Грядет полная НБУзация фондового рынка

Грядет полная НБУзация фондового рынка

Принятым ВР законом о системе депозитарного учета ценных бумаг в структуру фондового рынка вводится новый элемент - Центральный расчетный центр. Специалисты считают, что таким образом создается государственная монополия в лице НБУ...

Это история с почти детективным сюжетом, впрочем, как и любая другая, связанная с принятием в последнее время Верховной Радой важных законопроектов. Так, еще в декабре прошлого года парламент принял в первом чтении проект Закона «О системе депозитарного учета ценных бумаг», который предусматривал создание Центрального депозитария и выделение клиринга в новый вид профессиональной деятельности. Следует отметить, что над созданием этого документа работала квалифицированная и довольно большая рабочая группа, которая состояла из участников рынка и представителей международных институтов. Казалось бы, ничто не предвещало каких-то проблем с прохождением законопроекта в ВР во втором чтении, однако... Как отмечают участники рынка, для них большой неожиданностью стало то, что во время подготовки документа ко второму чтению его редакция претерпела кардинальные изменения, к примеру, в части, касающейся клиринговой деятельности. В структуру фондового рынка вводится новый элемент – Центральный расчетный центр. Специалисты считают, что таким образом создается государственная монополия на такие рыночные функции, как клиринг и расчеты по соглашениям с финансовыми инструментами.

Откровенно говоря, ни для кого не секрет, что к этой инициативе имеет прямое отношение Национальный банк Украины. Фактически целью внесение данных изменений является концентрация всей клиринговой и расчетной деятельности на фондовом рынке в структурах, контролируемых именно НБУ, который параллельно активно "окучивает" под себя ключевые для рынка структуры. Так, согласно обнародованной информации относительно результатов подписки на акции дополнительной эмиссии Национального депозитария Украины, Нацбанк приобрел 25% НДУ, владельцем еще одного блокирующего пакета стал «Ощадбанк», а еще немногим более 10% получил негосударственный пенсионный фонд опять-таки НБУ.

Что же касается того, кто больше всего проигрывает от внесенных поправок, то, на первый взгляд, это, конечно, биржи. В настоящее время деньги клиентов депонируются именно на счетах бирж. После вступления в силу закона деньги клиентов, скорее всего, будут депонироваться уже в структурах, подконтрольных НБУ. Плохо это или хорошо, все оценивают по-разному, но реакция существенно большего количества субъектов рынка на ситуацию была негативной. Как следствие, появилось открытое письмо к Президенту, под которым поставили подпись 27 субъектов и участников рынка, среди которых ПФТС, «Украинская биржа», «Тройка Диалог Украина», «Драгон Капитал». Авторы письма высказали ряд замечаний и аргументов относительно предложенных поправок и попросили Президента «принять меры для пересмотра редакции законопроекта с учетом мнения профессиональных участников рынка в части, касающейся клиринговой деятельности». Кроме публичных обращений оппоненты закона подключили и другие рычаги влияния, чтобы заблокировать прохождение неприемлемых для них поправок в ВР.

Но не тут-то было. Законопроект все-таки был проголосован в прошлую пятницу с указанными поправками. Была ли это прогнозируемая победа одной из групп влияния или победила вечная неконтролированность и хаотичность украинского парламентаризма, сказать сейчас тяжело. Однако факт остается фактом – Верховная Рада под председательством Адама Мартынюка приняла документ во втором чтении. Агентство УНИАН обратилось к авторитетным игрокам рынка, чтобы они прокомментировали ситуацию.

Директор биржи «Перспектива» Станислав Шишков:

– Вопросы централизации расчетной и клиринговой модели на уровне единого расчетного центра вызывали на рынке горячие дискуссии. Между тем, фондовый рынок без принятия данного закона так и остался бы без центрального депозитария, но с тремя депозитариями и тремя учреждениями, которые позиционируют себя как центральный контрагент. Рынок так бы и остался без более-менее универсальной и адекватной расчетной модели и инфраструктуры.

Можно спорить относительно необходимости консолидации функций клиринга и расчетов под эгидой НБУ, но последние инициативы были, по сути, первым случаем активного интереса государства к построению действенной национальной системы клиринга и расчетов. Эти меры могут нравиться или не нравиться, но следует помнить, что модель, предусмотренная действующим законодательством в качестве базовой (с денежными расчетами через расчетный банк) в нормальной, приемлемой для рынка форме, реально так и не была создана за последние 16 лет.

В любом случае, сколько бы ни было клиринговых учреждений, с точки зрения международных рекомендаций над ними необходим постоянный надзор именно центрального банка. Вполне очевидно, что клиринг и расчеты аккумулируют риски, которые могут негативно повлиять на функционирование национальной системы межбанковских расчетов. Последствия их сбоя в масштабах банковской системы могут оказаться апокалиптическими по сравнению с любым кризисом на фондовом рынке. Именно поэтому системы клиринга и расчетов на финансовых рынках во всем мире считаются системно значимыми и подлежат жесткому контролю, лицензированию и надзору. А сейчас далеко не все системы денежных расчетов и клиринга на национальном фондовом рынке адекватно регулируются, что тяжело назвать нормальной ситуацией. Поэтому принятие данного закона в целом достаточно позитивно.

Председатель правления «Всеукраинского депозитария ценных бумаг» (ВДЦБ) Дмитрий Чугаевский:

– Принятие Закона «О системе депозитарного учета ценных бумаг», создание центрального депозитария, расчетного центра уже давно актуально, и это является положительным моментом для фондового рынка и экономики государства в целом.

Мы ознакомились с текстом документа лишь после его принятия Верховной Радой. Стоит отметить, что в его основу положена европейская модель функционирования депозитарной системы, хотя не учтены некоторые моменты функционирования украинского фондового рынка. Кроме того, он имеет ряд существенных недостатков, на которых акцентировали внимание во время обсуждения и принятия документа в сессионном зале, в частности, депутаты, юридическое управление Верховной Рады, позже – участники рынка. Данный закон еще не подписан Президентом, поэтому, вероятно, он может быть отправлен на доработку.

На данный момент правление готовит аналитическую записку в Наблюдательный совет ВДЦБ относительно новаций, заложенных в принятом законе, которые меняют структуру взаимодействия участников фондового рынка. Мы ожидаем, что Наблюдательный совет в ближайшее время рассмотрит этот вопрос на заседании и инициирует созыв общего собрания акционеров, которые и примут решение относительно стратегии и последующего развития ВДЦБ, в соответствии с требованиями законодательства Украины.

Необходимо подчеркнуть, что ВДЦБ – мощный депозитарий, обслуживающий 80% рынка депозитарных услуг (его депозитарные активы превышают 600 млрд грн), он выполняет как депозитарные, так и расчетно-клиринговые операции, имеет современную технологическую и методологическую базу, квалифицированных специалистов и готов взять на себя выполнение тех функций, которые определят акционеры в соответствии с законодательством.

Председатель совета ассоциации «Украинские фондовые торговцы» (АУФТ) Сергей Антонов:

– Уверен, что принятие данного закона является этапом в развитии рынка: наконец появилась новая финансовая услуга – клиринг на финансовом рынке, на уровне закона определен единый Центральный депозитарий, роль Национального банка Украины в регулировании расчетов и клиринга на финансовом (фондовом) рынке. Последнее особенно отрадно, но требует пояснений в связи с уже существующими комментариями.

Понятно, что расчеты на фондовом рынке Украины не могут проходить вне Национальной платежной системы. В то же время особенности таких расчетов имеют значительную специфику и требуют создания специальных Систем расчета по ценным бумагам (Secutities settlement system – SSS), которые должны быть максимально интегрированы в т.н. системы больших платежей (large value payment system – LVPS). Эти системы довольно специфические, поскольку не только допускают активное взаимодействие торговых, клиринговых и платежных систем, но и продуцируют существенные риски. Последние, соответственно, могут быть перенесены на системы платежей крупными суммами, и это находится под пристальным вниманием центральных банков. Вся эта проблематика описывается в очень подробных международных рекомендациях.

Однако в Украине до сих пор не существует такой системы расчета по ценным бумагам, хотя попытки ее создания продолжаются не менее 15 лет, но назвать их успешными сложно. Существуют отдельные попытки разных бирж или депозитариев имитации подобных систем, которые более-менее соответствуют действующему законодательству, но ни одна из них не отвечает международным принципам и не интегрирована в Систему электронных платежей НБУ (украинский аналог LVPS).

В этих условиях Национальный банк взял на себя создание Системы расчетов по ценным бумагам и Расчетного центра для обслуживания договоров на финансовых рынках. При этом следует учитывать естественную консервативность самой платежной системы и объективную длительность комплексного внесения изменений в нормативные акты. Поэтому было предложено вместо регуляторного контроля НБУ временно (сроком на 5 лет) заменить его корпоративным контролем регулятора, передав именно Нацбанку затраты на создание и сопутствующие предпринимательские риски.

Кажется, такой подход вполне логичный. Почему-то ни у кого в свое время не вызывало удивления, что именно Национальный банк создавал СЭП, а то что именно НБУ и сегодня обеспечивает функционирование СЭП, является условием доверия к системе.

Следует напомнить, что в свое время большие инфраструктурные проекты финансового рынка в Европе создавались при участии государства и только впоследствии, когда государство убедилось в безрисковости их функционирования, они были приватизированы, кстати, не без выгоды для самого государства. Примером такого подхода может служить и Россия, где государство через центробанк и другие государственные банки владеет базовой биржей ММВБ-РТС и через нее контролирует расчетную и депозитарную инфраструктуру страны.

Фактически на рынке в части расчетов происходит беспорядочное движение. А с вмешательством Национального банка появляется уверенность в регулированности и предсказуемости. Возможно, и благодаря понятной и прозрачной системе контроля со стороны НБУ доверие населения к банковской системе несравненно выше, чем к фондовому рынку (достаточно сравнить объемы депозитов и инвестиций в ценные бумаги).

Председатель правления «Украинской биржи» Олег Ткаченко:

– Законопроект, который прошел первое чтение, был довольно неплохим. Я не говорю, что он был идеальным, но он был компромиссным. Однак во время подготовки законопроекта ко второму чтению он был очень сильно изменен.

После открытого письма участников рынка к Президенту данный документ немного изменили. Но текст законопроекта, который рассматривала Верховная Рада во втором чтении, не стал лучше и имел те же недостатки. При этом он содержал массу ошибок, не только принципиальных, но и технических. Речь идет даже о знаках пунктуации, расставленных не в том месте, что в корне меняет само содержание закона и делает невозможным его выполнение.

Стоит также отметить, что принятие данного закона состоялось вопреки выводам юридического управления Верховной Рады, которое написало – документ нуждается в основательной доработке.

Что касается принципиальных ошибок, то, в частности, в данном законе прописано, что центральный депозитарий создается на базе Национального депозитария Украины. Все действующие депозитарии должны передать свои глобальные сертификаты на протяжении года НДУ и через год с момента опубликования данного закона они утрачивают свои лицензии. Если говорить другими словами, у Всеукраинского депозитария ценных бумаг просто отбирают его бизнес и передают его НДУ.

Согласно данному закону, на деньги НБУ фактически создается монополист не только по расчетам, но и по клирингу. А это в свою очередь значит, что данная структура-монополист перебирает на себя и услуги центрального контрагента. Я, например, не слышал, чтобы кто-то из представителей рынка просил об этом.

В законе прописано, что участники рынка также могут создавать клиринговые организации, но расчеты будут проводиться все равно в расчетном центре. Лично я нигде не слышал, чтобы две структуры, конкурирующие между собой на одном рынке, предоставляли друг другу услуги по расчетам.

В соответствии с законом, клиент может получать услуги и по клирингу, и по расчетам в расчетном центре. А это значит, что расчетный центр не просто получает от клиентов деньги для расчетов, но и берет на себя их риски и обязательства. А теперь возникает логический вопрос – почему государству в лице Национального банка придется закрывать какие-то позиции, которые сгенерировали участники рынка, государственными деньгами? Почему риски каких-то коммерческих организаций должны закрываться государственными, общественными деньгами? Риски бизнеса должен закрывать бизнес.

Касательно мирового опыта. В мире нет ни одного примера, когда аналоги расчетных центров и клиринговых организаций в одном лице были оторваны от бирж. Да, эта система не может работать. Очень важно, чтобы существовала тесная связь между тем, где подписываются соглашения, где они выполняются и где гарантируются. Фактически речь идет о государственной монополии.

Я считаю, что данный закон в том виде, в котором он принят, должен быть ветован. Рынок просто не сможет работать по установленным им правилам.

Понятно, что некоторые участники фондового рынка могли бы высказаться и резче относительно принятого закона. Однако сейчас все прекрасно понимают, что все зависит от того, подпишет гарант его или вернет на доработку. Хотя на вопрос, у кого сейчас лучшие выходы на Администрацию Президента и самого кормчего страны – у участники фондового рынка или руководства Национального банка, напрашивается достаточно прогнозируемый ответ.

Андрей Гарасим (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter