Ванхеке

Председатель правления "Укрнафты": "Нафтогаз" год отказывается выполнять решение суда и возвращать нам долг

19:51, 02 июня 2015
18 мин. 2941 1 Интервью

Питер Ванхеке в интервью УНИАН рассказал о том, как ему работается в условиях непрекращающейся войны против компании, политических разборок вокруг нее и насколько справедливы требования одного из акционеров его уволить.

Крупнейшая нефтедобывающая компания страны «Укрнафта» вот уже полгода является объектом атаки со стороны различных политических сил. Под видом восстановления контроля государства над «Укрнафтой» (а 50+1 акция компании и так принадлежит «Нафтогаз Украины) и попыткой любой ценой заставить ее уплатить дивиденды, парламент принял целый ряд «анти-Укрнафтовских» законов.

В интервью УНИАН председатель правления госкомпании рассказал о том, как события вокруг «Укрнафты» повлияют на инвестиционный климат страны, кто на самом деле виновен в невыплате дивидендов и почему не удалось реализовать стратегический план развития компании, предложенный пришедшей в 2011 году командой управленцев.

Питер, на прошлой неделе вся страна едва не в прямом эфире смотрела, как проходит заседание наблюдательного совета крупнейшей нефтедобывающей компании страны – «Укрнафты». Какое впечатление у вас, как председателя правления, сложилось от заседания?

В своей профессиональной практике я впервые сталкиваюсь с такого рода заседанием наблюдательного совета. В течение 15 лет работал в различных западных компаниях и компаниях СНГ, но такого еще не видел. Прошло четыре года с момента моего прихода в «Укрнафту» и ни разу не было заседания наблюдательного совета, на которое пригласили бы представителей Правления. И тут я со своей командой прихожу на первое заседание и вижу больше 10 телекамер. На заседании присутствуют группа народных депутатов и журналисты.

По моему мнению, это было шоу, а отнюдь не конструктивный диалог на предмет будущего компании. У меня сложилось впечатление, что даже не было такой цели – обсудить стратегические планы компании, понять проблемы в её деятельности, сделать попытку разобраться в причинах. Ведь заранее были подготовлены проекты резолюций.

Хочу подчеркнуть – я не против прозрачности, я не против освещения в СМИ, объяснений с членами правительства и народными депутатами.

В то же время, я бы хотел провести нормальную и конструктивную встречу с наблюдательным советом, дабы объяснить и обсудить вопросы работы компании.

В международной практике заседание набсовета под прицелами телевизионных камер – это нормальное явление?

Нет. Для публичной компании заседание наблюдательного совета проходит четыре раза в год как минимум. Не говоря уже о том, что диалог между командой управленцев и акционерами происходит постоянно.

На наблюдательном совете всегда рассматриваются стратегические документы, вносятся изменения. Это должна быть кропотливая эффективная работа органа управления компании. Безусловно, нельзя выносить информацию на всеобщее обозрение до того момента, когда не готов финальный документ. Так не принято в цивилизованных странах. Но в Украине, как видите, все возможно.

После Революции Достоинства поменялось правление НАК «Нафтогаз Украины», компании, которая владеет свыше 50% акций «Укрнафты».  Как у вас проходили встречи с новой командой?

В апреле 2014 года правление «Укрнафты» встретилось с руководством «Нафтогаза». Мы презентовали им планы и проекты. Причем наша стратегия понятная и простая – мы за превращение «Укрнафты» в публичную, прозрачную для инвесторов компанию. Это позволило бы решить многие существующие проблемы между «Нафтогазом» и «Укрнафтой», решить конфликт между собственниками.

Никакого ответа на эти предложения не поступало до сегодняшнего дня. Продолжают решаться какие-то мелкие вопросы.

Конечно, нельзя сказать, что коммуникации правления с «Укрнафты» с «Нафтогазом» отсутствуют. Они есть. «Укрнафта» постоянно контактирует с «Нафтогазом» по различным вопросам. В том числе и по столь болезненным и острым, как оплата за газ. Но желания с их стороны как-то нам помогать мы не видим.

Нет желания и вести конструктивный разговор о проблемах компании, решать стратегические задачи. Вместо этого мы услышали о неудовлетворительной оценке работы команды управленцев.

Полагаете, замечания к вашей работе со стороны основного акционера «Нафтогаз Украины» являются несправедливыми?

Позвольте мне объяснить свою позицию. На прошлой неделе, в пятницу, состоялся заседание наблюдательного совета компании. Особо хочу подчеркнуть – это первое полноценное заседание наблюдательного совета с участием менеджмента за четыре года с момента моего прихода в «Укрнафту». Повторюсь, обычно в европейской практике наблюдательный совет заседает раз в квартал. И члены наблюдательного совета консультируются с правлением постоянно.

В пятницу же, когда правление пришло на заседание наблюдательного совета, чтобы рассказать о положении дел в компании, один из акционеров заранее подготовил решение о том, что наша работа – неудовлетворительна.  Решение подготовлено при отсутствии заключения ревизионной комиссии, которая начала работать за два дня до заседания наблюдательного совета. Согласно же решению самой ревизионной комиссии, предположительная дата окончания её проверки – 19 июня 2015 года. Понятно, что в течение двух дней работы комиссия ну никак не могла изучить состояние дел в компании.

Так что – это показной ход?

Абсолютно. Но я не являюсь акционером компании и не влияю на их решение. Они предложили провести проверку со стороны ревизионной комиссии и мы, правление, обязаны содействовать её проведению. Но, сейчас уже понятно – комиссии трудно будет быть объективной. Ведь «Нафтогаз Украины» в лице его председателя правления уже поставил оценку правлению «Укрнафты», и ревизионная комиссия, в которой большинство членов представлено именно представителями «Нафтогаз Украины», просто обязана «поддержать» своего руководителя. Не исключаю, что члены ревкомиссии от «Нафтогаз Украины» также имеют некое заранее подписанное «задание на голосование».

Спрашивается, почему нашу работу признают неудовлетворительной, если ни один из наших планов и проектов не был рассмотрен, одобрен? Парадокс – сначала нам не разрешают сделать, то что мы можем и хотим сделать, а потом еще ставят в вину то, что не было сделано.

Но самый ключевой момент – «Нафтогаз Украины» вывод о неудовлетворительной работе правления компании сделал на основании одного обстоятельства – невыплаты дивидендов.

В этой связи обращает на себя манипуляция, к которой прибегнули члены наблюдательного совета от «Нафтогаз Украины»: рассматривая вопрос об отчете работы правления компании за 2014 год, они признали работу неудовлетворительной только на том основании, что в 2015 году «Укрнафта» не выплатила, по их мнению, дивиденды «Нафтогаз Украины» по результатам 2011- 2013 годов. То есть, на самом деле «невыплата дивидендов» не имеет к результатам работы компании в 2014 году никакого отношения.

Фактически же, НАК «Нафтогаз Украины» в лице его высших должностных лиц, надо полагать, решил вне всяких правил расправиться с менеджментом «Укрнафты», который попытался привлечь «Нафтогаз Украины» к ответственности за нарушения базовых принципов ведения бизнеса: неприкосновенность права собственности, свобода договора, безусловная ответственность за причинение вреда.

Есть четкая причина, почему компания «Укрнафта» не выплатила дивиденды акционерам. Мы не отрицаем, что должны уплатить дивиденды. Но препятствием к выплате является сам «Нафтогаз». 29 августа 2014 года Высший хозяйственный суд Украины принял решение о том, что «Нафтогаз» обязан вернуть «Укрнафте» 2 миллиарда кубических метров природного газа. Решение окончательное и на сегодняшний день уже не подлежит апелляции.

Более того, руководствуясь встречными требованиями, компания провела операцию зачета обязательств по выплате дивидендов с обязательствами по компенсации ущерба, причиненного неправомерными действиями «Нафтога Украины» - по мнению компании, обязательства по выплате дивидендов, таким образом, выполнены.

«Нафтогаз» должен «Укрнафте» только 2 миллиарда кубометров газа?

Нет, всего «Нафтогаз» должен 10 миллиардов кубометров. Но пока судебное решение есть по двум миллиардам кубов голубого топлива. Это дело рассматривалось судами более 3 трех лет: у «Укрнафты» в отношении этого газа есть все необходимые документы: относительно добычи, транспортировки, передачи на хранения.  Стоимость этих двух миллиардов, в зависимости от методики расчетов, варьируется от 9 до 14 миллиардов гривен.

Когда мы получили решение Высшего хозяйственного суда, мы ожидали, что «Нафтогаз», руководствуясь принципом верховенства права, выполнит решение суда – либо вернет газ, либо уплатит деньгами. Соответственно, мы рассчитывали и надеялись на получение этих денег в 2015 году.

Но скоро будет год с момента решения Высшего хозяйственного суда, а «Нафтогаз» продолжает отказываться его выполнять. Для нас ситуация совершенно непонятная. Получается замкнутый круг: «Нафтогаз» отказывается выполнять судебное решение, что немыслимо в любом правовом государстве, а мы не можем уплатить дивиденды. Но нас ругают за это и говорят, что мы плохо выполняем свою работу!

Понять с точки зрения логики такие действия невозможно. Как и не понять и то, что государственная компания наотрез отказывается выполнять решение высшей судебной инстанции. Как вообще Украина собирается привлекать иностранных инвесторов, если не соблюдаются элементарные нормы? Инвесторы никогда не придут в страну, в которой они не смогут защитить свои инвестиции и где царит правовой беспредел.

Второй важный момент – право собственности. «Укрнафта» доказала право собственности на 2 миллиардов кубических метров газа. Вопрос – почему мы не имеем возможности получить обратно своё имущество?

А ведь ценностями любого европейского государства является соблюдение основополагающих принципов – верховенства права и права собственности.

Питер, все-таки хочу уточнить момент по долгам за газ. Отдельные эксперты и народные депутаты рассказывают о том, что, якобы, «Укрнафта» не отдает «Нафтогазу» газ, а отправляет его на предприятие «Днепроазот».

Газовый долг «Нафтогаза» - это уже исторический долг. Он уходит корнями в 2006 год. Именно с этого года «Нафтогаз» отказывается проводить расчеты с «Укрнафтой» по справедливым ценам. Это, во-первых.

Во-вторых, да, последние четыре года у нас действительно существует контракт с «Днепроазотом». Мы арендуем часть их мощностей для производства аммиака. Газ используется в рамках этих договоренностей. Но это прозрачный и доступный контракт, о котором знают все.

Таким образом, сравниваем – четыре года и расчеты с 2006 по 2013 годы. Именно за эти годы сформировалась задолженность «Нафтогаза». Интересно, что НАК не отрицает, что должен «Укрнафте» 10 миллиардов кубометров газа. Это указано в их отчетности, заверенной международными аудиторами. Единственная проблема – расхождения по цене. Они хотят одну цену, естественно, очень заниженную. Мы – другую, рыночную. И объясняем, почему цена должна быть рыночной.

Накануне заседания наблюдательного совета на одном из Интернет-ресурсов появился скан документа за подписью одного из начальников подразделений Государственной фискальной службы о том, что «Укрнафта» имеет задолженность по налогам, а поэтому нужно уволить главу правления компании? Можете уточнить, если долги по налогам?

Как руководитель компании сразу хочу подчеркнуть: мы соблюдаем законодательство и никоем образом не отрицаем необходимость уплаты налогов. К примеру, только за 2014 год компания заплатила бол ее 6 миллиардов гривен. В тоже время во второй половине прошло года и в начале этого года образовалась задолженность по некоторым налогам. Но давайте посмотрим на ситуацию здраво. Налоговое законодательство изменилось в середине года. Ставки налогов были неожиданно значительно подняты. Безусловно, правление компании, планируя расходы на будущий период, никак не могло предусмотреть изменение законодательства.

Ведь это все равно, что посредине футбольного матча правила поменять. Из-за этого возникли элементарные проблемы с ликвидностью. Естественно, у нас возникли проблемы с уплатой некоторых налогов. Мы обращались в Фискальную службу с просьбой разрешить выплату налогов в рассрочку. Но в ответ – лишь формальные отписки. Скажу более, компания уже в суде доказала, что Фискальная служба бездействует неправомерно, отказываясь рассматривать обращения компании. 

И здесь я снова вынужден напомнить о существующей задолженности «Нафтогаза» перед «Укрнафтой». Если бы нам погасили долг, нам не нужно была рассрочка. Мы бы заплатили и налоги, и дивиденды.

У меня вообще сложилось впечатление, что компании сознательно пытаются нанести вред. Характерно, что вброс информации произошел накануне заседания наблюдательного совета. Почему руководство Фискальной службы напрямую не спросит у правления «Укрнафты» о сложившейся ситуации? Лично я всегда готов к встрече и открыт к диалогу. Компания готова рассматривать и предлагать со своей стороны различные варианты погашения налогового долга, включая передачу государству прав собственности на часть газа, который остается невозвращенным со стороны «Нафтогаз Украина» по решению суда.

Впрочем, что говорить о этом случае, если есть и еще более вопиющие. Чего только стоит дезинформация, что в здании «Укрнафта» тысяча бойцов батальона «Днепр-1»! В СМИ этот слух был запущен накануне заседания набсовета. И ничего. От стыда за неправду никто не сгорел.

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что у нынешнего руководства «Нафтогаза» отсутствует политическая воля к цивилизованному разрешению конфликта между акционерами «Укрнафты». Вас это не наталкивает на мысль, что на самом деле происходит банальная атака на возглавляемую вами компанию?

Мне сложно говорить о мотивах акционеров. Когда я пришел на должность председателя правления, я принял решение: не вмешиваться в политику и стараться быть объективным. Мне кажется, что у нашего основного акционера («Нафтогаза», - УНИАН) присутствует заинтересованность исключительно в краткосрочных перспективах и контроле за денежными потоками. К сожалению, они не смотрят в будущее, на длительную перспективу.

Возможно, у профильного министерства, у «Нафтогаза» есть отличный план для «Укрнафты», но то, как они это делают, каким образом они реализовывают свои решения – негативным образом влияют на имидж Украины, на инвестиционный климат.

Если вы хотите независимую команду управленцев – тогда дайте возможность работать.

Сейчас мода – приглашать иностранцев на ответственные посты в государстве. Вы были одним из первых иностранцев, кого пригласили в крупнейшею госкомпанию. И теперь оказались под огнем критики со стороны государства. Что глобально произошло не так?

Сейчас действительно повсеместно приглашают иностранных менеджеров. Это неплохо. Я считаю, что таким образом привлекают современные знания и навыки управления. Но эффективно это может быть лишь в том случае, когда приглашенным менеджерам дают возможность применять свои навыки и умения на практике. Но самое главное – нужно хотеть перемен. А так зачастую под благовидным предлогом происходит банальная смена лиц. Да, пришел иностранный руководитель, но не стоит надеется, что все магическим образом изменится.

Вернусь к собственному опыту. С момента моего прихода на пост главы компании «Укрнафта» в стране сменилось два премьер-министра, четыре министра энергетики и два председателя правления НАК «Нафтогаз Украины». Каждый раз мы проводили подробные презентации наших планов для большинства этих чиновников. Но «зеленого света» на реализацию планов нам так и не дали, хотя существенных возражений также не было. Откладывалось решение и на высшем государственном уровне из-за политической ситуации в стране. Мешали то парламентские выборы, то президентские, то говорили о необходимости подождать до стабилизации политической ситуации после Революции Достоинства.

А ведь под руководством группы международных консультантов мы разработали план реструктуризации ОАО «Укрнафта». Планировали выход компании на IPO. Наконец, был подготовлен 5-летний производственный план, целью которого была стабилизация, а в дальнейшем – увеличение объемов добычи нефти и газа. Рост капиталовложений в условиях высокого уровня налоговой нагрузки могли бы перекрывать за счет поступлений от IPO.

Более того, в 2011-2012 годах под моим руководством была создана эффективная команда управленцев, в которую вошли специалисты из США, Великобритании, Казахстана, России. Мы готовы были к тяжелой и кропотливой работе, но! Эта возможность для «Укрнафты» и Украины оказалась невостребованной, чиновники отказались принимать радикальные, но так необходимые компании решения, механизм управления компанией на уровне Наблюдательного совета дал серьезный сбой, в результате чего компания в своем развитии застопорилась. Команда со временем распалась, поскольку иностранные специалисты привыкли работать на результат, который в данном случае был безнадежно заблокирован бюрократической системой.

Тем не менее, я уверен, «Укрнафта» имеет очень мощный потенциал, который мог бы быть реализован, если бы нам дали «зеленый свет» на реализацию намеченных планов.

Николай Бабич

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies