Денис Олейников: Против наших футболок направили девять автобусов «Беркута»

Денис Олейников: Против наших футболок направили девять автобусов «Беркута»

Если бы мне предъявили заключение эксперта-филолога или решение суда, то я бы поступил, как сказано… А тут приехало 100 автоматчиков… Интервью с директором фирмы, выпускающей скандальные футболки

В конце августа в Интернет-магазинах появились футболки с надписью «Спасибо жителям Донбасса». Интернет-пользователи посмеивались (понятно, что принт футболки повторял неуважительную по отношению к президенту страны футбольную кричалку, озвученную ранее на стадионе «Динамо»). Покупать продукцию никто не спешил, сумма была неслабая – двадцать у.е.

6 сентября в офис компании «Простопринт», которая производила продукт, ввалился УБОП. Дальше все шло по известному сценарию наших провоохранителей. Сотрудников компании положилина пол, технику изъяли. На протяжении следующей недели их вызывали на допросы, женщинам угрожали изнасилованием, мужчинам обещали тюремный срок. За это время сотрудники компании провели флэш-мобы, акции протеста, а ситуация стала известна обществу. Вчера на Майдане прошла Фан-ярмарка Thank you, people of Donbass, где должны были продавать те самые футболки.

Но ярмарку разогнали, отдельные покупатели успели приобрести футболки, еще часть товара забрали «беркутовцы».

О событиях, связанных с футболками, о формах протеста и гражданских свободах мы говорим с Денисом Олейниковым, руководителем компании «Простопринт».

ТАКОГО ЭСКОРТА У НАШИХ ФУТБОЛОК НЕ БЫЛО

Денис, как вы сами оцениваете вчерашнюю акцию? Вы выиграли или проиграли?

Все, что случилось вчера, – большая победа. На Майдан приехало девять автобусов «Беркута». Сначала на нас выпустили два автобуса, потом еще два. А всего, чтобы «побороть» наши футболки, было девять автобусов «Беркута». Мы поставили вешалку, где были представлены образцы изделий, футболочки были сложены в ящик. Их было около четырехсот штук. Накануне, когда мы подавали в КМДА заявку на ярмарку, она должна была проходить в формате благотворительной акции. Заявку одобрили, никаких замечаний не было. До начала к нам подошли постовые милиционеры, проверили разрешение. А через двадцать минут подошел человек и сказал, что продавать нельзя. Мы ответили, что мы просто принимаем благотворительные взносы, а люди, внеся взнос, могут выбрать футболку.

Ровно в шесть часов вечера «Беркут» оттеснил людей и устроил безобразие. Они забрали футболки, потянулись к ящику с деньгами, но мы их не выпустили. Один ящик с футболками они забрали. Это была клиническая картина. Один беркутовец несет ящик с футболкой, а вокруг него стоит клин из тридцати человек, который расталкивая всех, давал ему дорогу. Такой свиной клин сопровождает ящик с майками «Спасибо жителям Донбасса». Такого эскорта у наших футболок не было никогда в жизни.

Вы своим принто-трикотажным творчеством фактически повторяете кричалку, оканчивающуюся непристойным словом. Так ведь?

Да.

Но это ужасное оскорбление...

Мы как народ имеем право не любить нашего президента. Он же не имеет права нас не любить, а мы можем. Соответственно, мы можем его критиковать, высмеивать, но в рамках некой общечеловеческой этики.

После появления этого продукта мне позвонил человек, некий аноним и попросил убрать футболки из продажи. У меня не было принципиальной позиции: умереть, но оставить их в продаже. Но меня, во-первых, возмутила анонимность звонка. Во-вторых, я считал, что первая часть мэма (Интернет-мэм – название информации или фразы, ставшей популярной в Интернет-среде), где мы благодарим жителям Донбасса, никого не оскорбляет. Тем более что мы не придумываем футболки сами, мы агрегируем народное творчество. И если бы мне просто предъявили заключение эксперта-филолога или даже решение суда, то я бы как законопослушный гражданин поступил, как сказано. Я был абсолютно непредвзят в данной ситуации. Мне политика и на фиг была не нужна.

А вот то, что случилось потом, после 6 сентября, - грубое, наглое, агрессивное попрание свобод - сделало меня предвзятым. Да, теперь для меня эти футболки – дело принципа.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ИЗБЕГАЕТ МЕНЯ, ПЫТАЯСЬ СФАБРИКОВАТЬ ДЕЛО

А если бы люди из АП обратились к вам с просьбой создать продукт, который бы помог президенту нивелировать кричалку, вы бы согласились?

Магазины, которые продавали наш продукт, поддерживались людьми совершенно разных политических пристрастий. Но творчество в пользу власти по объективным причинам было меньше востребовано. Я сам по себе технолог, мне интересно делать футболки, выбирать краску, спецэффекты. Есть общечеловеческие вещи: мы никогда не поддерживали расизм и антисемитизм, все остальное, независимо от политического окраса и не выходящее за рамки политической морали, мы делали. Но когда попирается право на свободу самовыражения, свободу слова, на ношение того, что тебе нравится, - это принципиально.

Какая хронология событий вашего преследования? 6 сентября к вам зашел УБОП, что было дальше?

К понедельнику каждый сотрудник компании побывал дважды, а то и трижды, на допросах. При этом меня не вызывали до сих пор. То есть у меня нет ни одного юридического документа, который бы подтверждал изъятие принадлежащего мне имущества, и до сих (несмотря на то, что я добивался встречи со следователем) со мной никто не общался. Такое чувство, что они меня избегают.

В понедельник 12 сентября мы сделали флэш-моб с просьбой не вызывать нас по телефону. Мы подали жалобу в Генпрокуратуру, МВД, нас перестали вызывать без повесток и кошмарить.

Вас избегают, чтобы сфабриковать против вас дело?

Да. Я неоднократно высказывался, что следствие не заинтересовано в установлении истины. Мы много раз публично говорили, что готовы сотрудничать со следствием, предоставить необходимые пояснения, попытаться разобраться.

Официальное обвинение милиции состоит в том, что вы без разрешения напечатали какую-то продукцию с логотипом Евро-2012. Как все было?

Мы – типография. Наша модель бизнеса до 6 сентября состояла в том, что к нам приходит человек и заказывал продукцию. Мы до 6 сентября не производили готовую продукцию, мы только печатали с готового макета заказчика. Ответственность за авторскую чистоту макета несет заказчик или дизайнер, но не печатник.

Кроме того, законодательством Украины не предусмотрена проверка нас на авторскую чистоту. То есть мы правы и по украинскому законодательству, и по нашему внутреннему соглашению. Господа убоповцы под видом клиентов пришли, попросили напечатать продукт с лого Евро-2012, а после того, как мы напечатали, они нас же и обвинили в изготовлении контрафактной продукции. Дело вчистую сфабриковано. Получается сделали «подставу».

А вы не знали, что логотип Евро-2012 нельзя печатать?

Мы не можем подменять контролирующие органы. Мы не обязаны были это знать, и даже если мы спросим клиента об этом, то клиент не обязан отвечать. Человек, который дает макет на футболку, по закону и по нашим условиям, полностью отвечает за легитимность применения макета. Типография не несет ответственности. Это как если бы кто-то напечатал непозволенную листовку на принтере, а милиция пришла и арестовала принтер. Не человека, а принтер.

Любопытно, что при последовавшем обыске никакой продукции с логотипом Евро-2012, кроме той, что они заказали, в офисе не было. То есть в первый день они интересовались Евро-2012.

Тогда следствие пытается накопать что-то на меня, заставляя людей оговаривать меня и себя. Никто не заинтересован устанавливать истину, поскольку предъявлять нам нечего.

То, что дело заказное – очевидно.

Представьте, приходит в МВД человек и жалуется, что в таком-то магазине продаются вещи с непозволенным логотипом, заведите дело. Вы думаете, по такому заявлению будет подниматься рота автоматчиков? Нет, конечно. Нарушителя вызовут, побеседуют, оштрафуют. А в нашем случае приходит рота автоматчиков и элитное спецподразделение. Почему? Кроме того, в результате обысков по таким делам могут изъять только те вещи, которые имеют отношение к предполагаемому правонарушению. У нас изъяли все, даже те вещи, которые логически не предназначены для печати на футболках. Когда УБОП приехал, не гнушались ничем, они были убеждены в своей безнаказанности. Они портили, били, ломали оборудование. Замначальника одного из отделов УБОПа, который приезжал к нам, по нашей информации, специализируется на силовых операциях. Он сам не скрывал, что он замначальника отдела, но не того, который занимается авторским правом и интеллектуальной собственностью. У него другой отдел, его посылают туда, где надо все сравнять с землей.

А кто придумал футболки «Спасибо жителям Донбасса»?

Мы работаем с разными творческими людьми. Но этих футболок было мало, их продавалось не более пяти в неделю, трендом они стали после 6 сентября.

Правда, что девушке – технологу по вышивке – угрожали изнасилованием?

Да, говорили, что мы тебя отвезем в обезьянник, а там... (дальше угрозы). Там же всех вызывали, девушек с рецепшен, курьерскую службу, ребят, которые печатают книги.

ИДЕЯ БРЭНДА, ПОСВЯЩЕННАЯ АЗАРОВУ РОДИЛАСЬ ДАВНО

Я читала ваше открытое письмо президенту на вашем сайте, оно очень искреннее и без вызова. Вы думаете, что оно попало к главе державы?

Да…

Ваши сотрудники не боятся?

Боятся. Но они со мной. Я никого не прошу работать. Но работаем, сколько можем. Мы уже восстановили кое-что из техники. УБОП вывозил все, что можно увести, но две установки, трафаретная и вышивальная машины были большие, их можно было снять только краном. Поэтому их просто сломали, но мы их восстановили.

Кто придумал футболочку «Кровосиси» и аZara?

Кто? Николай Янович и придумал.

А серьезно?

На самом деле, "аZara" придумал я. Идея брэнда, посвященная Николаю Яновичу, родилась давно. Он очень колоритный. Виктор Федорович – добрый мишка, увалень, а Николая Янович заслуживает увековечивания. А то все смеются над бедным Януковичем, а Николая Яновича все обходят.

Я хотела купить вашу футболочку, такую черную с надписью: «Я не боюсь».

Вчера прошла далеко не последняя ярмарка. Мы еще сделаем...

Елена Мигачева

Фото УНИАН

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter