТС, то применимы и к ситуации с ЕС, и наоборот.

Не совсем так. Тот же центр «Правовая держава» по запросу того же движения «Украинский выбор» уже делал правовое заключение. Сводилось оно к тому, что нет противоречий с Конституцией и необходимости вносить в нее изменения, если Украина решит вступать в ТС, ЕЭП или ЕврАзЭС.

Желающие разобраться, как же обстоят дела в действительности на предмет соответствия Конституции подписания Соглашения с ЕС или вступления в ТС, могут самостоятельно ознакомится с версиями центра «Правовая держава», Минюста или Анны Герман. На поверхностном же уровне бросается в глаза, что точка зрения определяется точкой сидения. И содержание заявлений зависит не от общей логики, а от того, кто где сидит и в какую сторону смотрит.

А уж, исходя из этого, несложно спрогнозировать и реакцию Конституционного суда в случае получения запроса, о котором говорил Царев. Ведь и там сидят юристы. Пусть и более опытные и высокопоставленные, но от этого не менее предсказуемые.

Игорь Гридасов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter