Президент МАУ Евгений Дыхне: Председателю набсовета МАУ нужен был "ручной мальчик". Я точно таковым не являюсь

13:36, 01.02.2022
17 мин. 6126 Интервью

Президент авиакомпании "Международные авиалинии Украины" Евгений Дыхне, занимающий пост с 2019 года и в настоящее время обжалующий свое увольнение, инициированное председателем набсовета МАУ, рассказал УНИАН об истоках конфликта, текущем ходе рассмотрения дела в судах и будущем, которое он видит для компании.

Интервью с Евгением проходило в присутствии его адвоката – Олега Громового, который комментировал позицию, представляемую его клиентом в судах, и пояснял текущую ситуацию относительно рассмотрения спора с юридической точки зрения.

В последнее время в информпространстве то и дело появляются новости о том, что за "главные крылья страны" МАУ идет борьба. Расскажите, как долго она продолжается? С чего все началось, и как развивались события в дальнейшем?

Борьба за "главные крылья страны" идет, на мой взгляд, последние пять, а то и семь лет. И это борьба за лучшие умы, за европейские ценности, за прозрачную конкуренцию, за честность в отношениях с контрагентами, в том числе - с государством. Конечно, те, кто привык к бизнесу девяностых, сопротивляются изменениям. Это выливается в неуважительное отношение к сотрудникам, в управление компанией по принципу власти, манипуляции более сильного над более слабым, и, в конце концов, в попытки увольнять топ-менеджеров с аргументом: "потому что я так хочу".

Все это особенности культуры управления, а точнее - элементы "красной" корпоративной культуры. Рыба, как известно, гниет с головы. В случае с МАУ голова – это бессменный председатель Наблюдательного совета (Арон Майберг – УНИАН).

Как известно, вас не первый раз пытаются уволить из компании МАУ. Осенью 2021 года вам удалось обжаловать это решение в суде. Что происходило в компании на тот момент?

Да, первый мой спор с Ароном Майбергом произошел весной 2020 года, через 5 месяцев после моего назначения в МАУ. Тогда между акционерами случился конфликт. Насколько я понимаю, на почве финансирования компании в пандемию.

Я отказался принимать в нем чью-либо сторону, написал заявление об увольнении по собственному желанию, мгновенно получил одобрение Наблюдательного совета. Далее – как в лучших американских фильмах - собрал в картонную коробочку свои вещи и пошел домой. Примерно сутки я был официально безработным.

На следующий день пришел парламентер от Майберга – Олег Бондарь – с просьбой вернуться и аргументом, что все возвращено в статус-кво, акционеры договорились. Что происходило в эти сутки, кто и с кем встречался, мне неизвестно. Это их отношения, я в них не участвую.

Второй раз он требовал моего увольнения после того, как НАБУ вручило мне подозрение в сентябре 2020 года. По его мнению, мне это могло мешать эффективно работать. Результаты свидетельствуют о том, что не мешало и даже добавило мотивации.

[Прим. ред. НАБУ обвинило Евгения Дыхне в злоупотреблении своим служебным положением в должности исполняющего обязанности главы аэропорта "Борисполь", которую он занимал до президентства в компании МАУ. По мнению Бюро, Дыхне якобы вопреки интересам госкомпании подписывал предварительные договоры аренды площадей аэропорта в обход Фонда госимущества, тем самым, нанося ущерб государству. В то же время, как отмечали адвокаты Дыхне, подобная процедура – подписание договоров предаренды – существовала еще с 2010 года и не была изобретением действующего руководителя. Более того, договоры предаренды позволяли использовать простаивающие площади эффективно, тем самым, не то, что не нанося убытки государству, но и более того, предотвращая их].

Сейчас уже ясно, что это были предлоги. Конфликты у нас были в латентной фазе до ноября 2021 года. У нас обоих хватало мудрости не выносить из избы то, что могло навредить МАУ. Но 11 ноября 2021 года, после моего тайного увольнения, о котором я узнал случайно, история с нашими, как бы так мягче сказать, разногласиями, вышла в свет.

Я не согласен ни с такой формой, ни с содержанием. Демократия – это процедуры. У нас не будет порядка нигде, пока мы не начнем соблюдать предписанные правила и процедуры – ни в стране, ни в отдельно взятой компании.

Я не гражданин Израиля, как господин Майберг, я гражданин Украины. Здесь живет моя семья. Я работаю в инфраструктуре последние 15 лет. Никуда не собираюсь из этой страны уезжать, буду и дальше тут жить и работать. Для меня важна репутация ответственного менеджера, человека, отца, друга.

За что вас пытаются уволить теперь, и кто конкретно из владельцев компании этого добивается? В чем, по вашему мнению, истинная причина?

Арон Майберг – председатель Наблюдательного Совета МАУ. Является ли он владельцем – этот вопрос лучше адресовать ему. В одном из своих интервью он себя назвал человеком, который имеет влияние на акционера (юридическое лицо). Очевидно, речь идет о физическом лице, конечном бенефициарном собственнике, если говорить грамотным юридическим языком.

Ответ прост – "красному" лидеру не важен профессионализм, не нужен независимый эффективный менеджер. У такого лидера ценится послушание, беспрекословное выполнение команд. Субъектность в такой системе координат не рассматривается. Если человеком не управляет он, значит, им обязательно управляет кто-то другой. Между нами ментальная и культурная пропасть. Тот, кто сталкивался в жизни с "красными" лидерами, поймет мои аргументы без лишних слов.

Когда я работал в аэропорту "Борисполь", у нас с Ароном Сергеевичем были деловые, ровные бизнес-отношения, особенности его культуры поведения так не проявлялись, поскольку у него не было надо мной старшинства. В МАУ меня пригласили не потому, что я родственник или, не дай Бог, друг Арона Сергеевича. Нет. Моя экспертиза соответствовала запросу.

МАУ находилась в сложнейшем финансовом положении последние годы из-за выполнения с 2014 по 2019 год убыточных рейсов. Я знал, что просто не будет, но мне была обещана свобода действий. Это был обман, что стало ясно довольно скоро. Я такой большой мальчик, а все еще очаровываюсь людьми.

МАУ находилась в сложнейшем финансовом положении последние годы из-за выполнения с 2014 по 2019 год убыточных рейсов / фото предоставлены Евгением Дыхне

Какова обстановка сейчас с долгами МАУ за обслуживание аэропортов и перед прочими подрядчиками?

Мы находимся в стадии переговоров о реструктуризации с государственными предприятиями – аэропортом "Борисполь" и "Украэрорухом" - при участии Министерства инфраструктуры. Со стороны МАУ – наш CFO (финансовый директор – УНИАН) и я.

Очень важно объяснить один момент вашим читателям. Реструктуризация – это не прощение и не списание долгов. Наоборот. Это процесс их признания, потому что на данный момент МАУ не признает долги и обжалует в судах разных инстанций. После утверждения реструктуризации со стороны акционеров МАУ и государством в форме акта политической поддержки, подобно банковскому кредиту, МАУ будет выплачивать в соответствии с утвержденным планом-графиком тело долга и процент за пользование.

Общая сумма долгов составляет порядка 100 миллионов долларов, но реструктуризации будут подлежать только безусловные суммы, то есть те, которые будут безапелляционно признаны с двух сторон.

Какую сумму, при этом, признает компания МАУ?

Информация о деталях, в том числе суммы, пока закрытая. Переговоры – это очень тонкий вопрос. Если стоит задача договориться - диалог всегда проходит в тишине, а после достижения результата стороны выдают совместно отработанную публичную позицию. Это современный цивилизованный подход. Так поступим и мы. Процесс не затянут, он объективно сложный. Мы сближаем наши позиции step by step.

По состоянию на сейчас каков ваш статус в компании? Исполняете ли вы свои обязанности до получения решения суда?

Я не исполняю обязанности, я действующий CEO. Тут ведь история трагикомичная получилась.

Следом за тайным протоколом о моем увольнении был принят тайный протокол об отмене тайного протокола о моем увольнения. Оба протокола я увидел только тогда, когда через суд их истребовали мои адвокаты. Как они мне объяснили, это такая юридическая манипуляция, чтоб ликвидировать предмет иска и закрыть дело в хозяйственном суде. Они уже попытались это сделать, но суд отказал.

Какой статус рассмотрения дела о вашем "увольнении" в суде на данный момент?

[Прим. ред. В разговор вступает адвокат Евгения Дыхне Олег Громовой]:

"Иск Евгения Дыхне о незаконном увольнении находится в Хозяйственном суде города Киева. 19 января нам удалось получить письма от представителей акционеров МАУ, которые поставили под сомнение полномочия адвокатов, представляющих акционеров МАУ – кипрской компании "Онтобед Промоушинз Лимитед" и украинской ООО "Кэпитэл Инвестмен Проджэкт". А уже на следующий день Северный апелляционный хозяйственный суд отказался рассматривать жалобы от представителей акционеров в связи с отсутствием полномочий и закрыл судебное производство в части их апелляционных требований".

Адвокат Олег Громовой рассказал, что иск Евгения Дыхне о незаконном увольнении находится в Хозяйственном суде города Киева / фото предоставлены Евгением Дыхне

Вся эта ситуация выглядит довольно запутанно…

Да, и это еще раз сигнализирует мне о наличии корпоративного конфликта между акционерами. И лучше им разобраться между собой. Цена вопроса слишком дорога.

То есть, вы одновременно судитесь с компанией и управляете ею как СЕО. Как вам удаётся сохранять баланс?

В прошлом году у нас в компании появился комитет по комплаенсу, который занимается приведением деятельности компании в соответствие с законодательством, а также корпоративными и этическими нормами. Я этим очень горжусь. Комплаенс, управление рисками конфликтов интересов – это лучшие корпоративные практики, которые ранее в МАУ не использовались.

Первое заявление, которое рассматривает комитет – мое. Я заявил о собственном конфликте интересов относительно моего иска к МАУ. Мне по-человечески эта ситуация крайне неприятна. Юридически именно МАУ - мой работодатель, хотя права мои нарушены, конечно, не компанией, а конкретными людьми. В связи с этим я самоустранился от любых вопросов, связанных с данным юридическим процессом как CEO МАУ.

Также я заявил о конфликте интересов Олега Владимировича Бондаря. Олег Владимирович был многолетним адвокатом МАУ на аутсорсе, также он бизнес-партнер по юридической фирме "ECOVIS Бондарь и Бондарь" члена Набсовета МАУ Александры Никитиной. Также он "связан" с компанией "Аэрохендлинг" - нашим эксклюзивным подрядчиком по хендлингу (наземному обслуживанию авиарейсов – УНИАН) в аэропорту "Борисполь". Еще он периодически самоизбирается председателем общего собрания акционеров. Ну, и как вишенка на торте - он пришел меня увольнять по доверенности, которая выдана ему мной, и назначать президентом МАУ себя.

Олег Бондарь в одном из своих интервью говорил, что вы прибегаете к манипуляциям с судебной системой. Как бы вы прокомментировали это заявление?

Прежде всего, любые мои действия в этом процессе реализовываются адвокатами, ведь в юридической ситуации нужно обращаться не к здравому смыслу, а к юристам.

[Прим. ред. Комментарий адвоката Олега Громового]:

"Адвокаты МАУ в суде заявили о злоупотреблении процессуальными правами с целью манипуляции с автоматизированным распределением дел между судьями. Суд уже дал исчерпывающий ответ на этот вопрос, отказав в удовлетворении ходатайства о злоупотреблении правами. Более того, вмешательство в работу "робота", который определяет, кому из судей достанется иск, преследуется Уголовным кодексом (376-1 УК).

Если у Олега Бондаря есть доказательства такого вмешательства, он обязан обратиться в правоохранительные органы за проверкой. Если он этого не сделал – значит это не юридическое, а эмоциональное заявление".

Добавлю, если позволите, и поставим точку с комментариями относительно Олега Бондаря. Хороший был адвокат, но всегда ходил на грани добра и зла. Сейчас он эту грань перешел. Мне его искренне жаль. Думаю, его подставили, и он теперь вынужден защищаться.

Связано ли недавнее заявление многолетнего топ-менеджера МАУ Юрия Мирошникова о том, что он покидает компанию, с историей вокруг вашего "увольнения"?

Я давно знаю и уважаю Юрия Владимировича, потому не считаю корректным комментировать этот вопрос. Крайняя его должность в компании – член Наблюдательного совета МАУ. Замена членов Наблюдательного совета находится в полномочиях акционеров, которые их делегируют представлять интересы. Так это работает в МАУ.

Открылась ли информация о конечных бенефициарах/собственниках МАУ во время судебного процесса? Можете ли вы поделиться этой информацией?

До момента вступления в действие закона об обязательном раскрытии информации о конечных бенефициарных собственниках, я, как CEO, пользуюсь только официально доступной мне информацией. Понимаю, что хотелось бы услышать в ответе на этот вопрос громкие фамилии, но их там нет.

[Прим. ред. Комментарий адвоката Олега Громового]:

"Информация о конечных бенефициарах не открылась. Участники в судебном процессе – это МАУ, как юридическое лицо ответчик, а также акционеры МАУ: кипрская компания "Онтобед Промоушнз Лимитед" и украинская ООО "Кэпитэл Инвестмен Проджэкт" - в качестве третьих лиц без самостоятельных требований. Физические лица - Арон Майберг, как председатель Наблюдательного совета МАУ, и Олег Бондарь, как не до конца понятно кто, - хотели вступить в процесс, аргументируя это тем, что решение суда якобы может повлиять на их права и обязанности, но суд им отказал".

Действия по моему увольнению со стороны Арона Майберга сейчас, когда у МАУ столько внешних вызовов, – это как если в детской игре в дженгу доставать нижние блоки один за другим и проверять, устоит ли конструкция / фото предоставлены Евгением Дыхне

Должно быть, вы помните, в 2019 году произошла ситуация, когда украинскую авиакомпанию SkyUp хотели лишить лицензии по решению Барышевского суда на основании иска гражданки, которая никогда не пользовалась услугами этой авиакомпании, но, тем не менее, утверждала, что компания не выполняет обязательства перед пассажирами. Звучали мнения, что эта ситуация была манипуляцией, связанной с тем, что билеты SkyUp были дешевле компании МАУ, и это была попытка "приструнить" конкурента. Казалось бы, дело давно минувшее. Но Арон Майберг, в свою очередь, в своем интервью проводил параллель между решениями Барышевского суда о лишении сертификата эксплуатанта авиакомпанию SkyUp и делом Дыхне, называя их "делом рук одного архитектора". Что вы думаете об этом?

Когда был подан иск в Барышевский суд, я в МАУ еще не работал. На тот момент я был первым заместителем директора аэропорта "Борисполь". Об иске узнал из прессы, он сразу мне показался абсурдным.

В прессе, и, насколько мне помнится, в самой авиакомпании SkyUp иск называли делом рук МАУ, во что мне верить очень не хотелось. Это низко. Парадокс в том, что "юридические" руки МАУ – это и есть (вернее, были на тот момент, договор авиакомпания МАУ расторгла в конце прошлого года) Олег Бондарь и юридическое бюро ECOVIS Бондарь и Бондарь.

Невольно на ум приходит пословица про шапку на воре. Родить такую мысль может только человек, который имеет соответствующую модель поведения в своей голове. Не иначе.

По словам Майберга, происходящая в настоящий момент в компании МАУ ситуация пахнет рейдерством. В чем его аргументация? И какова, при этом, ваша позиция?

Из тех документов, которые мы с адвокатами получаем в суде, а также тех документов, которые приходят от имени акционеров МАУ, содержание которых я не имею право разглашать из-за NDA (соглашения о неразглашении – УНИАН), вижу, что мое понимание ситуации и мотивация на подачу иска были верны.

Действия по моему увольнению со стороны Арона Майберга сейчас, когда у МАУ столько внешних вызовов, – это как если в детской игре в дженгу доставать нижние блоки один за другим и проверять, устоит ли конструкция. Председателю наблюдательного совета нужен был "ручной мальчик" в его корпоративной войнушке. Я точно ручным не являюсь. Так что рейдерство в данном случае – это атака на мои права и на мою деловую репутацию.

Какими будут ваши дальнейшие действия, и какие сценарии дальнейшего развития ситуации вы видите на данный момент?

Все пройдет, а МАУ останется. В компании уже реализованы изменение модели оперирования, оптимизация расходов. Следующий этап трансформации компании – культурный, выход из "красной" корпоративной культуры, потому что для успешной конкуренции с авиакомпаниями, в том числе лоукостерами, станет вопрос "борьбы за умы". А это уже соревнование команд, а не продукта. Продукт у нас всех плюс-минус одинаковый.

Для дальнейшего развития МАУ, без сомнения, должна изменить внутреннюю культуру, начиная с самого верха. В комплаенс практике это называется - "тон, задаваемый руководством". На данный момент этого не произошло.

Надежда Бурбела

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь