На территориях, захваченных "ДНР", царит разруха / УНИАН

Жизнь в ДНР: «умершие» предприятия и отчаявшиеся люди

УНИАН выяснял, как сейчас живется бизнесу в оккупированной пророссийскими боевиками  Донецкой области.

На территориях, захваченных "ДНР", царит разруха / УНИАН

Восток Украины продолжает жить в режиме военного времени, и это лежит исключительно на совести России. Поддерживаемые ею боевики загоняют оккупированный Донбасс в гуманитарную катастрофу – когда во всем регионе происходят перебои с продуктами, зачастую, нет света и тепла, нет и денег. Вместо жизненно необходимого – обстрелы из «Градов» и минометов, разрушенные жилища и учреждения, гибель мирных жителей.

На подконтрольных так называемой Донецкой народной республике («ДНР») территориях уже прокатилась волна акций протеста против «новой власти». Жители Тореза, Амвросиевки, Горловки, Енакиево и Снежного, возмущенные падением уровня жизни, требуют от «дэнээровцев»  выплаты пенсий и зарплат, поставок продовольствия.

Мародерство и доход от «копанок»

Невосполнимые потери несет и промышленность Донецкого региона. Оккупанты разворовывают стратегические украинские предприятия и вывозят оборудование в Россию. Так, к примеру, поступили с заводом «Топаз», производящим сложные радиотехнические системы и комплексы специального назначения (ПВО «Кольчуга» и «Мандат»), а также радиотехнические изделия широкого применения. Как сообщили УНИАН сотрудники завода, оборудование предприятия, а также несколько недостроенных установок, вывезены в РФ. А в цехах боевики разметили казармы.

Еще один пример мародерства пророссийских боевиков и российских солдат, которые воюют вместе с ними, появлялся в СМИ. По информации местных журналистов, в Донецкой области со Снежнянского машиностроительного завода, производящего особые лопатки для турбин вертолетов, самолетов-штурмовиков и двигателей гражданских самолетов, вывезены уникальные штампы-лекала, определяющие точность производства этих самых лопаток.

REUTERS

Сложная ситуация – и на шахтах Донетчины. В пресс-службе Донецкой облгосадминистрации отмечают, что только в октябре угледобыча в регионе упала на 64,4% по сравнению с прошлогодним показателем. Из-за действий «ДНР» не работают шахты государственных предприятий «Артемуголь», «Орджоникидзеуголь» и предприятия негосударственной формы собственности – «ДТЭК «Шахта «Комсомолец Донбасса» и «ОП «Шахта «Ждановская». Не производили работы по добыче угля также четыре шахты донецкого госпредприятия «ДУЭК», 5 шахт ГП «Макеевуголь», 2 шахты ГП «Дзержинскуголь», 2 шахты ГП «Торезантрацит», шахта «Иловайская» ГП «Шахтерскантрацит», шахта № 22 «Коммунарская» ПАО «Шахтоуправление «Донбасс».

В то же время, незаконная добыча угля из «копанок» в Донецкой области процветает. Объемы этого «промысла» бьют рекорды, а добытый «серый» уголек вывозят в Россию.

Предприятия олигархов работают не в полную силу

УНИАН решил напрямую выяснить, как обстоят дела в оккупированной боевиками Донецкой области у отечественных корпораций-гигантов – «Метинвеста» (осуществляет единое управление предприятиями угольной, горнорудной, коксохимической, металлургической и трубной отраслей, находящимися под контролем «СКМ» Рината Ахметова), «Group DF» Дмитрия Фирташа и «Донецкстали» (контролируется структурами бизнесмена Виктора Нусенкиса), которые имеют крупные активы на территории региона.

Впрочем, в «Донецкстали» от комментария отказались, ссылаясь на «сложность создавшейся ситуации».

В «Group DF» на запрос УНИАН ответил Александр Халин, генеральный директор «Остхема», входящего в концерн. По его словам, в зоне АТО, по решению собственника, остановлены два предприятия – «Стирол» и «Северодонецкий «Азот»», а вся с заводов продукция вывезена.

«Партнеры «Стирола» и «Северодонецкого «Азота»» не пострадали. Мы произвели для сельского хозяйства страны и для покупателей за рубежом столько удобрений, сколько обещали.  Все обязательства были полностью выполнены усилиями двух других заводов, входящих в «Остхем» – «Черкасским «Азотом»» и «Ривноазотом», - сказал Халин.

Он также отметил, что убытки концерна от остановки предприятий растут, хотя их общий объем подсчитывать рано – заработная плата работникам и налоги в бюджеты платятся исправно. «В Северодонецке сотрудники занимаются модернизацией и ремонтом отдельных цехов.  На «Стироле» только небольшая часть сотрудников выведена для подготовки оборудования к зимнему периоду.  Главное, что необходимо для обеспечения безаварийной работы наших заводов в зоне АТО – это мир. Все остальные вопросы технического характера наши специалисты решат самостоятельно», - подытожил Халин.

Часть предприятий Ахметова вынуждены ограничить свою деятельность / novanews.com.ua

В свою очередь, в пресс-службе «Метинвеста» УНИАН сообщили, что на сегодня все предприятия группы продолжают свою деятельность, но работают с неполной загрузкой. «Из-за артиллерийских обстрелов останавливались Харцызский трубный завод, Авдеевский коксохимический завод, Енакиевский металлургический завод, а также Макеевский филиал ЕМЗ. В данный момент они продолжают работать не на полную мощность. Вынуждены были снизить объемы производства и комбинаты «Азовсталь», а также Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича, что связано со сложностями поставки сырья и отгрузки готовой продукции из-за разрушений железной дороги. По тем же причинам были сокращены отгрузки угля на «Краснодонугле», - сообщили в пресс-службе корпорации.

В то же время, в «Метинвесте» уверяют, что предпринимается все возможное для сохранения рабочих мест сотрудников на всех предприятиях группы. «Хотя, по объективным причинам, произошел существенный отток сотрудников с предприятий, находящихся в зоне боевых действий, в частности, с «Краснодонугля» и ЕМЗ. Но оплата труда сотрудников происходит в полном соответствии с законодательством Украины», - отметили в «Метинвесте».

Регион без торговли и инвестиций

Если крупные предприятия, по их утверждению, мало-мальски живы, то средний бизнес «новая власть» практически задушила поборами. Самыми непомерными стали так называемые «налог с оборота» и «военный налог». По данным СМИ, которые ссылаются на источники в регионе, в отношении каждого предприятия сумма взымается разная – в зависимости от дохода. На условиях анонимности предприниматели заявляют, что если отказаться платить бандитам, то бизнес «отжимают». УНИАН обзвонил несколько транспортных и машиностроительных предприятий Донецка, чтобы узнать с первых уст, как сейчас работается в регионе. Реакция обескуражила. Некоторые резко отвечали, что категорически на такую тему говорить не будут. Другие бросали трубку, только услышав «Киев, УНИАН». Третьи были более откровенны и пояснили – на Донбассе говорить вслух о таких проблемах нельзя, можно оказаться «в подвале» и, в этой связи, попросили не указывать в публикации даже их названий.

REUTERS

Вследствие напряженной ситуации в регионе терпят убытки и крупные торговые сети. Так, продуктовая сеть дискаунтеров «АТБ», входящая в состав одноименной корпорации, оценивает свои потери из-за военных действий на территории Луганской и Донецкой областей в более чем 1 млрд грн. Причинами столь внушительных убытков в «АТБ» называют «национализацию» имущества боевиками, полное или частичное разрушение торговых объектов и распределительных центров, угон автротранспорта, воровство товара, торгового оборудования и денежных средств.

Иностранные инвесторы, ввиду всего происходящего, покидают Донецкий регион. Уже остановила работу в области (из-за боевых действий и мародерства) сеть центров оптовой торговли Metro. Также поступил крупнейший немецкий производитель стройматериалов – концерн HeidelbergCement AG. Хотя его предприятие не захвачено сторонниками «ДНР», у немцев, по словам представителя концерна, «свои представления о том, как должен вестись бизнес». «Мы в этом не хотим принимать участие и отказались от каких-либо переговоров с сепаратистами», - уточнили в концерне.

«Распил заводов на металлолом, заложники и наркотрафик – основные источники доходов «ДНР»»

О подробностях происходящего на Донбассе УНИАН рассказал народный депутат Егор Фирсов, уроженец Донецкой области, который часто бывает на малой Родине и на днях вернулся из оккупированного пророссийскими боевиками региона.

Егор Фирсов рассказал о ситуации на Донбассе / УНИАН

Что происходит в Донецке? Предприниматели запуганы, не хотят говорить…

Предприятия работают. Мне звонило много предпринимателей по различным вопросам – по налогам, регистрации и т.д. Они дезориентированы. В первую очередь, хотят сохранить свой бизнес, капитал. Тенденция сейчас там такова, что средний бизнес уезжает из Донбасса. ДНР требует уплаты налогов, причем наличными и на ее усмотрение, запугивает. Но крупные предприятия пока еще работают.

Было много информации о том, что оккупанты грабят заводы, в первую очередь, стратегического значения, вывозят оборудование на территорию России. Это соответствует действительности?

Мне сложно сказать об общей картине. Такие супер-стратегические предприятия как «Топаз», вероятнее всего, ограблены. Они сразу же были захвачены боевиками. Предприятия, к примеру, машиностроительные, ремонтные, они используют в своих целях, не грабят. Но масса заводов распилена на металлолом. Это, как и заложники, и наркотрафик, является основным источником доходов «ДНР».

А как же «копанки»? Этот бизнес сейчас процветает на Донбассе как никогда…

Уголь из «копанок» уходит в Россию, на территорию Ростова, Таганрога. Действительно, этот вид незаконной добычи угля сейчас достиг максимума, чего не было даже во времена Януковича. И происходит это потому, что законы не действуют, никто ничего не контролирует.

А есть предприятия, которые боевики не трогают?

Есть. К примеру, предприятия Ахметова. Видимо, по договоренности, боевики их не разворовывают, а только контролируют. «Стирол» Фирташа не работает, но его тоже контролируют боевики. А предприятия бизнесменов средней руки распилены на металлолом.

СМИ пишут, что большая часть населения выехала из Донецка. Это так?

В Донецке большая часть населения осталась. Это – свыше 500 тысяч человек. В основном, уехала и уезжает молодежь.

Какое сейчас настроение у населения Донецкой области?

Очень смешанное. И все потому, что информационная политика государства в отношении Донбасса – на нулевом уровне. В Донецкой области на оккупированной территории смотрят исключительно российские каналы. Кстати, и на украинской территории их никто не отключает. А вот украинские каналы на оккупированной территории глушатся. Интернет-сайты отключаются. Проукраинское население с большим трудом, но ловит и смотрит украинские радио и ТВ.

То есть, на Донбассе все еще остается проукраински настроенное население?

Да, хоть и незначительная часть. Нужно понимать, что государству сейчас нужно воевать, в первую очередь, за умы жителей Донецкого региона. А такая работа не ведется. И чем больше государство бездействует в этом направлении, тем больше усугубляется ситуация. К примеру, в Авдеевке, подконтрольной Украине (она приграничная – 12 км от Донецкого аэропорта), ситуация не в нашу пользу. Люди думают, что у них была нормальная жизнь, даже когда их захватили сепаратисты, а теперь пришли украинцы, и все стало ужасно – воды нет 4 месяца, 1,5 месяца не было света, город постоянно обстреливают, дома разбомблены, гибнут люди.

Я там был недавно, и все на самом деле выглядит ужасно. Обстановка  психологически сильно давит. А если еще пообщаться с людьми, то становится совсем  тяжело. Народ обозлен, совершенно дезинформирован. Отсюда и следующее: раньше, согласно социологическим опросам за апрель, 30% населения были за «ДНР», то есть, Россию, 30% - за Украину. Готовы даже были взять оружие в руки для защиты единства страны, остальные 40% - «плавающие». Сейчас проукраински настроенные уезжают, а «плавающие» переходят на пророссийскую сторону, подчеркивая, что государство их бросило. То есть, нет диалога между государством и населением Донбасса, нет коммуникаций для этой связи. Отсюда и такие настроения.

За время нашего разговора ваш телефон уже трижды отключался. Вас прослушивают?

«ДНР»? Вполне возможно, там прослушивают всех и вся. Поэтому люди и запуганы.

Тем не менее, в последнее время поступает информация о волне акций протеста на оккупированных территориях. Значит ли это, что люди меняют ориентир на проукраинский?

Люди вышли на улицы, чего не было во все времена присутствия на Донбассе власти Януковича. Но это не были супер-бунты. Это были первые намеки на акции протеста, демонстрация сплоченности. Но люди не выступали за украинскую власть, они «качали» «ДНРовский» режим. Претензии высказывали местным, так называемым «командирам», которые обещали высокие российские зарплаты и пенсии, но люди оказались обманутыми. Соцвыплат нет вообще. Люди, по сути, дезориентированы. Для них, тот, кто будет платить, тот и хороший. Они считают, что газ им дает Россия, «ДНР» убеждает, что поставки топлива – ее заслуга, а вот Украина обрезала финансирование. При этом у «ДНР» уже есть свои радиостанции и телеканалы, которые ведут такую антиукраинскую пропаганду.

Как, по вашему мнению, можно наладить коммуникацию с регионом?

Я недавно принимал участие в конференции на эту тему, и там сообщалось, что Польша передала нам радиопередатчики и ретрансляторы, которые будут ретранслировать на Донецк украинские ТВ-каналы. Но есть одна проблема, этим каналам как бы не доверяют на оккупированной территории. Нужно что-то новое. Журналист Сергей Гармаш сейчас носится с идеей создания специального радио- и телевещания в абсолютно новом формате для подачи объективной информации, без особых нагрузок на украинизм. В верхах идею поддерживают, но дальше движения никакого нет.

Сейчас начались разговоры о необходимости создания Министерства информации, а также Министерства по делам Донбасса и Крыма. То есть, хотят создать некий мозговой центр, который будет решать как информационные вопросы, так и кадровые, экономические и т.д в отношении востока и юга страны. Поднимался вопрос и на уровне коалиционного соглашения… Посмотрим, что из этого выйдет. Но сейчас, повторюсь, крайне важно начать информационную войну с Россией, которая ведет откровенную пропаганду, за умы Донбасса.

На ваш взгляд, как долго восток Украины будет находиться в таком состоянии, как сейчас?

Эта проблема будет до тех пор, пока у власти будет Путин, пока Россия не начнет сыпаться. К примеру, нефть опустится ниже 60 долларов за баррель, бюджет РФ начнет трещать по швам, соцвыплаты сократятся, народ взорвется, а оппозиция его поддержит. Тогда Путин начнет думать не об Украине, а о том, как сохранить Россию, у него откроется внутренний фронт. Вот тогда у нас появится шанс его победить. А пока мы только обороняемся.

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter