М.Поживанов: Как поведут себя люди Литвина, зависит от их материальных обязательств

М.Поживанов: Как поведут себя люди Литвина, зависит от их материальных обязательств

Тарасюк фактически уничтожил Народный рух... Благодаря Омельченко я выучил украинский язык. Я не хотел бы, чтобы из небытия возвращались такие люди, как Плющ...  Интервью

Михаил Поживанов, член Блока Юлии Тимошенко, ответил на вопросы УНИАН

Волновались ли Вы, когда по мере подсчета голосов Социалистическая партия начала переходить трехпроцентный барьер?

Михаил ПоживановПрямо скажу, волновался. Потому что видел, как проходила избирательная кампания социалистов в Одесской области (Михаил Поживанов был представителем БЮТ в Одесской области. – Авт.), и они взяли там второе место. Они набрали в Донецкой области за счет комбината Ильича – 7,32 процента, а по Одесчине – 8,18.

Я знаю, благодаря чему добывались голоса на Донбасе, и то же делалось в Одесской области – это был обычный подкуп избирателей. Социалисты в канун выборов всю последнюю неделю просто массово раздавали деньги: по 40–60 гривен на руки, составлялись соответствующие ведомости, и люди под ними подписывались, обещали еще по 40 гривен, если попадут в парламент.

И этим делом, к величайшему сожалению, занимались главы районных советов, сел, почтальоны, как, например, в Ананьевском районе, или работники милиции – как в Балтском районе.

Я вынужден был обращаться в руководство СБУ, Генеральную прокуратуру, Центризбирком, где я сообщал о фактах подкупа избирателей, называл конкретные фамилии. Потому что ко мне обращались депутаты из поселковых советов от социалистов, которые отказывались этим заниматься и называли это аморальным. Но, к сожалению, были районы, например, Савранский, где почти 30 процентов проголосовало за социалистов, – это при том, что реальной поддержки там не было, а только за счет денег.

Оказывается, наши люди готовы за копейки делать такие страшные вещи...

Но, слава богу, справедливость есть, и это социалистам не помогло, а помогло людям. Я ценю, что они оказали соответствующую материальную помощь людям, но Социалистическая партия в парламент не по-па-да-ет.

Кого бы Вы хотели видеть спикером Верховной Рады?

Я бы хотел, чтобы это был кто-то из молодых политиков, но имеющий определенный опыт в административной деятельности. Потому что Председатель Верховной Рады – это не только ведущий на заседаниях, но и организатор всей деятельности.

Например, Слава Кириленко был руководителем фракции, то есть опыт работы в парламенте имеет, а также опыт работы вице-премьером. Поэтому, думаю, он спокойно мог бы работать Председателем Верховной Рады.

Я абсолютно не хотел бы, чтобы из небытия возвращались такие люди, как Иван Плющ. Он уже свою роль в украинском политикуме сыграл, имеет пенсию, и пусть себе просто будет народным депутатом.

Зиновий Шкутяк мог бы также быть председателем парламента. Он работал Ивано-Франковским городским председателем. Я его очень хорошо знаю – он хороший специалист.

А как получилось, что Вы перешли из Народного руха Украины в БЮТ?

Я в марте 2007 года вышел из Народного руха.

Вы сами вышли? Насколько мне известно, Вас исключили?

Сам... У господина Тарасюка было большое желание меня исключить, он даже пытался это сделать.

Когда Борис Тарасюк фактически уничтожал Народный рух и даже предпринимал некоторые абсолютно аморальные с точки зрения политики шаги, я понял, что там не могу находиться по моральным соображениям.

А что касается моего перехода в БЮТ. Это было взаимное желание – моё и Юлии Тимошенко. Я думаю, что ни одна, ни другая сторона не пожалеет о том, что мы сейчас вместе.

Как Вы оцениваете такой довольно низкий процент голосов, полученных на внеочередных выборах пропрезидентской партией?

Я бы так не говорил... Они даже улучшили свой результат по сравнению с прошлыми парламентскими выборами. Конечно, хотелось бы, чтобы поддержка была намного лучше.

Но главное, что Блок Юлии Тимошенко вместе с “Нашей Украиной” впервые в истории Украины создадут абсолютное демократическое большинство в парламенте.

Думаю, большая часть проблем были связаны с тем, что в обществе было очень много ожиданий – избрали Президентом Виктора Ющенко и ждали чего-то от него, а ему многое сделать без поддержки решениями Верховной Рады было почти невозможно. Сейчас я убежден, что эта ситуация изменится, и рейтинг Президента возрастет.

Как Вы думаете, на кого будет играть Литвин?

Сегодня очень трудно сказать... Нужно смотреть на всех депутатов его блока, которые заходят в парламент. Многих из них я очень хорошо знаю, некоторые даже работали под моим подчинением...

Все зависит от того, насколько они свободны от определенных материальных обязательств. Но если это будет лишь лоббирование бизнеса, то пусть остаются в оппозиции.

Если Литвин готов действительно поддерживать те направления, которые дадут возможность улучшить духовное, социальное и экономическое положение в стране, то мы готовы с ним сотрудничать.

Вопрос как к специалисту по столичным проблемам (в свое время Вы работали заместителем главы Киевской городской государственной администрации): как Вы оцениваете пресловутые решения Киеврады от 1 октября по 400 земельным вопросам.

Это просто ужас! То, что в первый день после выборов творили Киеврада и господин Черновецкий – просто ужас.

Понимая, что внимание всего общества приковано к итогам избирательной кампании, они проводят 1 октября сессию, на которую выносят около 600 вопросов: 480 – по земле, а из них около 400 – даже без соответствующих проектов решений.

И это все принималось – в том числе и голосованием карточками тех депутатов, которые не присутствовали в зале. Три политических силы отказались принимать участие в заседании: Партия регионов, БЮТ и Блок Кличко, но они нашли нужные им 60 голосов.

Я в понедельник столкнулся с Черновецким на передаче “Свобода слова”, и он стал мне рассказывать, что не он готовит проекты решений и не он их вносит.

Я могу сказать лишь одно – если депутаты делают что-то с нарушениями, то у каждого городского председателя есть право вето.

Но Черновецкий ни разу не воспользовался правом вето, и это лишний раз свидетельствует о том, что они все вместе занимаются дерибаном киевской земли.

Кого бы Вы хотели видеть Киевским городским председателем?

Михаил ПоживановЯ готов киевлянам провести определенную разъяснительную работу, что именно сегодня Киеврада делает не так и как нужно делать.

Думаю, киевляне сами способны сделать адекватный выбор, но, я думаю, что смогу быть для них хорошим экспертом в этом вопросе.

А у самого нет желания стать мэром Киева?

Поживем - увидим…

Это ведь не только от меня зависит. Желание, конечно, есть…

Знаете, как говорят: «Плохой тот солдат, который не хочет стать генералом». Но сейчас не нужно превращать себя в «генерала», хотя я «солдат» уже немаленький.

Вы так хорошо говорите по-украински, хотя по рождению русскоязычны...

Я помню одну из своих первых встреч в Тернополе в Национальном экономическом университете, где я говорил на русском. Люди это так плохо восприняли, что я должен был им сказать: «А чего вы от меня ждете? Я же жертва русификации». Я им тогда пообещал, что в следующий раз приеду к ним, овладев украинским.

Я прямо скажу, что благодарен Александру Омельченко за знание украинского. Когда я работал его заместителем в Киевраде, он мне так тихонько-тихонько, не высмеивая на общих совещаниях, сказал: «Михайле, якщо ти своє політичне майбутнє пов’язуєш з Києвом, то мусиш розмовляти українською. Тобі ж нічого не бракує, ти розумна людина». Я ему сказал, что мне всего хватает, кроме времени. А он говорит: «Ну, то вставай на годинку раніше». Я так и сделал: стал вставать раньше и каждое утро с 7 до 8 успевал с репетитором провести урок украинского языка. Также мне помогали мои дети, поскольку они трое учились по-украински.

Учеба длилась два семестра по два раза в неделю.

А на каком языке говорите в семье?

Увы, увы, увы, по-русски. А то мои дети мне часто делают замечания, что я не там ударение ставлю или еще что-то такое.

Насколько мне известно, у Вас трое сыновей. А дочь не хотите?

Увидим.

Чем Вы еще занимаетесь, кроме политики? Имеете какой-то бизнес?

Я еще занимаюсь наукой. Я же доктор наук, ведущий научный сотрудник Физико-технологического института металлов и сплавов при Национальной академии наук. Правда, я работаю на общественных началах. Сейчас принимаю участие в двух научных темах, даже выступаю руководителем разделов, сотрудничаю с академиком Владимиром Найдеком.

Научная работа меня иногда и кормит, потому что много моих авторских свидетельств и патентов в настоящее время работают и в Китае, и в Германии, и в Македонии. Это мне позволяет нормально жить и что-то иметь.

Вижу в Вашем кабинете такие хорошие картины...

Я дружу с некоторыми из наших художников, особенно со львовской группой художников – с Борисом Буряком, Михаилом Демцем. Я считаю их одними из лучших художников в Украине. Мы с ними сотрудничаем – они мне помогают, а я им.

Насколько Вы вообще интересуетесь тем, что происходит в украинской культуре?

Я стараюсь интересоваться. У меня есть друг Николай Томенко, который меня воспитывает, в том числе и в культурных вопросах. Они с женой всегда приглашают меня на разные презентации, информируют, какие новые книги вышли.

Я ему очень благодарен, что он мне помогает развиваться.

Беседовала Оксана Климончук

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter