"Бюджет практически не предусматривает развитие космической отрасли", - Владимир Усов / пресс-служба Госкосмагентства

Глава Госкосмагентства Владимир Усов: Если в течение года или двух лет ситуацию не изменить, то и потенциала, и мощностей, и людей, которые еще остались, не будет и восстановить потерянное станет невозможным

17:00, 31.03.2020
18 мин. 2758

Что происходит в космической отрасли нашей страны, как кардинально исправить сложившуюся там критическую ситуацию, и почему для Украины важна Луна – рассказал УНИАН глава Государственного космического агентства Владимир Усов.

Космическая отрасль осталась одной из немногих в Украине, которая в новых экономических реалиях пока еще сохраняет свой производственный потенциал, а также может участвовать в глобальных проектах по освоению Вселенной.

При этом государство пока не способствует развитию этого сектора экономики. Более того, последние несколько лет парламент не сможет утвердить госпрограмму развития космической отрасли, поэтому этот высокотехнологический сектор фактически живет без ориентиров.

В ноябре прошлого года Кабинет министров уволил Павла Дегтяренко с должности главы Государственного космического агентства. И только в конце января этого года назначил на вакантную должность Владимира Усова. 

В интервью УНИАН новый председатель ГКАУ рассказал о планах спасения национальной космической отрасли и перспективах ее развития.

Вы уже почти два месяца находитесь в должности главы космического госагентства. Какое впечатление сложилось о состоянии отрасли?

Это как зайти в огромное промышленное помещение, где очень много всего, в том числе, оборудования особого качества. Видно, что тут работали высокопрофессиональные люди, виден потенциал. Но с другой стороны – запустение, которое за последние годы превратилось в статус-кво. 

Если в течение года или двух лет эту ситуацию не изменить, то и потенциала, и мощностей, и людей, которые еще остались, не будет и восстановить потерянное станет невозможным. Пока есть окно возможностей, но оно может достаточно быстро закрыться. Если сегодня резко не провести реформы в космической отрасли, то через несколько лет как таковой ее в Украине не будет.

По поводу окна возможностей. Не ставит ли нынешняя ситуации с карантином и мировым кризисом под сомнение ваши планы?

Конечно, сложившаяся ситуация негативно влияет. На предприятиях работают тысячи людей, и нужно соблюдать режим карантина. Поэтому большое количество работников переведено на удаленную работу, часть будет отправлена в отпуск. Это все вредит и производительности предприятий, и нашему плану по их реструктуризации и трансформации. Но надеемся, что ситуация в ближайшие месяцы нормализуется, и мы приступим к активной работе. 

Но любые кризисы – это всегда новые возможности. К примеру, на рынке космических услуг закрылось несколько молодых компаний. Одна из них – Bigelow Aerospace, они занимались разработкой новой концепции и подхода к развитию космических станций на околоземной орбите. Кризис отсеивает все ненужное. Те компании, у которых есть реальный потенциал и перспективы, выходят из кризиса более сильными. А те компании, у которых потенциал был слабым или были ошибки в плане менеджмента, финансовой политики, уходят с рынка. Надеюсь, что наши предприятия космической отрасли из кризиса выйдут обновленными и достаточно мощными.

В отчете о деятельности агентства за 2019 год говорится, что из семнадцати предприятий, входящих в его состав, восемь являются убыточными, а два – пребывают в стадии ликвидации. Исходя из этого, какие же предприятия могут из кризиса выйти более сильными?

У нас есть предприятия, которые являются одними из мировых лидеров в своих сегментах и секторах. Это – наша главная производственная мощность: «Южмаш», КБ «Южное», харьковские предприятия «Хартрон» и «Коммунар», киевское КБ «Арсенал». В принципе, можно насчитать пять-семь предприятий, которые при достаточно грамотном планировании работы и интеграции в мировые глобальные производственные цепочки могут из кризиса выйти более сильными. Основная проблема в том, что все эти предприятия, их производственные возможности не были объединены одной стратегией в рамках космической программы Украины.  

Космическая программа – это базовая стратегия, в рамках которой развивается отрасль, но последние три года ее вообще нет на государственном уровне. Поэтому каждое предприятие живет своей собственной жизнью, у него нет госзаказа. А все эти предприятия созданы еще в рамках советской системы координат, они достаточно неповоротливые, ими тяжело управлять, они не имеют права распоряжаться своими ресурсами. Из-за этого они приходят в достаточно плачевное состояние. 

У нас двойная задача. С одной стороны, срочное принятие космической программы, как минимум, пятилетней, чтобы каждое предприятие понимало свое место в рамках общей стратегии. А второе – это реструктуризация и трансформация предприятий, чтобы они управлялись современно, эффективно и могли самостоятельно распоряжаться своими ресурсами, сотрудничать с международными игроками, привлекать инвестиции, работать в логике современных бизнесов, а не в логике государственных предприятий 80-90-х годов.

В марте прошлого года Госкосмагентство представило программу развития отрасли до 2023 года, но ее так и не утвердили. В каком состоянии находится этот документ?

Придя в агентство, мы начали с создания новой концепции и стратегии космической отрасли и работы космического агентства. На выездном заседании профильного комитета Верховной Рады мы ее презентовали, нас единогласно поддержали члены комитета и приглашенные эксперты. На базе этой концепции сейчас разрабатываем новую космическую программу. Та программа, которая была разработана три года назад, устарела. В новой программе будут заложены два основных аспекта – национальная безопасность и экономика. Считаю, что космос должен быть точкой экономического роста, а также крепким фундаментом национальной безопасности. 

Что касается национальной безопасности, для любой страны, а особенно для воюющей, важны три фактора: независимый доступ к космосу, система космического мониторинга, своя спутниковая группировка в небе. На данный момент у нас есть только система космического мониторинга. И это особенно обидно, так как Украина – страна с полным циклом производства как ракет-носителей, так и космических аппаратов. В космической программе нужно все это прописать. 

Относительно экономики: необходимо провести реформу по трансформации и корпоратизации предприятий, что приведет к постепенному повышению участия частного сектора в отрасли. Тогда на месте группы из пяти-семи госпредприятий мы будем иметь экосистему, в которой будут десятки, а через несколько лет, надеюсь, и сотни компаний. Это поможет интегрировать космическую отрасль Украины в глобальный космический рынок. Вот тогда она будет эффективной, станет зарабатывать для страны немалые деньги и обеспечивать нацбезопасность.

То есть, можно ожидать приход частного капитала на госпредприятия?

Корпоратизация - это не приватизация; подразумевается изменение формы управления предприятиями. Они могут быть корпоратизированы, но при этом на сто процентов принадлежать государству. Когда я говорю о выравнивании доли рынка с частным сектором, то имею в виду в основном создание новых частных компаний, которые, благодаря принятому новому закону о космосе, могут быть созданы. Раньше в Украине нельзя было легально заниматься созданием космических аппаратов и ракетостроением, на это имели право только несколько госпредприятий. Сегодня эта отрасль открыта для частного сектора. Мы хотим запустить работу акселератора, который будет агрегировать стартапы, искать под них украинские и международные инвестиции. Все это сформирует экосистему компаний разных форм собственности и крупности, и, в итоге, мы получим современный большой космический рынок в Украине.

Когда можно будет детально ознакомиться с этой новой концепцией развития отрасли?

Мы хотели ее официально презентовать буквально в первых числах апреля, но карантин сместил планы: придется немного подождать. Кроме концепции, планируем озвучить приоритетные проекты, они станут ядром новой космической программы.

А когда можно ожидать новую программу?

Мы планировали в течение трех месяцев ее разработать и внести для рассмотрения в Верховную Раду. Скорее всего, летом программа будет готова.

Одной из проблем отрасли является небольшой госзаказ. В госбюджете на 2020 год на эти цели было предусмотрено немногим больше 600 млн гривен, причем предполагается финансирование лишь по трем направлениям.

На самом деле, сумма в десять раз меньше. К примеру, на утилизацию ракетного топлива хотели выделить 160 миллионов гривен, а по факту выделяют 30, и не на утилизацию, а на хранение. Точно также по всем другим статьям. Космической программы нет, поэтому и происходит такое ситуативное финансирование. Деньги никогда не бывают получены в полном объеме, редко даже 50 процентов, поэтому можно говорить, что на этот год бюджетом практически не предусмотрено развитие космической отрасли. Исключительно на фонд зарплат, какие-то аренды, хранение. Ни инвестиций в науку, ни в развитие, ни в создание новых моделей космических аппаратов, – денег ни на что нет. Все недочеты хотим выписать в новой космической программе. Ведь пока мы стоим на месте, кто-то двигается вперед, а мы теряем позиции, которые потом вернуть будет невозможно. Необходимо изменить подход к космической отрасли.

А есть ли прогнозная оценка суммы, при выделении которой отрасль могла бы выйти на стабильный путь развития?

Космическая программа в год должна составлять хотя бы 5 млрд гривен. Тогда мы можем говорить о том, что у страны будет свой независимый доступ к космосу, будут свои спутниковые группировки. Но это - небольшая сумма по меркам европейских, азиатских, а также американского космических агентств.

Владимир Усов рассказал о финансировании космической отрасли в Украине / пресс-служба Госкосмагентства

Старая космическая программа, которая не была принята, составляла 10 млрд гривен. Но мы считаем, что достаточно для начала и 5 млрд гривен в год, причем, бюджет отрасли будет не на 100 процентов сформирован государственными дотациями. Из этой суммы, считаю, 50 процентов должны составлять инвестиции, участие бизнеса, международных и украинских инвесторов, а 50 процентов – это участие государства, в основном это касается вопросов национальной безопасности и развития фундаментальной науки.

В конце января на совещании у министра экономики и.о. гендиректора «Южмаша» Константин Завгородний сообщил, что с 2012 года вдвое сократились объемы производства предприятия, в два раза уменьшилось число работников…

Не совсем так, количество работников формально не сократилось. Спад в производстве действительно был. Вызвано это тем, что проект Морского старта (создание плавучего космодрома – УНИАН), в котором «Южмаш» участвовал, по разным причинам не был реализован. Поэтому объем продукции и ракет, которые «Южмаш» должен был произвести под этот проект, фактически обнулился. Сейчас у завода всего два космических проекта - «Антарес» с NASA и «Вега» с Европейским космическим агентством. 

Наша задача – загрузить «Южмаш» новыми заказами, новыми проектами международного партнерства как напрямую в космической отрасли, так и в смежных сферах, потому что «Южмаш» – это одно из главных европейских предприятий в сфере тяжелого машиностроения и производства. Мы хотим, чтобы оно таким оставалось в будущем, а на базе «Южмаша» мы планируем создать производственный европейский хаб.

Ведутся ли сейчас какие-то переговоры в в этом направлении?

Мы уже начали переговоры с европейскими партнерами – как в сфере энергетики, машиностроения, так и в космической отрасли, в сфере производства материалов. Думаю, что в ближайшие два месяца мы сможем несколько новых партнеров анонсировать.

И снова по поводу стратегии: какое место в ней занимает создание системы связи и завершение многострадального проекта по запуску геостационарного спутника «Лыбидь»?

По проекту «Лыбидь» мы ожидаем решение Лондонского арбитража. Он должен решить, что Украина получит в результате рассмотрения своего иска – спутник либо компенсацию средств, которые мы инвестировали в его создание. Особенность проекта заключается в том, что «Лыбидь» можно запустить только с «Байконура» и только ракетой, которой сейчас физически нет. Именно поэтому перспектива запуска этого спутника мне не кажется реалистичной. По крайней мере, в ближайшее время. Важно понимать, что за последние годы произошел большой прорыв в плане создания спутников, повысились их производительные и вычислительные мощности. Думаю, что мы должны вернуться к созданию своей платформы для телекоммуникационных систем, которая будет гораздо дешевле и эффективнее, а собрать мы ее сможем в Украине.

Еще одной проблемой отрасли называлось участие в затратных масштабных проектах, которые так и не выстрелили. Один из примеров – сотрудничество с бразильцами по космодрому Алкантара. Будет ли изменен подход, чтобы Украина впредь бралась только за те проекты, которые сможет довести до конца?

Проект бразильского космодрома затянулся на пятнадцать лет, что неприемлемо ни для какого проекта. В нем уже поменялись два поколения людей. Наша логика – переход к проектам, где мы изначально понимаем, какие ресурсы должны быть потрачены, какой на выходе получим результат, и когда мы его реализуем. В рамках новой космической программы мы ставим себе цель в течение пяти лет иметь свою спутниковую группировку и свой независимый доступ к космосу. Все это будет четко и понятно расписано и не растянется на десятилетия.

А есть ли в планах агентства участие в крупных международных программах, таких как освоение Луны?

Глобальная космическая отрасль живет долгосрочной перспективой и большими амбициозными целями, но у украинской космической отрасли в последние десять лет их нет. Действительно, сейчас есть несколько национальных и коммерческих международных программ по освоению Луны и Марса. Считаю, что Украине лучше нацелиться на международные программы, в которых мы можем участвовать как один из игроков и субъектов, к примеру, в проектах по освоению Луны. 

У нас есть проект промышленной лунной базы, разработанный КБ «Южное». Мы хотели бы принять участие в развитии космической транспортной системы, элементов инфраструктуры и поддержки жизнедеятельности человека на Луне и в космическом пространстве. 

Космос в 2020 году – это не только ракеты, это гораздо больше. Следующий большой шаг для человечества – поддержка жизнедеятельности человека в условиях космоса. Если Украина станет одним из игроков в этой сфере, то на многие десятилетия вперед забронирует себе статус ключевого игрока в космической отрасли. 

Конечно, мы это самостоятельно не потянем, поэтому нужно действовать в сотрудничестве с мировыми игроками, такими как США, Европейское космическое агентство, Япония. Совместными усилиями мы бы могли этой цели достигнуть в ближайшие десять лет.

Рада в прошлом году приняла закон, снявший ограничения на участие частного бизнеса в космической отрасли. Кабмин недавно отменил запрет на испытания ракет-носителей и запуск космических аппаратов. На сегодня уже есть какие-то качественные изменения в этом сегменте?

В принципе, уже было несколько частных игроков на нашем рынке, но они не смогли в полной мере реализовать свой потенциал. Сейчас начали действовать гораздо активнее, это видно по тем документам, которые они подают в агентство. Это - частная украинско-американская компания Firefly, компания Skyrora и несколько новых стартапов. Что мы делаем со стороны космического агентства? Мы хотим дать импульс развитию экосистемы частных компаний. Если будем системно в этом направлении работать, то в Украине появится десяток-другой перспективных стартапов мирового уровня. Как это было в Европе и США.

Прошлое руководство агентства указывало на определенные риски допуска частных игроков на эту территорию, поскольку значительная часть продукции ракетной отрасли относится к товарам двойного назначения. Вы думаете по-другому?

В данной сфере все очень четко отрегулировано. Украина входит в РКРТ (Режим контроля ракетных технологий, ассоциация стран, правительства которых договорились соблюдать соответствующие правила в области нераспространения ракетного оборудования и технологий двойного использования – УНИАН). Мы имеем право производить ракеты-носители и космические аппараты. Украина в рамках этого договора не должна работать со странами, которые не подписали его, - с Ираном, Северной Кореей. Но мы и так с ними, в принципе, не работаем и не передаем свои технологии, в основном двойного назначения, странам - не членам РКРТ. Поэтому в этой ситуации ничего не меняется, просто процесс будет идти не только на государственном, а еще и на частном уровне, но с государственным экспортным контролем.

Каковы главные цели агентства на текущий год?

На этот год задача номер один – презентация и принятие новой пятилетней космической программы, которая станет фундаментом развития отрасли. Второе – запуск акселератора, чтобы мы в течение этого года уже могли запустить, как минимум, десять новых частных компаний в аэрокосмической отрасли Украины. Кроме того, необходимы первые шаги по созданию независимого доступа Украины к космосу, а также старт проекта по созданию собственной космической группировки высокочастотного разрешения. Если мы в этом году все это сможем сделать, то у нас будет заложен хороший фундамент на следующие пять лет. Это – наши основные цели.

Дмитрий Шварц

Новости партнеров
загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь