Косюк: «Мироновский продукт» готов к приобретению активов в Европе

Косюк: «Мироновский продукт» готов к приобретению активов в Европе

Председатель правления и крупнейший акционер агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» Юрий Косюк в интервью УНИАН рассказал, как компания планирует развиваться, где и какие активы намерена приобрести в ближайшее время, а также о "волшебном камне", который помогает ему в бизнесе.

Председатель правления и крупнейший акционер агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» - лидера по производству курятины в Украине с годовой выручкой более 1 млрд долл. - Юрий Косюк в интервью УНИАН рассказал, как компания планирует развиваться, где и какие активы намерена приобрести в ближайшее время, а также о "волшебном камне", который помогает ему в бизнесе. 

- Юрий Анатольевич, уже практически позади первая половина 2013 года. Насколько она была успешной для «Мироновского хлебопродукта»?

- Цены нас не сильно радовали. На фоне повышения стоимости кормов выросла себестоимость, но благодаря увеличению объемов продукции ситуация была сбалансирована. Не радует и настроение на внутреннем рынке, который на сегодня находится в депрессивном состоянии. То есть, рост потребления отсутствует. И это при том, что даже по сравнению с российским, белорусским и молдавским потреблением мяса показатель Украины находится на самом низком уровне.

- Негативные тенденции сохранятся и во втором полугодии?

- Не думаю, что они изменятся.

- Вы как-то говорили, что через пять лет видите «Мироновский хлебопродукт» транснациональной компанией. Это будет отдельный игрок, или «МХП» может войти в состав более крупного холдинга?

- Не думаю, что мы станем частью какого-нибудь холдинга. Скорее, будем делать приобретения. Транснациональной компанией станет «Мироновский хлебопродукт» со штаб-квартирой в Киеве.

- В этом году «Мироновский хлебопродукт» приобрел холдинг в России, озвучивались планы купить активы в Европе. К предприятиям какого профиля присматриваетесь?

- Ко всему, что связано с птицеводством и птицепереработкой.

- За счет каких средств будете приобретать активы: собственных или заемных?

- Какая-то часть будет собственных средств, какая-то - заемных. Для покупки европейских активов мы можем спокойно использовать валюту еврозоны, которая стоит существенно дешевле, чем гривня.

- Не рассматриваете ли Вы вторичное размещение акций как инструмент привлечения средств?

- Категорически нет. Единственное, что мы гипотетически можем рассматривать, так это расчет за приобретение перед прежними собственниками новыми акциями. Это – допэмиссия, поэтому «старые» собственники остаются внутри компании. Оплата казначейскими акциями также категорически исключается.

- В этом году у Вас был достаточно успешный выпуск евробондов. В 2014 году не планируете еще один?

- Нет. Мы вообще планировали рассчитаться с еврооблигациями-2015 и больше не привлекать заемные средства. Но из-за того, что сориентировались на экспансию, присутствует некий аппетит к приобретению, мы выпустили евробонды-2020, и этого нам хватит, как минимум, на ближайшие пять лет.

- Одним из приоритетных для компании экспортных направлений является Ближний Восток. Там не присматривались к предприятиям?

- Пока в этом нет смысла. Нужно освоиться на рынке, чтобы целиком понимать партнеров, и только потом задумываться о приобретениях. Мы там действуем исключительно по принципу «купил-продал».

- Возвращаясь к европейскому рынку, скажите, на какую долю Вы рассчитываете после получения официального разрешения экспортировать продукцию в ЕС?

- Данный рынок поглощает огромное количество мяса. ЕС – это 500 млн потребителей. Среднее европейское потребление птицы находится на уровне 20 кг (на одного человека в год – ред.). То есть, 10-15 млн тонн потребления в год. Другими словами, Европа – бездонная яма. Когда «Мироновский хлебопродукт» завершит «Винницкий» проект, то суммарно будет производить порядка 800 тыс. тонн. Экспортировать планируем 400 тыс. тонн, в Европу попадет 200 тыс. тонн. Но это - капля в море.

- Последние несколько лет львиная доля инвестиций «МХП» направлялась на Винницкий птицекомплекс. Сегодня он уже работает, строительство фактически подошло к концу. Во что будете инвестировать в дальнейшем?

- Мы действуем следующим образом: сначала - покупки, но если нет достойных предложений, то возвращаем долги и выплачиваем дивиденды. Если вспомнить, как развивались ведущие компании мира нашей индустрии - Tyson, BRF, JBS, то принцип тот же: в первую очередь, за счет небольших покупок, так сказать собирали «мозаику». Мы достаточно спокойно относимся к размеру бизнеса. Важно, какой дополнительный бонус мы можем приобрести одновременно с новым активом: навыки, знания, продолжим ли свою бизнес цепочку. Тогда мы заинтересованы в приобретении. Но покупать, чтобы заявить об этом на рынке, нам не интересно.

- Вы уже присмотрелись в Европе к какой-то конкретной компании?

- Присматриваемся. Но уже некоторые нам нравятся.

- Судя по производственному портфелю «МХП», Вы - не особый приверженец диверсификации. Тем не менее, от плодовоовощного бизнеса не отказались. Он остается интересным для компании?

- Просто в данном сегменте очень долгий технологический процесс – деревья только через 6-7 лет «выходят» на производственные мощности, и ты что-то начинаешь получать. Для эффективности этого бизнеса также нужно создать инфраструктуру. Сейчас мы активно инвестируем в склады, хранилища и шоковое охлаждение при сборке урожая. В любом случае, доведем до работающей бизнес-модели с правильным структурированием. Дальше - только прибыль. И вот тогда мы будем принимать для себя решение – еще инвестировать в этот бизнес, или  прибыль отвечает нашим интересам. Второй вариант – мы можем зафиксировать этот бизнес. Третий - готовы продать. Но для того, что бы первое, или второе, или третье сделать, должны все «причесать», довести до ума и, как минимум, разобраться, как в этой сфере зарабатывать деньги.

- На сегодня плодовоовощной бизнес прибыль приносит?

- Какую-то приносит, но она абсолютно несоизмерима с инвестициями, которые в него вкладываются. Уже потрачено более 100 млн долл.

- А в этом году сколько инвестируете?

- Планируем еще 5 миллионов долларов на холодильники.

- Есть еще не совсем удачный проект с говядиной премиум-класса. Вы не думали о том, чтобы его реформировать, перевести продукцию в более низкий ценовой сегмент?

- Это сделать невозможно. Это - другая модель, иные технологии. Все равно, что попробовать грузовик переквалифицировать в «Феррари».

- Но что Вы будете делать с бизнесом, который не приносит прибыль?

- Он не приносит прибыль, но и не убыточен, обеспечивает наш мясокомбинат «Дружбы народов» сырьем. Вот так и живет. Пока экспериментируем. Может быть, через 15-20 лет он снова станет интересен, и тогда мы достаточно быстро сможем его вернуть "на круги своя".

- Насколько успешен мясоперерабатывающий бизнес?

- Он не радужный, но и не плохой. Если смотреть по доходности, то она отличается от доходности любых других наших бизнесов. Здесь именно рентабельность является ключевой, а не инвестиции. То есть, доход на инвестицию - фантастический, но маржинальность достаточно низкая.

- Вы не задумывались о создании молочного или яичного бизнеса?

- Нет. У меня есть личная яичная фабрика - Березанская, и я знаю, что это такое. Предприятие находится за периметром «МХП», я его не вводил в холдинг, так как оно полностью выпадает из бизнес-модели «Мироновского хлебопродукта». Доходность на инвестиции отсутствует, плюс в Украине катастрофически высокий уровень потребления яиц, выше, чем в Европе, а цены - низкие. Бизнес - очень скользкий.

С молоком еще хуже. Интересный факт, что на сегодняшний день поголовье КРС у «Мироновского хлебопродукта» - самое большое. К тому же мы реконструировали одну из ферм по высшему разряду, но, тем не менее, доходность низкая. Пока в этом бизнесе нет государственных субсидий в капитальные вложения, он не интересен, в него не нужно инвестировать, он не приносит прибыль. Либо прибыльность такая низкая, что лучше деньги положить на счет в банке, чем морочить себе голову. Окупаемость в молочном бизнесе - 15 лет, то есть, доходность - 6%.

- Оправдал ли себя проект по созданию сети фаст-фудов «Крылья»?

- Я с самого начала не верил в него. Сейчас сменил управляющего, он вывел все на нулевую доходность. Но данный бизнес – не наш профиль. Каждый должен заниматься своим делом.

- Почему вы его не продадите?

- А кто хочет купить убыточный бизнес? Его нужно привести в порядок и тогда он станет интересен. Хотя, для любого большого игрока нашей индустрии рынок food service является самым крупным клиентом, именно он, а не супермаркеты. К примеру, у Tyson - 50% продаж, у Brazilian Food – 30%. Данный сегмент рынка в Украине будет расти в сотни раз, только вопрос времени.

- Скоро в Украине заработает рынок земли. Как Вы относитесь к этому?

- Я нейтрально к этому отношусь. И в сегодняшних условиях не плохо работается. Но мне кажется, что общество пока не готово к такому повороту.

- А Вы готовы к покупке земли?

- Сколько будут продавать, столько и купим.

- Некоторые эксперты уверяют, что бизнес не будет покупать землю ввиду ее дороговизны…

- Мне «особенно нравится», когда политики начинают рассуждать о стоимости земли… Говорят, что украинская земля стоит так много денег… Она стоит ровно столько, сколько она дает прибыли. «Неповторимых» земель в мире много. В США, Аргентине, Европе есть вообще нераспаханные земли. При сегодняшних заработках на гектаре даже для самых успешных компаний платить за гектар более 1,5 тыс. долл. – полное безумие, 1-1,2 тыс. – более-менее разумное.

- На сегодня «Мироновский хлебопродукт» - однозначный лидер по производству и реализации курятины в Украине. Тем не менее, есть ли в стране игроки, которые могли бы его потеснить, к примеру, в среднесрочной перспективе?

- Предмета для конкуренции нет, рынок настолько сегментирован, настолько малы доли каждого игрока, что говорить о «потеснении» не приходится. Но соревноваться мы можем: у кого больше урожай, доходность. Главное – эффективность.

- То есть, на рынке курятины у «МХП» конкурента нет и быть не может?

- На сегодня нет. Всех пугают, к примеру, «Винницкий» проект, объемы наших инвестиций, а они позволяют нам эффективно работать, управлять затратами, что делает нас более конкурентоспособными, дает возможность свободно действовать. На мировом рынке все происходит приблизительно по такой же схеме. Так, в США доля рынка первого игрока в два раза больше, чем у второго, а у второго – в два раза больше, чем у остальных. Только в Украине отличие в три раза.

- В чем секрет Вашего успеха? Почему вам удалось, а «Гавриловским курчатам» нет?

- Наверное, секрет заключается в том, что я нашел свой «волшебный камень» - свою индустрию. Кому-то удается зарабатывать большие деньги на фаст-фудах, на яблоках и фруктах, а я не умею это делать. Точно также я не видел себя в зерноторговом бизнесе. Но моих знаний, знаний моей команды хватает на то, чтобы быть лидерами в своем сегменте рынка.

Яна Брензей (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter