Рекапитализация банков: поддержку получат избранные?..

Рекапитализация банков: поддержку получат избранные?..

Мировой кризис подорвал стабильность украинской финансовой системы. Многие банки остро нуждаются во вливании капитала, однако ни государство, ни акционеры не торопятся с этим...

Финансово-экономический кризис подорвал стабильность национальной банковской системы. Временные разрывы между обязательствами и активами постепенно перерастают в хронические, преодолеть которые за счет рефинансирования становиться все тяжелее. Многие банки остро нуждаются во вливании дополнительного капитала, однако ни государство, ни частные акционеры пока не торопятся этого делать.

Для чего нужна рекапитализация...

После продолжительной паники, которая царила в Украине в октябре-феврале и во время которой  население и бизнес «вымыли» около 70 млрд грн. депозитов, отток средств из банков в марте немного притормозился. Определенный позитив в это внесли нормализация отношений между НБУ и центральными органами власти, отсутствие резонансных крахов крупных банковских учреждений, медленное восстановление экономики после «шокового» января и неимение альтернативных инструментов для инвестирования свободных средств.

Однако, стабилизация ресурсной базы, даже в случае, если это долговременная тенденция (что весьма маловероятно), автоматически не решает проблемы платежеспособности украинских банков. Давление на их финансовое состояние продолжает оказывать рост количества проблемных кредитов и необходимость обслуживания «подорожавших» валютных займов. Только в ближайшие два квартала украинским банкам придется вернуть около 12 млрд. долл. Ситуацию усугубляет тот факт, что основная часть проблемных кредитов приходиться именно на валютные займы, которые трудно обслуживать из-за 60%-ой девальвации гривни за последние полгода.

В сложившейся ситуации украинским властям необходимо будет вливать дополнительный капитал в банковскую систему, или искать частных инвесторов для проблемных учреждений. Последний вариант в условиях острого дефицита ликвидности маловероятен, поскольку крупнейшие мировые банковские группы сейчас с трудом «латают» собственные дыры, и вряд ли рассматривают варианты экстенсивного расширения.

Исключением можно назвать российский банковский капитал, который в меньшей степени пострадал от глобального финансового кризиса. Приход «Внешэкономбанка» в украинский «Проминвестбанк» оказал позитивный эффект на платежеспособность одного из крупнейших финансовых учреждений. В то же время, усиление российского капитала также не может продолжаться бесконечно. Сегодня ему прямо или косвенно принадлежит 13 украинских банков, что уже достигает 20% собственного капитала всей банковской системы. При этом три банка входят в группу крупнейших. Ни одна другая страна не имеет такого влияния в Украине.

Украинские же инвесторы не очень торопятся спасать собственные банки, очевидно, рассчитывая на помощь государства. Не удивительно, что в таких условиях между банками развязалась жесткая конкуренция за право быть национализированным. В подавляющем большинстве случаев банки в добровольном порядке принимают решение о передаче контроля в руки государства.

Денег на всех не хватит

Согласно бюджету на 2009 год, на рекапитализацию банков Кабмин планирует выделить 44 миллиарда гривень. Источниками финансирования будут либо Стабилизационный фонд, либо долговые бумаги правительства, которые НБУ обязан конвертировать в более ликвидные инструменты. Учитывая, что денег в Стабилизационном фонде сейчас немного (до данным председателя Государственного казначейства Татьяны Слюз, ко 2 апреля  в стабфонде было сконцентрировано 5,5 млрд. грн.), более популярным, очевидно, будет второй вариант. Главным минусом использования этого инструмента является его эмиссионный характер, поскольку через выкуп ОВГЗ НБУ фактически наполняет экономику ничем не подкрепленными деньгами. С другой стороны, эмиссия денег позволит избежать сужения ликвидности на внутреннем рынке, которое стало бы следствием финансирования рекапитализации за счет Стабилизационного фонда. 

Сегодня на государственные деньги претендуют 6 крупных финучреждений: «Финансы и Кредит», Укрпромбанк, «Надра», Родовид Банк, Укргазбанк и Имэксбанк. При этом только «Надра» и «Укрпромбанк» просят у государства 12 млрд. грн. Очевидно, что оно может оказать помощь только некоторым из перечисленных банков, поэтому за эти деньги развернулась жесткая «подковерная» борьба. Скорее всего, именно с этим связана задержка с процессом рекапитализации. Порядок вхождения правительства в состав акционеров банков был утвержден Кабинетом министров далеко не сегодня, однако до настоящего момента, оно так и не приступило к выкупу акций банков, пожелавших добровольно сменить форму собственности.

В начале апреля первый заместитель главы Национального банка Анатолий Шаповалов сообщил, что работа  координационного совета, занимающегося вопросами рекапитализации, ведется ежедневно, однако согласованная позиция пока не выработана. Ранее Кабинет министров обвинял персонально Национальный банк в затягивании этого процесса. Критика касалась того, что НБУ тормозит передачу Кабмину списка банков на рекапитализацию, без чего правительство не может приступить к этому процессу.

Критерии отбора банков, закрепленные правительством, создают очень расплывчатые институциональные ограничения для претендентов на государственную помощь. Прядок участия правительства в рекапитализации предполагает, что Кабинет министров в лице Минфина может войти в состав акционеров банков, созданных в форме открытых акционерных обществ, в которых введена временная администрации или к которым приставлен куратор. К слову, пункт касательно наличия куратора как предлога для получения господдержки появился относительно недавно и вызвал крайне неоднозначную оценку. Если временная администрация вводиться в случае, когда у банка возникают серьезные проблемы с ликвидностью, то куратора к нему можно приставить под любым предлогом, например, для контроля использования рефинансирования НБУ. Однако, сам факт получения временной помощи от НБУ не может быть свидетельством структурных проблем банков. В данном контексте, исчезает сама необходимость рекапитализации банка или, по меньшей мере, она не может считаться доказанной. 

Стоит отметить, что правительство за оказанную помощь требует не менее 50% плюс одну акцию банка. Отстранения от управления бизнесом акционеров, которые поставили банк на грань краха, казалось бы должно быть закономерным последствием его национализации. Однако, Порядок участия государства в рекапитализации банков содержит очень хитрую норму, которая предполагает, что контрольный пакет банка может быть во владении государства «вместе с другим инвестором в случае заключения договора о совместном участии в капитализации банка». Таким образом, партнером правительства может выступить аффинированная с нынешним акционером компания, в результате чего влияние Минфина как акционера банка, будет очень ограничено.

Подобная непрозрачность и необоснованность, которая преследует деятельность властей в сфере монетарной политики, создает опасные предпосылки для девальвации позитивного влияния инструмента рекапитализации на банковскую систему Украины. Поддержка отдельных банков должна сопровождаться четким публичным обоснованием  выбора. При этом таким же аргументированным и прозрачным должно быть решение властей об отказе некоторым учреждениям в предоставлении госпомощи. В противном случае государственные деньги будут работать на поддержку банков, временно оказавшихся ближе к чиновникам, чем их конкуренты, а не укрепление банковской системы в целом, что в конечном итоге только ее ослабит. 

Алексей Молдован, Центр антикризисных исследований  (для УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter