Дмитрий Потапенко, который один из немногих публично критикует политику российских властей / facebook.com/Dmitry Potapenko

Дмитрий Потапенко: "В России холодильник никогда не победит телевизор"

УНИАН поговорил с известным предпринимателем Дмитрием Потапенко, одним из немногих российских бизнесменов, кто публично критикует экономическую политику российских властей. Он стал звездой интернета, открыто рассказывая о давлении государства РФ на частный бизнес, возражая Путину и доказывая вред продуктового эмбарго, рассуждая о «бездарных внешнеполитических решениях» и снижении уровня жизни в России. Потапенко обратил наше внимание на то, в чем по-прежнему схожи методы госуправления в современных РФ и Украине.

Дмитрий Потапенко, который один из немногих публично критикует политику российских властей / facebook.com/Dmitry Potapenko

В России политическая жизнь устроена так, что задача большинства публичных людей – с экрана телевизора обосновывать правильность действий власти. Однако, текущий собеседник УНИАН к этому большинству не относится. В «русском мире», где экспертом становится не тот, кто высказывает оригинальные идеи и варианты решений проблем, а тот, кто аргументированно поддерживает «политику партии», найти альтернативное мнение всё сложнее. Чаще всего люди просто боятся высказываться публично, чтобы не попасть в списки нацпредателей или куда похуже.

УНИАН поговорил с известным российским предпринимателем Дмитрием Потапенко, который один из немногих публично критикует экономическую политику российских властей. Он открыто говорит о давлении государства на частный бизнес и вреде продуктового эмбарго, «бездарных внешнеполитических решениях» и снижении уровня жизни в РФ.

Публичные выступления Потапенко набирают десятки тысяч просмотров на Ютьюб. На прошлых выборах он даже попробовал себя в качестве политика, став третьим номером в федеральном списке «Партии Роста», позиционирующая себя политической силой экономически активного класса.

Дмитрий Валериевич, вы используете словосочетание «бездарные внешнеполитические решения» в контексте импортозамещени и продуктового эмбарго. Спустя два с половиной года Россия добилась успехов в этих начинаниях?

По словам предпринимателя, сейчас в России потребляют сырную замазку, а не сыр / Фото УНИАН

Импортозамещение произошло, но не благодаря решениям властей и подписанным бумажкам, а из-за девальвации рубля. Для меня слово «успех» слишком абстрактное. Если оперировать цифрами, то, по данным надзорных органов и Росстата, рост производств сельхозпродукции суммарно достигает от 3,8 до 4%, а падение импорта достигает 36%. У нас начинают потирать ладошки и говорить: «как классно, что импорт сократился». На практике это означает, что сократилось  потребление.   А импорт продовольствия сократился не столько из-за эмбарго, потому что схем, как ввезти «запрещенный» товар, много, но потому, что иностранные продукты стали недоступными. Россияне начали употреблять принципиально другие виды товаров. Сейчас у нас потребляют сырную замазку, а не сыр. Нормальный сыр, например, в Польше стоит 300-400 рублей за килограмм, а то, что производят наши фермеры – стоит 1000-1200 рублей за кило. При этом я не говорю о качестве. Конечно, есть предприниматели, которые нарастили объемы производства, но надо оценивать не конкретные случаи, а макроэкономические цифры: это 4% роста производства против 36% падения импорта.

Последнее время власти России заявляет, что эмбарго не вечно и надо быть готовым к его отмене. Это сильно ударить по российским производителям?

Заявления наших властей о потенциальной отмене эмбарго супротив зарубежных компаний пока остаются заявлениями. Думаю, это произойдет, когда в РФ будет снова девальвирован рубль и отмена эмбарго станет бессмысленной. Если провести девальвацию российской валюты до 80 рублей за доллар – можно отменять любые ограничения на ввоз так называемых санкционных продуктов, потому что они не то, что не хлынут на российский рынок – просто не будет смысла вообще осуществлять такие поставки. Продажи за-за дороговизны будут в единичных экземплярах. Те же сыры, которые стоят копейки на зарубежные деньги, здесь будут стоить,  как крыло от «Боинга».

В России любят размышлять о бедах украинцев, но как изменилась покупательская способность российского населения?

По данным статистики, покупательной способности россиян снижается последние два года / ridus.ru

Сравнивать Россию, Украину, Беларусь и Азербайджан – это шизофрения в открытой форме. Причина очень простая. Это разные государства и разные экономики. Сравнивать среднестатистического украинца со среднестатистическим россиянином бессмысленно.  Касательно покупательной способности россиян, по данным статистики, она снижается последние два года. Это беспрецедентная история, такого не было даже в 90-х. Дальнейшее ухудшение покупательной способности мы видим в магазинах: россияне все меньше покупают продукт, а покупают калории.  Логика приобретения – это возможность купить максимальное число калорий в рамках своего дохода. Сложно продавать товар премиального качества, в таких условиях спросом пользуется простая и дешевая продукция.

Я часто бываю в Украине, так как состою независимым членом совета директоров ряда предприятий, могу сказать, что у нас тренды не похожи друг на друга. Нельзя сравнивать носки с трусами.

Президент России недавно несколько раз заявлял о необходимости опередить по темпам роста ВВП мировых конкурентов. Что делается на практике?

Российские власти не уделяют внимания экономике. Кстати, на постсоветском пространстве это очень распространённое явление, когда власти используют родоплеменной подход – приходят к предпринимателям и говорят: «корм, услышь меня» или «корм, плодись». Послание президента депутатом замечательно, но у нас есть другой отчет президента, когда он говорил о 200 тысячах возбужденных уголовных дел, причем, только 15% - это реальные преступления, а остальное – это отжим среднего бизнеса. Говорить о формах работы с экономикой, кроме уголовно-процессуальной, не приходится. Когда я слышу, что власти вкладываются в экономику, сразу надо поджигать красный факел и говорить: «стоять, государство не вкладывает деньги в экономику, потому что нет денег государства, есть деньги налогоплательщиков». Эту фразу налогоплательщиком не стоит забывать. А политик, который только открыл рот, чтобы сказать, что государство что-то вкладывает в экономику, должен тут же писать заявление об увольнении. Реальность – это 200 тысяч уголовных дел против бизнеса. Когда Дмитрий Медведев говорил, что не надо «кошмарить» бизнес в России, сидело три с половиной тысячи предпринимателей, а сейчас сидит 6,1 тыс. Не надо забывать и о ночи «длинных ковшей» по всей России, когда буквально снесли мелкий бизнес (массовый снос киосков и МАФов в РФ, - УНИАН). Тут же введение системы «Платон» (система оплаты за провоз грузов и проезд по автодорогам, - УНИАН) для дальнобойщиков, которая уничтожает мелкий и средний бизнес в области перевозок – очередной пример. Так что не читайте советских газет на ночь.

Потапенко уверен, что России

Чиновники РФ различного уровня неоднократно заявляли, что «дно кризиса» достигнуто и дальше – только рост и счастливое будущее. Так ли это, по-вашему?

Это фразу я слышу раз в полгода. К сожалению, на постсоветском пространстве все сидят в одной лодке. Вроде разошлись 25 лет назад, а экономики по-прежнему увязаны друг на друга. Дно кризиса нам еще проходить и проходить, причем, во многом – совместно.

Разве за эти военные годы экономики Украины и РФ не развязались, а точнее, не отвязались друг от друга?  Взаимный товарооборот стремится к нулю.

Торговли у нас действительно нет, но все равно влияем друг на друга и взаимно ухудшаем друг другу жизнь. У нас нет совместной торговли и кооперации, но есть совместное пространство во внешнеполитическом контуре.  Увы, но система более сложная, чем просто продажа друг другу товаров. Мир во многом смотрит на нас как на совокупное постсоветское пространство – больше, чем на отдельные государства.

Мелкий и средний бизнес – самый простой и эффективный социальный лифт для создания активных граждан и среднего класса. Может, в РФ не хотят видеть сильным этот класс как потенциальную угрозу власти?

Если исходить из картины родоплеменного общества, то зачем создавать дополнительные роды или дополнительные кланы, если можно всасывать в основные пять кланов всю мелочевку – что правильно с точки зрения управления? Хотя это систему не удержит, и ее разрушение неизбежно. Система сегодня – над людьми, и идет по одному пути – «сожрите друг друга».

Российские СМИ делают особый акцент на экономических проблемах Украины, часто в Москве можно услышать про страшные украинские тарифы ЖКХ. Но разве в России всё бесплатно?

Нет большого счастья, чем сдохшая корова соседа. Для средней российской семьи оплата ЖКХ обходится в 30-35% дохода. Здесь украинские и российские политики ведут себя так, что, кажется, что их производят из одного теста. И часто копируют глупости соседа, а население по разные стороны границы с ужасом наблюдает, как во власти соревнуются за самые уродские законы…

Налоги в РФ, да и в Украине собираются достаточно плохо, «зарплаты в конвертах»… Это особенность ментальности или проблема в чем-то другом?

В России собираемость налогов как раз замечательная. В России существует более 70 нетарифных  сборов. Любую предпринимательскую инициативу загнали в «серую зону», причем, делают это осознано. В «черной экономике» тоже присутствуют налоги, просто, они – другого свойства. Для того, кто выводит на свет черную экономику – ее надо рассматривать как экономику, а не как преступную деятельность. Так что собираемость налогов в России растёт, но бизнес подыхает, а, значит, остающихся на свету предпринимателей доят все больше и больше. Тут вопрос не ментальности. Криминальными методами нельзя создавать чистую экономику. Для этого надо сделать простую и открытую систему налогообложения и сборов. Налоги платить надо, но за это человек вправе требовать получения услуг от менеджеров, которые ошибочно называются государственными мужами.

В Украине борьба с коррупцией превратилась в национальную идею, недавно даже запустили обязательное е-декларирование. В России реально как обстоят дела?

Предприниматель уверен, что ворует не человек, а система / facebook.com/Dmitry Potapenko

Я думал, что «борьба с коррупцией» - это российская национальная идея [смеется]. Неизвестно, какие идеи чиновники друг у друга воруют. Борьба с коррупцией не может быть «классовой»: это экономическое преступление и самый яркий пример – это Эстония. У них не было так называемого нефтегазового проклятия, и коррупция исчезла, когда из процессов исключили чиновника, так как перевели систему госуправления в программное обеспечение. Я считаю, это единственный и неповторимый способ сегодня уничтожить коррупцию. Ворует не человек, а система. Правильно настроить эту систему чрезвычайно сложно. Нужно, чтобы администратор этой матрицы был выше по интеллекту, чем все остальные.

Когда вводились санкции против России, был расчёт, что холодильник победит телевизор и власти должны будут как-то реагировать…

В России холодильник никогда не победит телевизор. Как и в любой другой стране. Дайте мне три главных канала украинского ТВ и радио и за недолгое время я смогу легализовать каннибализм.

Может, лучше каннабис?

Можно и каннабис. Что угодно можно, если есть монополия на СМИ, и нет альтернативного мнения.

Вот как раз отсутствие альтернативного мнения – экономика на это влияет? Есть обратная зависимость полноты кошелька и протестных настроений?

Конечно, нет. Революции проходят только в тех странах, где есть два требования: должно быть много молодых людей до 28 лет и они должны быть очень голодными. И ещё – безответственность власти.

Роман Цимбалюк, Москва.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter