Зоозащитница Яна Ренк: Правоохранителей нужно постоянно держать в тонусе - также как они расследуют человеческие убийства, они должны расследовать и убийства животных

Зоозащитница Яна Ренк: Правоохранителей нужно постоянно держать в тонусе - также как они расследуют человеческие убийства, они должны расследовать и убийства животных

Руководитель общества защиты животных «За жизнь» Яна Ренк в интервью УНИАН рассказала, как нормализировать число животных на улицах, почему живодеры не боятся открыто анонсировать свои преступления, и отчего украинские селебрити не имеют морального права пропагандировать гуманность.

Зоозащитница Яна Ренк / фото УНИАН

Сколько у вас дома животных?

Больше 20-ти кошек.

…Ничего себе. Вы, наверное, в детстве всех бездомных котят на улицах подбирали?

Да, таскала постоянно кого-то. Как-то ехала из Польши домой и приключилась такая история. Водитель остановил маршрутку, вышли на «перекур», перед нами село какое-то глухое. Выходит из маршрутки какая-то бабуля и выпускает из сумки двух котят. Я ей: «Что вы делаете?» А она в ответ: «Кто-то заберет…». Это ужас, понятно же, что они погибнут. В итоге, одного я привезла с собой домой, второго та бабулька все-таки забрала сама.

Я знаю, что вы достаточно долго жили в Польше. Как там обстоят дела с защитой животных?

Я начала интересоваться этим вопросом где-то через пять лет проживания там. Сказать, что у них очень хорошо – не могу, но контраст с нашими условиями, конечно, есть.

У них, определенно, лучше ситуация с законодательством, зоозащитные организации, различные службы и полиция между собой сотрудничают. Там у людей менталитет другой, они человечнее. Если животное по каким-то причинам оказывается на улице, сразу реагируют: забирают, лечат, вакцинируют, ищут для него семью. Конечно, какие-то садисты ненормальные тоже есть, но такой их концентрации, как у нас, мне кажется, нет нигде.

Если говорить о приютах для животных… Вот, возьмем, Варшаву. В городе приют изначально был коммунальный, потом статус собственности изменился, сегодня он наполовину частный, а наполовину – городской, то есть часть средств выделяет город. Одновременно в этом приюте можно поселить 1500 животных, а ежегодная пропускаемость – более трех тысяч. В приюте никаких сверхъестественных условий – самые обычные железные вольеры и будки, но вот культура ухода за собаками совершенно другая.

А в Киеве есть коммунальные приюты?

Да, «Бородянка». Хотя с этим приютом связано немало плохих историй. Сейчас туда ездят волонтеры, как-то контролируют деятельность. И если сравнивать с тем, что там было раньше, то это небо и земля! Если сопоставить условия, которые они создают, и финансирование, которое туда идет – там «лялю» можно было бы сделать. Только мы же с вами понимаем, что многое не доходит по назначению… Как ни крути, коммунальное предприятие всегда будет «кормушкой».

Давайте поговорим о приюте, в котором мы сейчас находимся, – приют для собак «Лора». Расскажите, когда и как вы начали его опекать?

Мы курируем этот приют с 2014 года. Все началось с призыва в Facebook. Одна девушка написала, что собаки здесь просто погибают. Тогда мы приехали вместе с журналистами и застали настоящий кошмар – собак, погибших от голода и холода (стояли полные морозилки мяса, просто некому было его дать животным). Одна собака, видимо, пыталась выбраться из своего вольера, пролезала через перегородку и застряла, так и умерла. Это, наверное, самое жуткое зрелище. Ужас был, не знали, за что хвататься… В вольерах были слои перегноя, худые и больные собаки топтались в этом болоте.

Обитатели приюта для собак

Мы стали регулярно сюда приезжать, выгребали все не один месяц… Разгребали запасы, и находили какие-то непонятные крупы, вперемешку с мусором, деревом, стеклом, бетоном. Я сразу сказала, что такое недопустимо. Теперь нормальная крупа приезжает, мясо нормальное, в основном, хороший фарш без костей. Да, он дороже, но костями мы собак кормить не будем – они итак несчастные, сидят в этих тюрьмах, чтобы еще и каким-то пойлом питаться...

В 2014 начали курировать, а с января этого года приют перешел под наше управление.

Вашему приюту помогают какие-то компании, спонсор появился?

Нет, спонсора не было, и нет. Бывает, что смотришь – через два дня заказывать крупы или фарш, а у тебя большой суммы не хватает, вылетаешь к людям: «сос, хэлп». Потихоньку как-то выкручиваемся.

Но трудно теперь в материальном плане. Все стоит денег. Сейчас день существования приюта будет стоить 1700 гривен. Это кормежка собакам, аренда помещения, оплата сотрудникам. По идее, ежедневно мы должны эту сумму собирать.

Сколько человек работает в приюте?

Пока сотрудников только трое. Не мешало бы хотя бы четверо, чтобы смены делать. Волонтеры тоже приезжают помогать.

А вы сами много времени проводите в приюте?

В последнее время все больше. Здесь очень много работы, поэтому, когда есть хоть немного свободного времени, приезжаю.

У вас есть параллельная работа?

Да, и перешла она на ночи. Я удаленно работаю в фирме брата. Конечно, у меня есть какие-то сроки, но выполняю работу в то время, которое мне подходит.

Сколько собак в приюте, и есть ли у вас любимчик?

Собак 160. Все они любимчики. Разве что, самый какой-то… Вообще, это по состоянию. Вот Лалочка (показывает на собаку в вольере, – УНИАН) была «скелетиком», мне ее так жалко. Сейчас начала поправляться, нормальное питание и препараты получает.

В приюте живут 160 собак / фото УНИАН

Часто ли люди берут животных из приюта в семьи?

После того, как приют перешел под наше управление, около десяти собак пристроили. Нужно делать сайт, перефотографировать животных, чтобы нормально презентовать. Но, в первую очередь, нам нужно разместить всех срочников [срочные животные на поселение]. Когда мы пришли в приют, не было ни анкет собак, ничего, это тоже нужно сделать.

Мне приходилось слышать от знакомых: «Да, ну, брать из приюта. А вдруг у него бешенство, или будет гадить…» Что бы вы сказали таким людям?

Предрассудки и еще раз предрассудки. Это такие же собаки, как и породистые, и даже лучше. Для меня породистые – это такие хиленькие, несчастные животные со слабым иммунитетом. А эти у нас выносливые, умняшки, у них к людям такое отношение… у породистых я этого не замечала. Вроде бы, ничего особенного, но, вот, она подойдет к тебе, посмотрит, и все.

По поводу того, что «будет гадить», ну, не скажите. Собака все понимает. Вот, начинаешь ее выгуливать, и она уже не будет делать свои дела в вольере – она теперь ждет выгула. Просто нужно с собакой заниматься, воспитывать, как ребенка.

Кому-то собаки из приюта кажутся агрессивными, но это не так. Они не агрессивные, а, скорее, испуганные, поэтому держат человека на дистанции.

Недавно мне пишет одна дама: «Я забирала у собаки хлеб, а она меня укусила. А потом снова забирала, и она снова укусила…» Где логика у человека? Допустим, к тебе придет кто-то что-то забирать, и как ты будешь реагировать на это?

Кому-то собаки из приюта кажутся агрессивными, но это не так / фото УНИАН

Единственное, чем собака может защититься – это полаять, даже укусить, если слишком приблизишься на ее территорию. Без провокации животное кусает очень редко. У нас же люди, чаще всего, сами провоцируют собак – камнями кидают, палками машут, это же дичь средневековая!

Еще люди жалуются, что собаки на улицах. А кто виноват в этом? Сами люди и виноваты. Все эти заводчики-разведенцы, все, кто плодит животных в коммерческих целях – я их на дух не переношу. Как ни крути, это эксплуатация. Они заставляют животных рожать, делать то, что естественным образом могло и не произойти. Думаю, если бы этих разведенцев облагали нормальными налогами, они задумались бы, заниматься этим или нет…

Люди бездумно покупают животных, что-то там ожидают от собаки, а не понравилось - выбрасывают или сдают в приют. Хороших финалов мало.

Какие еще самые серьезные проблемы в сфере защиты животных в Украине можете назвать?

Еще одна серьезная проблема – это то, что нет никакой регистрации домашних животных. В итоге, вообще нельзя понять, какое количество животных в городе, и что с ними происходит. Немало таких квартир, где полоумные люди десятками собирают животных, морят их голодом. Я устала подобное разгребать. Нужно заставить владельцев чипировать своих питомцев, за рубежом такое есть.

Также проблема, что никто не ограничивает количество животных, не контролирует условия их содержания. Зачем нам столько бесполезных коммунальных предприятий? ЖЭК тот же лезет к этим котам в подвалах, травит…

…Так вот же, Киевсовет разрешил пускать бездомных котов в подвалы…

Вы же понимаете, пока все это внедрится в работу, столько времени может пройти. Нужно ломать восприятие, объяснять людям, что может быть по-другому. А они идут по самому легкому пути: утопил, выбросил, убил. Нам нужно социальное просвещение, причем, начиная со школ. А то вы же видите, сколько примеров именно детского живодерства, это ужас.

Собаки быстро привыкают к выгулу / фото УНИАН

Как это должно работать, по-вашему?

Нужны уроки гуманности. Причем не раз в неделю кто-то что-то пришел и рассказал. Я считаю, это должно быть в обязательной программе до самого выпуска. Не всех детей учат гуманности в семье, но, если упустить этот момент, пока детская психика формируется, потом будет сложно научить этому.

Конечно, нужны учителя, которые бы понимали, как правильно учить гуманности. Но я думаю, что провести курсы и обучить людей этому несложно. Просто все опять упирается в деньги, а зачем развивать общество, если деньги лучше украсть?

Еще нужно бороться с тупицами, простите, что я так выражаюсь, которые не стерилизуют своих животных, а потом выбрасывают малышат на улицы. Их потом на улице родится столько, что не сосчитаешь – это же геометрическая прогрессия. Сейчас люди больше знают о стерилизации, но, конечно, всегда какая-то бабуля найдется и не одна, да и молодые. Нужна социальная реклама – кстати, это тоже государство должно делать. Хотя бы какой-то ролик на телевидении или радио запустить, билборды повесить. Однако проблема в том, что наша власть даже не может додуматься, что это необходимо.  

Кстати, важно понимать, что стерилизация – это только метод регулирования проблемы, метод сдерживания, но сама задача комплексная. Нужно, чтобы животных на улицах не становилось еще больше. И самый эффективный метод для нормализации ситуации – это на несколько лет, три-четыре года, ввести полный запрет на разведение и распространение животных.

Вы о продаже на рынках, а что насчет зоомагазинов?

Я о продаже в принципе, полный запрет.

Процент волонтеров-мужчин очень мал / фото УНИАН

Вы как-то говорили, что, в основном спасением животных занимаются женщины. Сегодня эта ситуация как-то изменилась?

Ничего не поменялось. Очень маленький процент волонтеров-мужчин – это 2-3%, все остальные – женщины. Почему такая тенденция сложилась -непонятно. Хотя, много мужчин любят животных, проявляют милосердие.

В 2014 году вы передавали корма для животных в зону АТО. Сейчас продолжаете этим заниматься?

Это был проект «Смертники Донбасса». Мы проработали его полтора года, собрали, вроде, 370 тысяч… Но сейчас проект заморожен. После того, как жести на Донбассе стало меньше, люди-благотворители расслабились, помощь перестала приходить, и мы уже не могли обслуживать все заявки.

Кстати, о «жести». Давайте поговорим о живодерах. Перед интервью вы мне сказали, что «догхантеры» – это просто их самоназвание. Почему же тогда этот термин так популярен, прижился в информпространстве? 

Просто я, когда мониторила их сайты, как раз наблюдала, как они название обсуждали… Это убийцы собак, мерзость, подонки, отбросы… Я нашим зоозащитникам и журналистам всегда говорю: называйте их теми, кем они являются, почему вы называете их так, как им самим нравится?

Вам приходилось общаться с Алексеем Святогором (один из «догхантеров», - УНИАН)?  

Конечно, и не раз.

На кулаки не перешли?

Нет, но была к этому близка. Он получает кайф от того что волонтеры злятся, вступают с ним в перепалки, он этим питается и отнимает энергию. Так что нужно сохранять холодную голову.

Сейчас одни ребята по судам мотаются, пытаются его наконец-то привлечь.  Все-таки закон принят («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно внедрения гуманного отношения к животным, – УНИАН). По-хорошему, его можно за пропаганду привлечь, настолько открыто он говорил и, возможно, даже совершал убийства животных. Однако его никто не посадил, даже административного наказания не помню.

Еще один обитатель

Как раз хотела спросить у вас, почему, по вашему мнению, живодеры так открыто анонсируют свои «акции» о «зачистках»?

Вот именно, казалось бы, почему так смело? Я вам скажу одно – «крыша». Чиновники наши, видимо, «крышуют». Да, в разных влиятельных структурах есть люди, которые любят животных, но, по всей видимости, они не могут ничего сделать. Ведь бездомные животные – это тоже «кормушка».

Обратите внимание, с какой агрессией живодеры пишут о животных: «шавки» и тому подобное. Так они деморализуют общество, им это выгодно, видимо, это кто-то заказывает.

И тут есть еще один важный момент – переключение внимания. Пока какая-то часть населения сосредоточена на живодерах, борьбе с ними, то, параллельно, прокручиваются другие дела где-то в «тени», на которые мы не обращаем внимание.

То есть, такая активность живодеров, вероятнее всего, оплачивается. Нельзя сказать, что они просто играют роль на публику. К сожалению, это повернутые люди, со своими комплексами, морально покалеченные, для них убить слабое существо – это героизм и реализация себя.

Животных часто использую попрошайки / фото УНИАН

Хочу, чтобы вы прокомментировали слова одного живодера: «Собак очень жалко, считаю главными врагами и причиной проблемы - прикормщиков и выгуливателей без намордников. Но с ними ничего сделать нельзя, в отличие от животных. Поэтому остается бороться не с причиной, а со следствием, как ни прискорбно»…

Я даже частично поддерживаю, но, конечно, не методы. Да, прикормщики – это проблема. Хотя я и сама подкармливаю, но, важно, делать это где-то в стороне, не оставлять во дворе какие-то лотки. У нас же люди нервные, привыкшие к узким стандартам. Вот, это мой двор (даже если речь идет о многоэтажке), а тут какая-то собака взялась. Что с ней делать? Люди сталкиваются с «проблемой», не могут придумать, как ее решить, психанул – отравил.

Уровень привлечения живодеров к ответственности близок к «нулю». У вас есть обида на правоохранительные органы?

Частично - есть. На самом деле, есть очень хорошие ребята, которые хотели бы что-то делать, но у них скованы руки. Они не получили инструктажа, законодательства, по которому могут работать. Конечно, вот сейчас был принят закон, о котором я уже говорила, но это только основа. Еще очень многое нужно делать…

В школах нужно проводить уроки гуманности / фото УНИАН

Вообще, правоохранителей нужно постоянно держать в тонусе, чтобы они знали, что сознательное население есть, и оно контролирует процесс их работы. Также как они расследуют человеческие убийства, они должны расследовать и убийства животных.

Недавно петиция против попрошаек с животными набрала необходимые для ее рассмотрения 10 тысяч подписей. Как думаете, поддержит ли ее Киевсовет, будет ли результат?

Проголосуют ли – да, вот это вопрос… Но честно, я даже не гадаю. Если не проголосуют, я не сложу руки, буду делать что-то дальше. Если же примут, нужно будет прорабатывать систему реализации. Идеально, чтобы сотрудничали с нами, людьми, которые в этом всем варятся. Ведь они сами как-то поверхностно воспринимают проблему…

Кстати, пресекать такое попрошайничество, имея ресурсы и четкий план, несложно. Выйти полиции первый день – раздать всем попрошайкам постановления для ознакомления, на следующий день, если те вышли бродяжничать – изъять животных, если потом опять вышли – изъятие и штраф. В первое время нужно каждый день проверять злачные места (волонтерам они известны). Мы готовы посильно принимать животных, подключать людей, ведь, конечно, есть проблемы с размещением. В конце концов, та же «Бородянка» тоже должна существовать с пользой.

Как-то вы рассказывали, что попрошайки накачивают животных разными токсическими веществами. По похожей схеме действуют те, кто попрошайничает с младенцами. Не приходилось ли вам слышать, мол: «вот тут детей мучают, а вы со своими животными лезете…»

Полно таких людей. Я им всегда говорю: «Причем здесь дети? Если видели попрошаек с детьми – вызывайте полицию, ребенка заберут, попрошайку арестуют. Вообще, хотите заниматься детьми – занимайтесь».

В Украине нет никакой регистрации домашних животных / фото УНИАН

Или есть еще такие, кто говорит: «Что вы этих бедных несчастных трогаете, они себе на жизнь так добывают…» Так пусть добывает сам, зачем тащить с собой животное? А люди кидают деньги и вообще не задумываются, почему животные в неестественной для них среде (к примеру, в переходе, где постоянно шастают люди) совершенно спокойно сидят?

Мы вот от одного урода спасали животных. Честно скажу, вломили ему, потому что добиться справедливости от правоохранителей было бы долго и, возможно, нерезультативно, а нужно было спасать животных… У них были выбитые зубы, старые переломы… В общем, издевался, как мог. Соседи потом еще рассказывали, что он много мертвых животных закопал. А мы потом анализ сделали, так у нас волосы дыбом стали – еще немного и некого было бы спасать, он им алкоголем просто посадил печень.

Как думаете, кто-то из отечественных звезд (актеров, певцов) мог бы изменить отношение общества к животным, как это происходит за рубежом?

Прежде всего, где у нас звезды? И как они могут пропагандировать гуманность, если сами шубы носят? Если они хотят иметь право к чему-то призывать, то должны, как мы, отказаться от кожи, меха, мяса.

Вы не едите мяса?

Нет. Если ты защищаешь, то защищаешь всех животных.  Да, увы, мы должны кормить тех же собак мясом, но это природа так решила. И если они не могут сами добыть себе еду, мы даем ее им. При этом, мы используем остатки индустрии, которую накручивают именно люди. Кстати, не люблю, когда мне рассказывают про какие-то веган-корма – нельзя у животного отнимать то, что для него естественно.

У вас не опускаются руки? Не возникает ощущение, что «воз» и ныне там, брошенных животных меньше не становится?

Когда я только начинала этим заниматься, была какая-то наивность… Но многому пришлось научиться. А потом я поняла… Девиз, под которым мы, собственно, и работаем – пусть мы всех не спасем, но мы сделаем больше, чем те, кто не пытался. Каждая жизнь важна, если ты спас одну жизнь – это уже событие.

Волонтеры призывают не держать собак на цепи / фото УНИАН

Руки у меня опускаются, когда люди игнорируют очевидные вещи. Когда я не могу человеку объяснить, почему собака на цепи – это плохо, я просто не выдерживаю, а посылаю…

Объясните нашим читателям: почему собака на цепи – это плохо?

Это ограничение свободы. Кроме того, у нас, зачастую, особенно в селах, цепь длиною метр или два, максимум. Собака не может вообще развернуться, у нее атрофируется кость, она физически становится инвалидом, деградирует морально. Я всегда говорю таким людям: представьте себя хотя бы на пять минут на месте этих животных, просто представьте…  Сейчас в Польше добились нормы, что цепь должна быть, как минимум, три метра. Но я вообще не признаю никаких цепей, ни три, ни десять метров. Когда это вижу, меня трясет.

Или еще разжевываешь людям, что вот так поступать – плохо, что молчать - нельзя, бездействовать - нельзя. Допустим, шел ты по дороге и подобрал собаку, так почему ищешь, кому ее скинуть, если это уже с тобой случилось? «Общество защиты животных, волонтеры» – это просто название, как тракторист, строитель… Но люди от тебя еще что-то требуют. Становитесь вместе со мной и делайте то же самое, а не выдвигайте претензии. Я ничем не отличаюсь от вас.

И почему вы все не идете с претензиями к власти, у которой есть ресурсы? – Страшно? А ко мне не страшно… Но я научилась не реагировать на все это, для меня важнее, что с ними будет (показывает на животных, – УНИАН). Конечно, есть моменты злости, досады, разочарования, но начинается новый день, и моя «идеальная работа» с животными. Сколько сможем, столько и будем работать.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter