В.Бондаренко: Киевская власть – пирамида коррупции, где задействована власть центральная

В.Бондаренко: Киевская власть – пирамида коррупции, где задействована власть центральная

Много бед, которые пожинает Киев, начались при Омельченко... Черновецкий – абсолютно циничный и холодный делец... О, еще госпожа Кильчицкая... Интервью

Владимир Бондаренко, один из самых ярких представителей столичной оппозиции (блок КЛИЧКО–ПРП) сейчас избран народным депутатом Украины. По его словам, он уже написал заявление о сложении полномочий депутата горсовета, чтобы посвятить себя парламентской деятельности.

Владимир Дмитриевич, когда-то Вы активно поддерживали мэра Омельченко, потом активно критиковали. А что бы Вы сказали, если бы Вас попросили сравнить деятельность бывшего и нынешнего мэра?

Владимир БондаренкоАлександр Омельченко прошел три очень разных периода своей деятельности в Киеве. В первый свой период Александр Александрович действовал исключительно в интересах городского общества, это когда было устранили Косакивского (де-факто он был отстранен от должности, а де-юре остался руководителем города). Потом состоялись выборы, на которых Александр Александрович был избран городским председателем.

 Тогда начался второй период власти Омельченко. К сожалению, он был также не продолжителен, но достаточно производителен. В частности, был приведен порядок в кадровой политике.

Но прошло не так много времени, как начался третий период. Омельченко уже осознал себя человеком, который имеет полную компетентность в любых вопросах. И именно отмежевание его от критики происходило прямо на глазах. По-другому заработала городская пресса, ТРК “Киев”, газеты... Они начали петь ему дифирамбы. Когда Александр Александрович открывал газеты, то видел похвалу и искренне а нее верил. Депутатский корпус также начал изменяться: исчезли руховцы и другие критически настроенные депутаты, конформизм овладел депутатским корпусом. Начались первые земельные занятные “штучки”.

Но это было в сотни раз более скромным чем то что творится сегодня, и любая критика в Верховной Раде вызывала реакцию. После одного выступления в Верховной Раде были отменены все решения о выделении земли в Пуще-Водице, а это 850 гектаров.

Но много бед, которые пожинает Киев сегодня, начались именно в третьем периоде Омельченко, когда он превратил депутатский корпус в среду собственной поддержки. Депутаты начали получать миллион с чем-то гривен на осуществление деятельности в год, решали все больше собственных вопросов и все меньше занимались вопросами, которыми нужно было заниматься, – нормотворчеством местного уровня, организацией городской жизни.

Заместители набирались по принципу верноподданичества, а также неконкурентности с ним. Вспомните сами: Сташевский – человек предпенсионного возраста, Фоменко глубокий пенсионер, другие просто заглядывали ему в рот. Он ограничил контакт с миром, общаясь с людьми, которые никогда не говорили ему правду.

Начались столичные проблемы. Острейшая, по моему мнению, это система застройки Киева. Был проигнорирован генеральный план развития города Киева, отменено такое ведомство, как главное управление капитального строительства, которое контролировало застройку столицы, ликвидированы всевозможные ограничения ради инвестиционной деятельности, в том числе непорядочных инвесторов (как следствие со временем появился “Элита-Центр”). Это было сделано путем уничтожения специального отдела защиты инвестиций. Этот отдел был распущен по представлению Омельченко, и потому началась не контролированная застройка Киева, возникло свыше четырехсот конфликтов в этой сфере, началась борьба с людьми, целая волна захватов дворов, детских площадок, потому что и депутаты, и не депутаты решали свои вопросы, не считаясь ни с генеральным планом, ни с чем-либо еще.

То есть эта беда началась тогда. Сегодня она разрослась в неконтролированную систему, которая просто уничтожает Киев. Уничтожаются зеленые зоны, инженерные коридоры, на которых никогда не позволялось строить. При Омельченко это не имело таких широких масштабов, но началось именно тогда. Начались тогда и другие беды, в частности, связанные с передачей городского имущества в руки ловких дельцов. Вспомните знаменитый Сенной рынок...

Писали, что среди людей, которые приобрели этот рынок вроде бы были представители киевской милиции и семьи Александра Александровича?

Да, это связывают с его невесткой... Позже появился в Киеве Андрей Иванов, который выиграл выборы у Ивана Салия. Иванов представлял интересы большой группы, Василия Хмельницкого и уже тогда в их руки переходила такая собственность, как хлебозаводы, мукомольные предприятия, тогда были созданы “Киевэнергохолдинг” и “Хлеб Киева”. Свыше сорока структурных подразделений перетекло в руки дельцов путем продажи пакетов акций. Потому большинство негативных процессов относительно земли, собственности и финансов начались при Омельченко. Потому что финансовый ресурс города Киева все больше становился подконтрольным одному лицу. Омельченко сначала распределял до двадцати процентов бюджета, потом контролировал уже весь бюджет, самостоятельно принимал решение, куда давать – куда не давать. Тогда Омельченко начал действовать как хозяин города, который с барского плеча, без коллегиального рассмотрения решает, куда выделять деньги.

Стали появляться объекты, которые удивляли всех. Например, мост с Троещины в никуда, трамвайная линия в никуда... Все в результате заморозили, а это миллионы гривен... Финансисты называли эту дорогу “взрослой железной дорогой” – знаете, есть Киеве детская железная дорога, а это взрослая: позабавились люди накануне выборов, и все закончилось...

Этот третий период Омельченко логично подвел к тому выбору, который сделали киевляне. Это был осознанный выбор, ведь слишком много было негативных процессов, они все равно прорывались в прессу, и усталость от Омельченко оказалась критической.

Относительно Черновецкого... Очень тяжело было отследить ту социальную группу, которой он воспользовался для выборов. Она практически не ловится социологией. Это люди, которые по системе сетевого маркетинга реализовали выборы в городе Киеве, опираясь на десятки религиозных обществ, которыми руководит Сандей Аделаджа. Это было сделано тихо и спокойно, без шумихи. Леонид Михайлович использовал люмпенизированную часть населения в концентрированном виде, максимально. А социология показывала, что победит Кличко.

Социология сказала неправду?

Владимир БондаренкоКличко на три с половиной процента обходил Омельченко, Омельченко должен был бы не пройти в принципе. Были разговоры, были договоренности... И сегодня, когда Омельченко кусает локти, то должен осознавать, что он является автором прихода в город Киев Леонида Черновецкого. Он лично – никто другой.

А кто такой Черновецкий?.. При том, что создается образ человека комичного, полоумного, – это абсолютно циничный и холодный делец, который просто организует растаскивание Киева. Он дает абсолютно трезвые команды – кому как голосовать... Например, выделение на Старонаводницкий балке пяти гектаров земли.

Или с теми же эвакуаторами... Сначала он был активным борцом против них. А в настоящее время – развернул активную деятельность по блокированию движения на дорогах. Ведь эвакуатор, когда приезжает и забирает автомобиль, то занимает значительно больше места, чем тот автомобиль. Он же никуда не едет, он становится рядом и ожидает взятки в пятьсот гривен. С ним рассчитались, и он едет к следующему. Это превратилось в террор водителей...

Рядом находится семья, которая контролирует основные сферы городского хозяйства. Анатолий Чуб оперирует имуществом, Супруненко, его зять – фактически руководит землей. В этой системе задействованы и сын Черновецкого, и куча других родственников. И не гнушаются они ничем – ни большим, ни маленьким...

Началось глобальное рейдерство в системе городского хозяйства и коммунальных служб. Характерная примета: захваты рынков, зоопарков, попытки вообще отстранить городской совет от любых решений. Но самое большее, что удалось сделать команде Черновецкого, – это коррумпировать систему киевской городской власти, включая депутатский корпус, а также представителей государственной власти, которые контролируют киевскую территорию, в частности прокуратуры, милиции. Эти структуры серьезно поражены коррупцией. Потому подавляющее большинство вопросов, которые решаются в Киевраде, – это вопросы раздела земли, имущества и финансов. В этом активное участие принимают депутаты большинства, которое было создано не путем выбора людей, а путем перетягивания неустойчивых членов из разных фракций. Коррумпированная пирамида выходит на самую верхушку киевской власти, а затем идут разные подразделы, а когда кто-то собирается обратиться к ГПУ, то эти вопросы гасятся, потому что Генпрокуратура является потребителем киевской земли. То же самое касается судебной системы. Одним из первых решений новой Киеврады, которое поддержал Черновецкмй, было отведение именно судьям десяти гектаров земли на Десенке. А Татьяна Сергеевна Кивалова, которая возглавляет юридическую защиту Черновецкого в судах, имеет в распоряжении около сотни юристов, которые защищают киевскую власть в судах от тех, кто осмелился с ней бороться.

Киевская власть – это большая пирамида коррупции, о которой известно Президенту Украины, премьер-министру, генеральному прокурору и всем другим, кто бы должен был это остановить.

Это абсолютно циничная и открыта коррупция. Если на заседании Киевского городского Совета один депутат может подняться и сказать: вот день рождения моего коллеги Данилова, давайте дадим ему кусок земли. И дали. Это ужасно!

А как Вам кадровая политика в Киеве?

Кадровая система шокирующая. К работе привлекаются люди, которые никогда не занимались этой сферой. В принципе, метрополитеном должен был бы заниматься человек, который имел бы отношение к Метрострою, Метрополитену или организации движения. Я не хочу ничего лишнего сказать о Петре Мирошникове, который руководил Инкомбанком, но метро доверили ему... Директором зоопарка поставили человека, который руководил банно-прачечным комбинатом, и у него в подчинении было шестеро сотрудников. Так уже и сами увидели, что при нем дохли те, кто должен был бы жить вечно. Попугаи мрут...

О, еще госпожа Ирэна Кильчицкая. Я не против богатых людей и понимаю, что не все мы одинаковы. Как-то у нас с ней был спор по поводу потерь на энергоснабжении. Я сказал, что у меня есть документы, которые подтверждают, что двадцать процентов ресурса, тепловой энергии, воды теряются на пути от производителя к человеку. А затем эти потери укладываются нам в тарифы. Это же не стимулирует бережливость. Она говорит, так принято. Я говорю, вы здесь пишете, что любите красную и черную икру, у вас все холодильники ею забиты... (Напомню, Кильчицка в одной публикации пишет приблизительно такое: “У меня четыреста пар обуви и некоторые из них я не успеваю надеть, потому что мода проходит. Человеком я себя чувствую, когда прилетаю в Париж. А прилетая в Париж, покупаю самое дорогое шампанское. Если есть выбор между тремя тысячами, пятью и восьмью, то я беру только за восемь. У меня 15 сумок фирмы «Гермес», одна из них имеет цену с пятью нулями»). Но вернемся к икре. Я, например, говорю: представьте что на базаре вы просите килограмм икры, а по пути к вашему сосуду, продавец двести грамм рассыпает. То вы будете платить за кило или за восемьсот грамм? А она мне говорит: у меня икру покупает служанка...

А о человеке, который напоминает нашего мэра, я вам сейчас расскажу анекдот. Едет себе мужчина, такой закумареный. Бабка ему говорит: хлопче, закомпостируй талончик. Он на нее посмотрел и дальше едет. А она потом настойчиво просит: закомпостируйте талончик. Он берет и обращается к военному: солдатик, закомпостируй талончик. Тот отвечает: я не солдат, я матрос. Тот закумареный радостно обращается к бабке и говорит: бабушка, компостировать не нужно, мы на корабле. Так вот Киев – это корабль, на котором мы все едем...

Вы думаете, что самая сильная кандидатура на должность мэра - это Кличко? Или вы поставите на другого?

Я в команде Кличко пришел в Киевраду, и я абсолютно искренне боролся, чтобы он стал мэром, полностью осознавая, что он не является крупнейшим специалистом в городском хозяйстве. Но те люди, которые собирались с ним работать, были компетентны в городском хозяйстве. И сегодня они все с ним. А сам Виталий уже имеет определенный опыт работы в городе, и увидел изнутри, что такое Киеврада и как она работает.

А что делает Кличко фаворитом – его преданность команде или понимание, что он не настолько опытен, и им можно будет руководить?

Владимир БондаренкоДа, Виталий сможет окружить себя людьми, которые будут брать на себя знакомый им ломоть работы. А что здесь такого? Есть очень большая разница – советовать со стороны, или самому работать.

Почему важно избрать как раз Виталия? Будет 2012 год (Евро–2012). Это все будет происходить в Киеве. А для Киева, для Украины инвестиции из Европы – это очень серьезная вещь. Кличко – человек мировой. И это время, этот срок ему следует использовать с одною целью: затянуть в Киев как можно больше инвесторов. У нас нет собственных денег, чтобы подготовиться к Евро–2012.

Сейчас есть разные кандидаты на должность мэра – Черновецкий, Омельченко, Луценко. Кличко – реальный кандидат. Но если Александр Александрович опять пойдет баллотироваться, то он опять приведет Черновецкого.

Вы написали заявление о сложении полномочий депутата горсовета. Вас поблагодарили за работу?

Да, хотя я их и донимал... Но я сказал, ребята, и не надейтесь – я буду приходить к вам на каждое сессионное заседание уже как народный депутат.

Разговаривала Лана Самохвалова

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter