Запуск независимой антикоррупционной прокуратуры являлся ключевым индикатором для безвиза, а также для выделения Украине финансовой помощи со стороны Евросоюза / Фото УНИАН

НАБУ vs САП: почему в Украине приостановлена борьба с коррупцией

На этой неделе в Верховной Раде депутаты поговорят о е-декларациях и вспомнят об обещаниях президента западным партнерам запустить в стране антикоррупционный суд. Но скандалы в существующих антикоррупционных структурах демонстрируют, что появление еще и специализированного суда вряд ли само по себе спасет Украину от коррупции.

Запуск независимой антикоррупционной прокуратуры являлся ключевым индикатором для безвиза, а также для выделения Украине финансовой помощи со стороны Евросоюза / Фото УНИАН

В свое время к созданию НАБУ и Антикоррупционной прокуратуры, как, собственно, сегодня - к созданию антикоррупционного суда, Украину подталкивал запад. Запуск органов, сосредоточенных на борьбе с коррупцией, был одним из требований европейских партнеров, в частности, для либерализации визового режима Украины с ЕС.

Закон «О Национальном антикоррупционном бюро Украины» Верховная Рада приняла в октябре 2014-го. Тогда же возник справедливый вопрос: а кто же его возглавит? Президент Петр Порошенко в лучших традициях того времени (когда на высокие должности было «модно» назначать иностранцев) предлагал пригласить на должность главы Бюро человека не из Украины.  «Никому не кум, а не сват и не брат, равноудаленный от всех политических сил технократ, которому мы все доверяем. Вот такой руководитель точно обеспечит эффективную работу Бюро», – говорил гарант.

В январе 2015 года на место руководителя НАБУ был объявлен открытый конкурс, принять участие в котором изъявили желание 186 кандидатов. Среди них, в частности, был народный депутат, глава комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, следователь, которая расследовала дело об отравлении Виктора Ющенко, Галина Климович, заместитель Генпрокурора, Главный военный прокурор Анатолий Матиос и соратник еще не запятнанного тогда Саакашвили – Давид Сакварелидзе…

Специальная комиссия должна была выбрать достойных кандидатов и представить их на суд президенту. А он уже должен был окончательно определиться с тем, кто же будет руководить НАБУ.

Читайте такжеРуководитель САП Холодницкий до сих пор не знает, о чем идет речь в жалобе Луценко

Собственно, после многочисленных заседаний, комиссия отсеяла большинство претендентов на кресло главного антикоррупционера страны – из всех кандидатов осталось только четыре. Далее их проверили в СБУ и на суд Порошенко были представлены… трое. При этом выбор, на самом деле, президент делал между двумя – Артемом Сытником и Николаем Сирым. И, по слухам, выбор был сделан в пользу первого, в частности, потому, что Сирый был одним из защитников Юлии Тимошенко в «газовом деле».

Любопытно, что второй защитник в этом деле, адвокат Юрий Сухов, после того, как Порошенко сделал выбор в пользу Сытника, подал иск в Печерский районный суд Киева с тем, чтобы признать результаты конкурсного отбора кандидатов на должность главы НАБУ незаконными. Поскольку, по его мнению, на окончательный выбор президента вполне могли повлиять вышеупомянутые факты из биографии Сирого. Впрочем, суд этот иск отклонил.

16 апреля 2015 года президент подписал указ о создании НАБУ, и в этот же день Артем Сытник был назначен главой Бюро. После запуска органа стартовал и набор детективов, который сопровождался обещаниями громких антикоррупционных расследований. С самого начала своего руководства Сытник как мантру подчеркивал, что «для полноценной работу НАБУ не хватает только антикоррупционного прокурора».

Однако с выбором последнего все было также не просто. Специальная антикоррупционная прокуратура была создана осенью 2015 года специальным Указом тогдашнего генпрокурора Виктора Шокина. Человека на роль ее руководителя также искали путем конкурсного отбора, который, опять же, не прошел без скандалов.

Внутренние разногласия между ведомствами, подконтрольными Холодницкому и Сытнику, просочились в публичную плоскость / фото УНИАН

Так, с самого начала работы конкурсной комиссии, которая занималась отбором кандидатов на роль главы САП, в СМИ звучали заявления общественных активистов, недовольных составом этой самой конкурсной комиссии. Главным образом, недовольство вызывал тот факт, что в составе комиссии было сформировано «президентское большинство» (с учетом представителей ГПУ и парламента по квоте БПП). И, ввиду этого, имелись высокие риски, что конкурс на главу САП закончится типичным политическим назначением. 

О проблемах в формировании конкурсной комиссии для назначения антикоррупционного прокурора открыто и резко высказывались и европейские партнеры. Они же напоминали украинским чиновникам, что запуск независимой антикоррупционной прокуратуры является ключевым индикатором для безвиза, а также для выделения Украине финансовой помощи со стороны Евросоюза.

Худо-бедно, но состав конкурсной комиссии все-таки немного изменили (к примеру, исключили начальника Главного следственного управления ГПУ Юрия Грищенка, а назначили председателя общественной организации «Всеукраинский союз ветеранов АТО» Тараса Ткалича).

После второго конкурсного этапа собеседования члены конкурсной комиссии отобрали семь кандидатов на должность антикоррупционного прокурора. А в ходе финального голосования конкурсная комиссия решила подать Шокину на рассмотрение две кандидатуры – Максима Грищука (небезызвестный прокурор-киборг) и Назара Холодницкого. 30 ноября 2015 года руководителем САП был назначен последний, а Грищук стал его заместителем.

«Темное прошлое» как фактор для дискредитации

Казалось бы, нужные стране антикоррупционные органы созданы, руководители (пусть и не без скандалов, но бывает ли в Украине по-другому?) назначены, можно работать. Но не тут-то было.

Менее, чем через год антикоррупционные активисты начнут обвинять САП в блокировании расследований дел НАБУ. Наконец, внутренние разногласия между ведомствами, подконтрольными Холодницкому и Сытнику, просочатся в публичную плоскость: и там, и там будут подозревать коллег в нечистоплотности и возмущаться, как сотрудники и одного, и другого органа (в разных делах) помогают подозреваемым избежать наказания. Как результат - публичные разборки между НАБУ, САП и НАПК в ноябре прошлого года.

Формальным поводом к противостоянию стало расследование НАБУ в отношении главы НАПК Натальи Корчак и ее встречные претензии к Артему Сытнику. Одним из неприятных фактов биографии Сытника, который впоследствии стал поводом для претензий к директору НАБУ со стороны НАПК, можно назвать то, что его имущественная декларация в то время, когда он был соискателем должности главы антикоррупционного бюро, не была проверена налоговиками. Дело в том, что в марте 2015 года НАПК еще не существовало, а проверкой деклараций занимались в ГФС. Сытник подал уточнения к своей декларации 31 марта 2015 года, но с этого дня ГФС перестала их проверять, а новый порядок проверки вступил в силу только 30 апреля. Поэтому фактически проверка декларации главы НАБУ не была завершена.

Уже в декабре 2016 года Сытнику это «аукнулось»: юристы одной из компаний, которой заинтересовалось НАБУ, начали судебную тяжбу с ГФС, но в иске требовали пересмотреть результаты конкурса на должность главы Бюро и лишить Артема Сытника доступа к государственной тайне. В августе 2016 года, когда дело уже рассматривал Окружной админсуд, было принято решение приобщить к нему директора НАБУ в качестве третьей стороны. Но сам Сытник не стал участвовать в процессе, а отправил представлять себя не частных адвокатов, а руководителя юруправления Бюро Игоря Ярчака…

А летом 2017 года эту ситуацию НАПК использовали против Сытника. Мол, участие представителя НАБУ в суде по иску против ГФС имеет признаки конфликта интересов, так как именно Бюро расследовало дело экс-главы ГФС Романа Насирова. Описывать все юридические хитросплетения этого противостояния не имеет смысла – конфликт наблюдала вся страна в прямом эфире.

Заклятые друзья

К сожалению, на этом борьба между НАБУ, НАПК, САП, ГПУ, сопровождаемая постоянным контролем со стороны Банковой и точечными сговорами парламентариев из БПП и «Народного фронта», не закончилась.

После ситуации с главой НАПК Натальей Корчак, информполе взорвал конфликт между НАБУ и ГПУ из-за задержания сотрудниками СБУ по санкции Генпрокуратуры агента НАБУ под прикрытием (всего было задержано семь агентов НАБУ), который пытался дать взятку первому замглавы Государственной миграционной службы Дине Пимаховой. Позже ГПУ и НАБУ завели взаимные уголовные производства по Сытнику и Луценко. Еще позже, в декабре 2017-го, после вмешательства Госдепа, Луценко с трибуны Верховной Рады опроверг «миф про войну между ГПУ и НАБУ»…

С марта 2018 года вся страна следит за новым витком противостояния между антикоррупционными ведомствами. В частности, в конце прошлого месяца Артем Сытник заявил, что подозревает Назара Холодницкого в давлении на суд, чиновников и свидетелей с целью дачи ими неправдивых показаний. В свою очередь, Холодницкий все обвинения опроверг, но в СМИ появилась информация о том, что глава САП подумывает об отставке по состоянию здоровья (позже он опроверг эту информацию).

Дальше – больше: оказывается, кабинет Холодницкого прослушивался НАБУ и СБУ, поскольку против главы САП проводились оперативно-розыскные мероприятия по статьям «разглашение данных досудебного следствия» и «нарушение права на защиту». Если верить словам Сытника, в НАБУ «периодически приходила информация о некоторых странных и необъяснимых действиях руководителя САП и отдельных прокуроров… у детективов были предположения, что расследования сознательно тормозились». Но долгое время доказательств против Холодницкого не было. Наконец, по делу о хищениях в одесской мэрии НАБУ удалось получить «конкретную информацию, которая подтвердила наши худшие подозрения». Кроме того, в результате прослушки кабинета главы САП, удалось задокументировать еще ряд фактов по разным делам – от заявления и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун по факту предложения ей взятки до расследований с е-декларациями высших должностных лиц.

По словам Сытника, на записях, сделанных в кабинете Холодницкого, содержатся данные о «сливе информации о готовящихся обысках тем людям, у которых эти обыски должны были проводиться, о давлении на определенных должностных лиц для принятия ими определенных решений».

30 марта глава НАБУ и генеральный прокурор подали на Холодницкого дисциплинарные жалобы в контрольно-дисциплинарную комиссию прокуроров (КДКП). На их рассмотрение у комиссии есть два месяца.

Cам Холодницкий, впрочем, рассказал, что обнаружил в своем кабинете «жучок» еще 6 марта. И поручил НАБУ расследовать это дело. «Было зарегистрировано уголовное производство по факту выявления «жучка», по наивности, это производство было поручено расследовать НАБУ. И понятно, как оно расследовалось», - заявил он.

Что же касается записей, то на них, по его словам, «вы не услышите ни одного факта вымогательства мной взяток, вы не услышите о занесении мне чемоданов с деньгами, или предложений это делать, я уверен в том, что этого нет».

Коррупционеры в безопасности

Чем бы не закончились скандалы между антикоррупционными органами Украины, они уже принесли имиджевые потери и самим НАБУ, САП и НАПК, и Украине. К примеру, в Еврокомиссии заявили, что внимательно следят за происходящим в САП и НАБУ и увиденное «не производит хорошее впечатление». В частности, руководитель группы поддержки Украины в ЕК Петер Вагнер отметил: «Это не производит хорошее впечатление, когда те, кто должен бороться с коррупцией, больше борются между собой».

В свою очередь, исполнительный директор Transparency International Украина Ярослав Юрчишин подчеркивает, что происходит не противостояние органов, поскольку «прокуроры САП продолжают адекватное сотрудничество с детективами НАБУ». «Здесь можно говорить о противостоянии на уровне руководства. И, учитывая, какие позиция заняли руководители прокуратуры, НАБУ и САП, все это – надолго», - отмечает он.

И, к сожалению, «все это ведет к дискредитации всех органов».

Председатель совета Ассоциации Защиты Активов Александр Ситухо также убежден, что сейчас мы наблюдаем не противостояние антикоррупционных органов, а противостояние систем – новой, нацеленной на борьбу с коррупцией, и старой, использующей коррупцию в качестве объединяющей идеи. «Это противостояние не закончится. Сегодня мы видим проблемы отдельных персоналий, но они – временные переменные», - отметил он.

Ситухо убежден, что без восстановления системы общественных институтов, призванных не бороться с острыми проявлениями коррупции, а предупреждать ее, Украина окажется в очень плачевной ситуации. «Возможно, нынешний скандал с НАБУ и САП можно даже считать позитивным в том смысле, что это дает шанс обратить внимание украинской общественности и западных партнеров Украины на неэффективность принятой стратегии по борьбе с коррупцией. И использовать это как повод ее пересмотреть», - говорит он.

Эксперт аналитического центра «Украинский институт будущего» Игорь Тышкевич высказывает мнение, что конкуренция между антикоррупционными органами должна добавлять эффективности их работе. Но это лишь в случае, если речь идет о конкуренции в цивилизованных рамках. Когда же ситуация превращается в войну персоналий, которую мы сейчас наблюдаем, то она может уничтожить как НАБУ, так и САП. «Вследствие противостояния между Холодницким и Сытником, рано или поздно, уйдут оба. Возможно, Холодницкий раньше», - убежден эксперт.

А, чтобы не допустить полной дискредитации антикоррупционных органов, по мнению Тышкевича, нужно прекратить «вести войну с коррупцией по принципу рыбалки». «Потому что сейчас все выглядит так: поймали, взвесили и отпустили. Но имидж антикоррупционных органов и страны улучшится только тогда, когда будут настоящие приговоры суда, другой альтернативы нет», - резюмировал он.

Пока же коррупционеры могут спать спокойно – САП, НАБУ, ГПУ, НАПК, Банковой и Грушевского не до них. Все заняты выяснением отношений.

Татьяна Урбанская, Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Теги: #НАБУ#САП