Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

Владельцы каналов ведут антиющенковскую политику, БЮТ занимается политическим шулерством...

Представитель “Нашей Украины” Борис Беспалый в интервью УНИАН не пожалел ни журналистов, ни партнеров по вероятной коалиции.

Представитель “Нашей Украины” Борис Беспалый в интервью УНИАН не пожалел ни журналистов, ни партнеров по вероятной коалиции.

Борис Яковлевичу, два дня назад казалось, что коалиция в рамках трех сил была делом решенным. Но эмоциональные всплески Юлии Владимировны, пресс-конференция Порошенко и заявление вашего блока о том, что БЮТ делает все возможное и невозможное, чтобы коалиция при участии “Нашей Украины” не состоялась, дают плохой сигнал в отношении перспектив помаранчевой коалиции...

Какое еще заявление?

То, которое размещено на вашем партийном сайте...

Давайте говорить об официальных документах. А не о слухах, неофициальных позициях или публикациях...

После завершения избирательной кампании собрался Политсовет “Нашей Украины”, который подвел черту под выборами и вынес ряд решений по формированию центральной власти. Первым тезисом было то, что возможными партнерами “Наша Украина” считает блок Юлии Тимошенко и Социалистическую партию. Вторая позиция - что вести переговоры поручено Роману Бессмертному и Юрию Еханурову как членам Совета партии. После этого 13 апреля был принят документ, который назывался “Протокол по процедуре формирования коалиции демократических сил”. А на следующий день, 14 апреля, руководящий орган партии - президиум Совета “Нашей Украины” одобрил этот протокол, но не поддержал известный шестой пункт (о том, что премьера выдвигает сила, набравшая в коалиции больше всего голосов, то есть БЮТ. – УНИАН). Переговоры продолжаются, но поскольку другие наши партнеры одобрили этот протокол без ограничений, то возник протокол разногласий. И это ситуация, которую каждый комментирует - как считает нужным.

Говорили, что Романа Бессмертного потом очень ругали за то, что он подписал этот протокол - с пунктом шестым...

Мне об этом ничего не известно. В официальной части решения президиума действия Романа Бессмертного одобрен. Переговоры - это процесс, и в нем принимают участие партнеры, которые не подписывают документы механически.

Из протокола не одобрили один пункт. И это есть официальная позиция.

У слушателей и зрителей есть уши и глаза. Они видят то, что происходит в телеэфире: единства взглядов в “Нашей Украине” нет, есть два крыла, одно из которых - за союз с Регионами, а второе - за союз с БЮТ и СПУ...

Я именно потому и опираюсь на официальные позиции, что информационное пространство сегодня похоже на дезинформационное.

“Наша Украина” не тоталитарная секта, мы принимаем решение коллективно. В дискуссиях высказываются разные точки зрения, но общим знаменателем являются официальные решения. Наши дискуссии проводятся открыто и публично, и поэтому недобросовестное толкование позволяет из всего массива информации выхватывать отдельные фразы и придавать им произвольное толкование. Разумеется, не все в Украине в восторге от “Нашей Украины” и поэтому искажают информацию. Но когда от “Нашей Украины” говорю я, это – наша официальная позиция...

В ходе переговоров БЮТ и НУ всплывает текст Меморандума, пункт шестой которого так не понравился президиуму Совета... Но вы обсуждали этот Меморандум раньше...

В истории создания коалиции не существовало никаких меморандумов... Ни одного официального документа (а не проекта!) уполномоченные лица партий не подписывали. Даже документ, на который мы ссылались в протоколе о процедуре формирования коалиции, мы назвали “Проект меморандума”. А в официальном документе, которым является протокол, ссылаться на проект, тем более что документов с таким названием было много, просто неграмотно. И когда потом кто-то, как шулер из рукава, после события выхватывает проект какого-то документа, то это не что иное, как политическое шулерство.

В этой истории с коалицией многое используется психической атаки, которая ведется с помощью медиа.

Процесс переговоров выглядит очень непоследовательным и противоречивым. И большинство журналистов считает, что, не в последнюю очередь, из-за изменчивой позицию “Нашей Украины”...

Я думаю, что процессы, происходящие в журналистике должны вызывать больше беспокойства. После Помаранчевой революции журналисты получили свободу слова. В этих условиях одна часть журналистов работает по правилам свободы слова, вторая - находится в эйфории и понимает свободу слова как безответственность и произвол слова. А большая часть журналистов, как была настроена против Ющенко, так эту настроенность и хранит.

Ну, с этим можно поспорить...

Владельцы каналов продолжают свою политику против Виктора Ющенко. Хотя информационное пространство очень неоднородно... Разница между честной и заказной журналистикой - так же велика, как между Ющенко и Симоненко.

Вы – официальный представитель вашей партии. Скажите, правда ли, что “Наша Украина” хотела арестовать Турчинова, как говорила Тимошенко, ссылаясь на конкретные фамилии?

История с Турчиновым, Порошенко, Беспалым - это истории отдельных личностей, которые я готов обсуждать, но которые не являются фактором переговоров. Это не влияет на процесс переговоров, хотя может влиять на самочувствие отдельных участников процесса. Что касается Турчинова, ничего говорить не могу, я не правоохранительный орган. Здесь, знаете, кое-кто много говорит о равенстве всех перед законом, а затем оказывается, что некоторые более равны чем другие.

На каком этапе сейчас переговорный процесс?

Правильные действия должны делаться в правильной последовательности. Сначала нужен программный документ, потом - порядок принятия решения в самой коалиции. И потом - третья часть, которая касается ответственности или распределения портфелей. А кому-то просто не терпится устроить кадровый дерибан. У нас ведутся переговоры с БЮТ и СПУ, в рамках переговоров принят документ, хоть и с протоколом незначительных разногласий. Одна из сторон (“Наша Украина”. – УНИАН) не воспринимает последнего пункта протокола. Следовательно, нужно работать над теми пятью пунктами, которые устраивают всех, начиная с программного документа.

Реакция наших партнеров на невосприятие нами шестого пункта была очень эмоциональной, но не была официальной. Люди выплеснули свои эмоции в меру своего воспитания.

В соответствии с предложенным вами регламентом коалиции кандидатуру премьера сначала рассматривают во фракциях, потом ее обсуждают на совете коалиции, куда входит и Президент, а в последнюю очередь - на общем собрании большинства. Выходит, что Президент главнее общего собрания коалиционного большинства?

Конституция предусматривает, что кандидатуру премьер-министра, как и ряда министров, предлагает коалиция, вносит кандидатуру премьера Президент, кандидатуры министров - премьер. Поэтому Президент – как бы в конце цепочки...

А что-то достанется “Регионам”, если они будут в оппозиции? Какие права будет иметь оппозиция?

Закон о правах оппозиции сложно принять, потому что непонятно, кто является оппозицией в обществе? Это те, кто при соцопросе выражают недоверие действующему правительству или Президенту? Говорить об оппозиции можно только как о парламентской оппозиции. Но опять же, у нас в парламенте сейчас сложилось чуть ли не конституционное большинство против Ющенко. Как в этой ситуации распределять должности? Вопрос нужно ставить не об обеспечении прав мифической консолидированной оппозиции, которая не всегда существует. А об обеспечении прав и возможностей каждой фракции и каждого депутата.

Каждая фракция имеет право на гарантированное представительство в тех или других комитетах, комиссиях, на выступления по вопросам повестки дня, на внесение законодательных инициатив, на доступ ко всем парламентским документам. Последнее очень важно, потому что при формировании бюджета правительство может лояльных ознакомить со всем, а не лояльных с частью... Поэтому предлагают, чтобы бюджетный комитет возглавляли депутаты не из большинства. Некоторые считают, что для оппозиции важно оставить комитет по Регламенту и депутатской этике, бюджетный комитет и свободы слова, борьбы с коррупцией.

Если Вы когда-нибудь будете писать мемуары, как вы оцените деятельность уходящей в историю Верховной Рады четвертого созыва?

Я не буду писать мемуары. Мемуары нужно писать либо откровенно, либо никак. Мой уровень осведомленности и информированности таков, что я не хотел бы откровенно писать о том, что знаю.

У Пушкина есть такой момент... Когда были потеряны дневники Байрона, Пушкин обрадовался, хорошо, мол, он исповедался в своих стихотворениях, а в дневниках бы начал “лгать и изворачиваться”. Я ценю мемуарный жанр и тех, кто способен писать мемуары. Я не пишу, потому что очень тяжело найти баланс искренности и лукавства.

А Верховную Раду я оцениваю положительно. В плане законотворчества старая Верховная Рада была скорее во вред, чем на пользу. Она разрушила пенсионное поле, не провела налоговую реформу. Но если говорить о ней как о представительском органе, выражающем волю избирателей, то в самый решающий момент, когда мы пережили демократическую революцию, Верховная Рада не без внутренних противоречий стала на сторону своего избирателя. Способствовала народному волеизъявлению, и это расчистило дорогу к настоящим демократическим преобразованиям.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение