Станислав Андрейчук рассказал, как в РФ куётся убедительная победа на президентских выборах / фото facebook.com/andreychuk.stanislav

Наблюдатель за выборами в РФ Станислав Андрейчук: «За Путина агитировали даже дети»

В России завершилась избирательная кампания. В воскресенье, годовщину аннексии Крыма, пройдёт переизбрание Путина. Сюрпризов по итогам голосования ждать не стоит. Зачем на выборах, исход которых предрешен до старта избирательной кампании, нужны мониторинг и наблюдение, и о том, как обтяпывается вся эта видимость демократии в РФ, УНИАН рассказал представитель независимого гражданского движения «Голос» Станислав Андрейчук.

Станислав Андрейчук рассказал, как в РФ куётся убедительная победа на президентских выборах / фото facebook.com/andreychuk.stanislav

Главный кандидат и звезда грядущего воскресенья от дебатов с конкурентами на пост царя России отказался. В канун голосования о Путине вышло два длинных документальных фильма, которые должны окончательно убедить электорат в том, что только он сможет окончательно поднять РФ с колен. Публичные выступления и прения остальных участников кампании больше походили на политические ток-шоу, чем на презентацию программ развития страны.

УНИАН побеседовал с членом совета независимого движения «Голос» Станиславом Андрейчуком, который рассказал, как в РФ куётся убедительная победа на президентских выборах. Движение «Голос» — ведущая в России организация по общественному наблюдению за выборами. Наблюдение «Голоса» – верный способ узнать, как на самом деле в России проходят выборы. Движение не принадлежит ни к одной партии и оценивает саму процедуру проведения выборов, а также декларирует, что его членам не важно, кто победит, главное, - чтобы это было честно. Движение учреждено в 2013 году гражданами России – активными участниками ассоциации «ГОЛОС», которая с 2000 года занималась общественным наблюдением за выборами по всей России.

Избирательная кампания в России закончилась, в ней были фальсификации и манипуляции?

Про фальсификации говорить рано, так как не прошёл день голосования, но сама избирательная кампания действительно завершилась. Выборы – это не только день голосования, но и регистрация кандидатов, допуск на политический рынок, это и агитационная кампания. Здесь мы видим ряд проблем на всех этих этапах. Прежде всего, вопрос к допуску кандидатов. С одной стороны, не допущен Алексей Навальный, который пользуется определённой общественной поддержкой и это очевидно. Причём не допущен по закону, который для него специально и принимался. В тоже время, кандидатами стали люди, про которых никто ничего не знает. Например, тот же Максим Сурайкин, у которого минимальная поддержка, и неизвестно, как он подписи [для регистрации кандидатом] собирал. Судя по финансовым отчётам, он копейки на это потратил, и, самое главное, мы не нашли следов сбора подписей им ни в одном из регионов. Кроме того, мы видим, что очень сильно идёт искажение в плане освещения избирательной кампании. У нас СМИ по большей части зависимы от государства или муниципальной власти. Мы видим здесь большие перекосы: Владимир Путин очень активно освещается как действующий президент, гораздо больше чем другие кандидаты. Об оппонентах Владимира Путина практически не рассказывают, не говорят об их программных установках, и в этом смысле непонятно, если у них вообще программы для избирателей. Например, один из формальных оппонентов в избирательной кампании, представитель КПРФ Павел Грудинин, освещается только негативно. Мы ведём еженедельные мониторинги и видим, что за 8 или 9 недель не было ни одного позитивного упоминания о нём на пяти центральных телеканалах. В то время, как у Владимира Путина не было ни одного негативного упоминания на тех же самых телеканалах.

Другая особенность этой кампании – это очень активная мобилизация избирателей именно для участия в голосовании. Хотят, по всей видимости, добиться 70% явки. Для них это почему-то очень важно и делается это с принуждением избирателей, когда на рабочих местах руководство заставляет идти голосовать, приписываться к участкам по месту работы, выписываясь с участка по месту жительства. Это такое подконтрольное голосование. Мы видим, как очень активно в эту кампанию привлекают детей, чтобы они воздействовали на взрослых.

Что вы имеете ввиду?

Были совершенно прекрасные примеры, когда детей привлекали к агитации. Например, в Дагестане учитель устроил фотосессию детей младших классов, которые держали плакаты в поддержку одного из кандидатов. Выложил это на страничку школы, после чего избирательная комиссия Дагестана сказала, что там нет никакой агитации, ведь дети же не избиратели и их бессмысленно агитировать. Плакаты были, разумеется, в поддержку Владимира Путина.

Были примеры в Тамбове, где мы раскрыли схему цифрового рабства местных бюджетников, когда людей заставили в Фейсбуке свои собственные аватарки заменить на плакаты в поддержку действующего президента. Там же были и ролики с привлечением детей. Например, ребёнок стоял в школе с плакатом за Путина и произносил речь. Это прямые факты привлечения детей к агитации, а есть факты использования их для мобилизации избирателей. У нас неожиданно запланированы на 18 марта какие-то школьные референдумы, родительские собрания, мастер-классы, концерты. Эта волна особенно забавно выглядит, учитывая, что Навального упрекали в том, что он использует детей в политике. Здесь же мы видим даже конкурсы рисунков в детских садах или выборы президента детского сада.

Мониторинг-мониторингом, но не для кого не секрет, что действующий президент победит. Какой смысл этим заниматься?

Мониторить смысл есть всегда. Если этого не делать, то никто не может показать с конкретными фактами на руках, как это происходило. Должны быть люди, которые будут это всё фиксировать. Это, может быть, сработает не сегодня, и не завтра, но может понадобиться в какой-то более отдаленной перспективе. Кроме этого, сами власти бояться этого мониторинга, мы это видим. Может быть, всё ни так очевидно как все думают. У нас же нет нормальной социологии в стране, и мы не знаем, какой реально уровень поддержки. То, что публикуется, доверие вызывает далеко не всегда.

Мы видим, что началось давление на наблюдателей последние дни. Центральные телеканалы стали снимать сюжеты в жанре классического черного пиара, когда за наблюдателями фактически охотятся по всей Москве с телекамерами. Нам вчера отказали в предоставлении помещения под кол-центр, хотя договор уже был не только заключен, но и оплачен. Это произошло после того как к собственнику помещения пришли люди в погонах. У нас отказались аккредитовать 850 наших гражданских наблюдателей, которых мы хотели аккредитовать через партнёрское СМИ. То же самое происходит с наблюдателями Навального. Мы видим, что независимого наблюдения и мониторинга очень сильно бояться. Видимо, есть какие-то поводы для этого.

Станислав Андрейчук утверждает, что в Москве ожидается более-менее чистый день голосования / фото facebook.com/andreychuk.stanislav

Если не аккредитовали ваших наблюдателей, то это значит, что не будет независимого мониторинга в день выборов?

У нас нет такой формы, как общественное наблюдение. Общественные организации не имеют возможности направлять своих наблюдателей на избирательные участки. Это произошло после протестов 2011 года, поэтому мы обратились ко всем штабам всех кандидатов с просьбой направить наших людей. Некоторые штабы согласились. В разных регионах это по-разному происходит, но так или иначе мы наблюдателей на участки направим. Вот эти 850 человек, которых не допустили – это только часть, но думаю, что по большинству из них мы эту проблему успеем урегулировать за эти дни.

Так сколько человек в целом по России смогут дать объективную оценку выборам?

Мы, честно говоря, сами не знаем, у нас такая классическая горизонтальная волонтерская организация. Люди записываются до последнего дня. Мы можем судить по количеству скачиваний нашего специального приложения – это уже несколько тысяч человек. Этого недостаточно, надеемся, что выйдем на более широкие цифры. Наши тренеры обучают наблюдателей любого из кандидатов, которые к нам обращаются. Мы всегда объясняем, как надо мониторить в соответствии с нашими стандартами. Думаю, какая-то часть информации будет идти и от наблюдателей.

Что это за приложение и на что независимый наблюдатель должен обращать внимания при провидении выборов?

Мы сделали специальное мобильное приложение, скачать его можно бесплатно. Там есть раздел с обучением наблюдателей, есть раздел о законодательстве, типовые бланки жалоб и там есть такие два опросника по которым можно сверяться в течение дня, отвечая «да» или «нет» и таким образом получить картину все ли нормально идет на избирательном участке. Эти данные автоматически будут поступать к нам в офис, и мы будем видеть, что происходит в стране и очень оперативно эту информацию обрабатывать. Там есть возможность отправить данные протокола сразу после подсчета голосов, и они появятся у нас на сайте раньше, чем их опубликует Центризбирком. Это сделано для того, что результаты голосования на участках не переписывались.

Что касается непосредственно мониторинга, то здесь все очень сильно отличается в зависимости от региона. У нас страна огромная и когда все считают, что в России один политический режим, это не совсем так. У нас 80 с лишним разных региональных политических режимов. Если в Москве мы ожидаем более-менее чистого дня голосования, в том смысле, что здесь вряд ли будет массовый фальсификат, то есть регионы, в которых мы ничего, кроме фальсификата, не ждем. Мы понимаем, что там результаты чаще всего рисуются. Это так называемые электоральные султанаты. Их полтора десятка по всей стране, где результаты не имеют ничего общего с голосованием. Конечно, тактика наблюдения в этих регионах отличается.

«Султанаты» - это какие регионы?

Они раскиданы по всей стране. Прежде всего, это наши национальные республики Северного Кавказа: Чечня, Дагестан, Татарстан, Башкортостан, Мордовия, Тыва. Есть регионы с преимущественно русским населением, например Кузбасс, где губернатор Аман Тулеев с 90-х годов является главой региона и стал по большому счету местным князьком, который все контролирует. Там результаты очень сильно отличаются от соседних регионов. Например, в Новосибирске или Алтайском крае, которые совсем рядом, но результаты и по голосованию, и по явке за любого административного кандидата могут отличаться в два-три раза. Что, конечно, невероятно, учитывая, что социально-экономический уровень, национальный состав и религиозный одинаковы.

Выборы в РФ пройдут 18 марта / фото REUTERS

Получается, что главный инструмент независимого контроля – это вот это мобильное приложение?

Не только. Главное, всё-таки, сами наблюдатели. Но приложение должно им облегчить жизнь.

Кроме этого, у нас будет кол-центр и горячая линия, плюс, в регионах делаем свои горячие линии. У нас координаторы работают более чем в сорока регионах России. Кроме того, мы будем вести видеонаблюдение. На многих избирательных участках будут стоять видео камеры, мы будем вести мониторинг в тех регионах, где наблюдателей нет потому, что это просто опасно. Я имею в виду ту же самую Чечню. Более того, мы надеемся, что это смогут сделать наши соотечественники, которые за рубежом проживают на участках за границей. Мы попытаемся всё это аккумулировать в одну картинку. Мы – это сорок человек – ведём долгосрочное наблюдение с самого старта кампании. Поэтому подход к мониторингу у нас очень комплексный. Будем обрабатывать статистическую информацию в ночь голосования очень быстро и зачастую по математическим моделям можно выявить проблемные регионы.

В случае выявления нарушений, какой алгоритм действий дальше?

Здесь у нас есть две стратегии, которые будут взаимно дополнять друг друга. Первая: наблюдатель должен быть готов предпринимать юридические шаги, подавать жалобу. В особых серьёзных случая мы будем поддерживать со стороны наших юристов. Вторая составляющая: у нас очень сильно боятся публичности всех этих вещей, поэтому если будут серьёзные нарушения, то они будут представлены обществу. Мы видим, что комиссии очень болезненно реагируют на любое опубликование, они начинают проверять и иногда по-настоящему, хотя чаще формально, чтобы ответить, что все хорошо. Тем не менее, реакция есть и наиболее возмутительные вещи они пытаются убрать.

Если нарушений много, ставит ли это под сомнение легитимность переизбрания Путина?

Наша задача сделать так, чтобы в России однажды появились честные свободные выборы, соответствующие международным стандартам. Нам не важен ни Владимир Владимирович, ни Иван Иванович, или Петр Петрович. Нам важно, чтобы существовал институт выборов. К сожалению, это процесс на годы, может на десятилетия, поэтому важно каждые выборы эту работу вести независимо выборы предсказуемы или нет, есть интрига или нет. Этот тот самый английский газон, который нужно постоянно стричь из года в год.

Роман Цимблюк, Москва

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter