Гетманцев: "В связи с продлением карантини, продлили и налоговые послабления для бизнеса" / Фото УНИАН

Глава парламентского комитета по финансам, налоговой и таможенной политике Даниил Гетманцев: Мы вообще не рассматриваем сценарий объявления дефолта по своим обязательствам

15:51, 25 мая 2020
19 мин. 1084 Интервью

О планах парламента по поддержке бизнеса во время коронакризиса, подготовке к налоговой реформе и амнистии капиталов, а также о том, будут ли снижены налоги на украинцев, рассказал УНИАН глава комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев.

Доктор юридических наук, профессор, адвокат, собственник и почетный президент юридической компании Jurimex Даниил Гетманцев пришел в политику в 2019 году, когда на досрочных парламентских выборах был избран народным депутатом от президентской партии «Слуга народа». Он возглавил Комитет Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики.

Гетманцев широко известен в деловых кругах страны, входит в число ста лучших юристов Украины в сфере банковского и финансового права, ценных бумаг и фондового рынка.

Верховная Рада недавно продлила налоговые льготы для бизнеса на период карантина. Какие еще законодательные инициативы обсуждаются для снижения налогового давления и выхода из кризиса в это сложное для страны время?

В связи с продлением карантина мы, соответственно, продлили и налоговые послабления для бизнеса, которые были введены предыдущими «антикризисными» законами. В частности, это - освобождение от уплаты единого социального взноса для ФОПов (физлиц-предпринимателей), продление моратория на проведение документальных и фактических проверок бизнеса и другие нормы. Также внедрили возможность скорректировать единый налог для бизнеса на уровне местной власти, ввели такую опцию и для налога на землю и на недвижимость. Ранее, как вы помните, мы увеличили годовые лимиты предельного дохода для ФОПов.

На данный момент мы разрабатываем законопроект по поддержке отечественной промышленности. Провели уже около двадцати встреч с представителями различных отраслей промышленности, ассоциациями, которые предоставили нам свои предложения. Первоначальная (повторяю, первоначальная) версия законопроекта уже на сайте к обсуждению. В документе, в частности, предлагается введение пониженной ставки НДС до семи процентов для покупки и ввоза на территорию Украины оборудования. Также мы предлагаем ввести налог на выведенный капитал в ограниченном объеме, как первый шаг изменения системы налогообложения доходов от предпринимательской деятельности. Если опыт налога будет успешным, распространим на все предприятия.

Об этой новации просил бизнес?

Да, это - пожелание бизнеса. Мы также поддерживаем и некоторые секторальные льготы, о которых просил бизнес, что и будет отражено в данном законопроекте. К сожалению, Кабинет министров не подал предложения относительно своего видения поддержки промышленности. Поэтому исходим из своих расчетов и результатов общения с представителями различных ассоциаций. Все инициативы будем обсуждать с Минфином и Минэкономики.

По словам Гетманцева, основная проблема в ризвитии экономики - устаревшие основные средства / Фото УНИАН

Когда возможно принятие данного законопроекта?

Мы считаем, что этот законопроект нужно принимать уже сейчас как неотложный.

Вы проводили расчеты: поможет ли принятие этого закона выйти отечественному промышленному производству из состояния упадка?

Я пока не хочу называть какие-либо цифры, но мы продолжаем вести переговоры с представителями ряда отраслей, которые готовы взять на себя обязательства по увеличению объемов производства уже в этом году. Все расчеты будем уточнять совместно с Минэкономики, чтобы цифры были выверенными.

Ранее мы уже приняли закон (№1210), которым, в частности, предлагается ускоренная амортизация основных средств предприятий - за два года, а не за пять-десять лет. Это значит, что мы даем возможность производствам осуществить переоснащение. Ведь в Украине одна из самых основных проблем развития экономики - устаревшие основные средства, износ которых в среднем составляет 60 процентов, а в некоторых отраслях - превышает 80 процентов. Это делает нашу продукцию неконкурентоспособной.

Президент подписал законопроект №1210 через четыре месяца с момента его принятия Верховной Радой. Законопроект окрестили налоговым террором, вы согласны с такой характеристикой?

Конечно, нет! Дело в том, что мы живем в обществе спектакля, где не всегда важно, каковы вещи, действия, обстоятельства на самом деле. Важно - какими их преподносят публично. Честно, я не понимаю, как в головах одних и тех же людей, пафосно называющих себя экспертами может уживаться одновременно требование показать текст закона (хотя он есть на сайте Рады с января) и обвинения в налоговой тирании. Я не утрирую и ответственно заявляю, что все обвинения и ярлыки, навешанные на закон №1210 разбиваются вдребезги, если мы начинаем разбираться по сути, в деталях. Вспомните притчу во языцех о презумпции виновности налогоплательщика, которая якобы вписана в закон. Это не просто не правда, это норма, перекрученная наоборот! В законе наоборот предусматривается невозможность привлечения налогоплательщика к ответственности за неуплату налогов, если в действиях налогоплательщика нет вины. То есть, когда общение переходит в плоскость обсуждения конкретных проблем все ярлыки и шаблоны испаряются как роса на солнце.

Гетманцев: "Все обвинения, навешанные на закон №1210 разбиваются вдребезги, если мы начинаем разбираться по сути" / Фото УНИАН

Предпринимателям также хочется знать о стратегических направлениях работы власти. Какое в целом виденье парламентского комитета развития налоговой системы Украины? Еще в прошлом году власть обещала реализовать комплексную налоговую диагностику для проведения соответствующей реформы, но, видимо, коронавирус и кризис сместили эти акценты?

Я последовательно придерживаюсь мнения, что первую скрипку в любых финансовых решениях должна играть исполнительная власть. А мы, в свою очередь, как законодательная власть, должны их корректировать, а также поддерживать или не поддерживать, принимая или не принимая соответствующие законопроекты.

К сожалению, мы до сих пор не видим со стороны Министерства финансов каких-либо планов, подходов в отношении налоговой политики как таковой. То есть, они либо отсутствуют вообще, либо просто нам их не транслируют. Поэтому нам сложно каким-то образом эти вопросы регулировать. Мы готовы к диалогу, и у нас, конечно, есть наработки, однако реализовать мы их сможем только вместе с правительством.

Когда начались проблемы с коммуникацией и взаимодействием между обеими ветвями власти?

Я бы не называл это проблемами коммуникации. Возможно, коллегам просто требуется больше времени для стратегического планирования, чем предполагалось изначально. Пока, это правда, мы не видим какой-либо стратегии в сфере публичных финансов со стороны действующего Кабмина. Правительство в апреле предоставило в парламент программу своей деятельности, которую мы на одном из заседаний комитета вынуждены были отправить на доработку именно исходя из этого.

Но старт комплексной диагностики налоговой системы дала еще на то время министр финансов Оксана Маркарова. Была ли она доведена до ума, есть результаты?

К сожалению, насколько я знаю, нет никаких результатов.

То есть, долгожданная налоговая реформа снова поставлена на паузу?

У нас новые министры финансов и экономики, у нас создан Совет экономических реформ. Убежден, что уже в ближайшее время мы увидим предложения по реформированию налоговой системы. Очень важно, чтобы они были просчитаны и взвешены.

Планируется ли снизить налоговую нагрузку на фонд оплаты труда, о чем постоянно просит бизнес, особенно в период карантинных мер?

Да, мне бы очень хотелось уменьшить нагрузку на фонд оплаты труда. Это то, что мы обсуждали ранее с правительством и даже договорились об определенных параметрах. Среди них: ставка налога в размере 15 процентов на доходы физических лиц, объединение ЕСВ и НДФЛ, уменьшив ставку, потому что базы налогообложения на 90 процентов совпадают. Также мы предполагали отмену военного сбора. И как раз для этого был необходим аудит налоговой системы, который инициировал Минфин. По результатам аудита мы должны были прийти к конкретным цифрам.

А какое виденье налоговой реформы у профильного парламентского комитета? Стоит ли украинцам ожидать упрощения администрирования налогов или сокращения их количества?

В этом вопросе не должно быть иллюзий. Помните, на Майдане звучали лозунги о том, что из двадцати налогов на то время должно быть максимум девять. Если открыть Налоговый кодекс, то можно увидеть, что их действительно сейчас девять. То есть, формально обещание выполнили. Но, к примеру, под налогом на имущество «прячутся» три налога: на недвижимость, землю, транспортные средства. Под рентой тоже значится несколько налогов. То есть, фактически людей обманули, пообещав, что будет упрощение, а его по факту нет. Причина понятная – одни играли в популизм на Майдане, другие в него верили.

Однако, общество развивается, отношения усложняются. И налоги отображают существующее состояние правоотношений. Налоговые системы не становятся проще. И мы это видим по зарубежным странам. Это объективная данность. Мы конечно можем мечтать о существовавшем на стадии зарождения налоговой системы в мире подушном налоге, который взимался в одинаковом или примерно одинаковом размере с каждого подлежащего обложению человека. Но на самом деле он являлся очень несправедливым, поскольку люди зарабатывают разные суммы средств и взимать налог с доходов по одной схеме несправедливо. То есть, если мы говорим об упрощении налоговой системы, мы тем самым ее возвращаем к состоянию пары сотен лет назад, делая ее несправедливой. Парадоксально, но справедливость налогообложения лежит в плоскости ее усложнения.

Упрощние налогов ведет к усложнению справедливости налогообложения / Фото УНИАН

С другой стороны, несмотря на объективный процесс усложнения налоговой системы, она должна становиться проще в управлении и в коммуникации. Этого можно достичь с помощью электронных сервисов: за счет того, что государство, переводя все в электронную форму, будет максимально устранять человеческий фактор и осуществлять все процессы проще и выходить на отношения с налогоплательщиками в формате так называемом competitive complaints, когда налогоплательщики и государство становятся партнерами и существующий у нас формат «полицейский-преступник», когда государство - полицейский, а налогоплательщик – преступник, уходит в небытие. Партнерские форматы успешно функционируют в Голландии, Австралии, Великобритании, Швейцарии и других странах. Там налогоплательщики согласовывают объем налогового обязательства и последствия налоговых операций с налоговым органом в процессе декларирования, а не потом, когда включается механизм проверок и налоговая приходит с кнутом. Отсюда и доверие к налоговой и отсутствие очевидного фискального уклона налоговой политики. Мы должны двигаться в этом направлении, оно - стратегическое.

Налоговая уже начала движение в этом направлении?

Все то, что происходило с налоговой на протяжении последних девяти месяцев, и это как раз отмечал бизнес, говорило о движении в этом направлении.

Мне бы очень хотелось, чтобы оно сохранилось и приумножилось с приходом нового руководства.

Но после увольнения Сергея Верланова с поста главы налоговой службы сейчас там временное руководство на период карантина и, очевидно, что процесс снова будет затянут. А как вы в целом оцениваете работу уволенных глав таможни и налоговой?

Я не могу положительно оценить работу руководства таможенной службы, потому что очевидным является факт невыполнения плана доходов в госбюджет и продолжение действия контрабанды. Это вызывает всеобщее возмущение.

В то же время, относительно налоговой службы очевидно улучшение положительной динамики отчислений в госбюджет. В частности, прирост по платежам НДС порядка двух-трех миллиардов гривен ежемесячно. По информации налоговой положительное сальдо поступлений от НДС в 63 процента за первый квартал 2020 года, несмотря на экономический кризис, который начался уже во второй половине марта. Также увеличение поступлений акцизного налога со спирта, например, в шесть  раз в марте, и в пять раз - в апреле. Также рост отчислений акциза на ликероводочные изделия на 121 процент год к году в апреле и по табаку - на 138 процентов. Убежден, что министр финансов, принимая решение о смене руководства, имел достаточно оснований для того, чтобы прогарантировать стране не только сохранение этой динамики, но и ее увеличение, в чем мы всячески будем его поддерживать.

Но таможне не свойственна фискальная функция, она должна отвечать за безопасность и контроль таможенных процедур. И это недовыполнение планов доходов госбюджета со стороны таможни было вызвано рядом объективных факторов…

Действительно, были объективные факторы недовыполнения доходной части бюджета, среди которых - заложенный в бюджете курс, не соответствующий реальному, падение цен на энергоносители. Но с другой стороны, зайдите в интернет и закажите любой товар: с высокой долей вероятности вы купите контрабандный, и это, безусловно, недоработка руководства таможни.

Ликвидация контрабандных потоков могла бы решить проблему недополучения средст в госбюджет / Фото УНИАН

Но официальная статистика говорит, что контрабанда все-таки существенно снизилась за последнее время…

Не так снизилась, как всем бы хотелось. И, по нашему мнению, как раз ликвидация контрабандных потоков и является тем компенсатором, который мог бы сократить недовыполнение планов поступлений в бюджет. По разным оценкам, примерно порядка трех миллиардов долларов в год - это недополучение в бюджет из-за «серого импорта» на таможне.

По большому счету, мы со своей стороны приняли все законы, необходимые таможне для преодоления контрабанды и реформации в цивилизованный орган по примеру европейских стран. Это - закон о режиме совместного транзита, об авторизованном экономическом операторе, о защите прав интеллектуальной собственности при пересечении товара таможенной границы, о едином таможенном юридическом лице.

Власть ранее заявляла, что собирается простить гражданам неуплаченные налоги. Окончательный сценарий такой амнистии должен был появиться весной 2020 года. Пока его нет. От идеи отказались?

Законопроект № 1232 об особенностях применения специального декларирования за нарушение физическими лицами налогового и другого законодательства был зарегистрирован мною еще в сентябре 2019 года. На данный момент документ дискутируется у нас в команде. К сожалению, процесс затянулся, хотелось бы, чтобы его рассматривали быстрее. Основное – это освобождение от ответственности за налоговое правонарушение и от самой финансовой ответственности в случае, если лицо задекларирует свои доходы в указанные сроки и заплатит пять процентов от их размера.

Именно вокруг ставок точатся основные дискуссии парламентариев?

Да, основная дискуссия - вокруг количества и размера ставок. Пять процентов - обычная ставка, но могут быть еще как пониженная, так и повышенная ставки. Допустим, пониженная может применяться, если лицо покупает на эти деньги государственные ценные бумаги.

Есть вероятность, что законопроект об амнистии будет принят в этом году?

Да. Я считаю, что надо принимать закон сейчас и вводить в действие с 1 января 2021 года.

Как вы оцениваете работу Национального банка Украины, в частности, в период карантина?

Оценка неоднозначная. То есть, не можем сказать, что все хорошо, или все плохо. К примеру, считаю, что НБУ очень эффективно справился с валютным ажиотажем в конце марта, вызванным паникой среди украинцев из-за коронавируса. Причем это было сделано с применением исключительно рыночных механизмов, без введения каких-либо ограничений.

С другой стороны, мы видим, что начавшееся во второй половине 2019 года резкое укрепление курса гривни очень негативно сказалось как на интересах наших экспортеров, так и на бюджете, который недополучил средства.

Тем не менее, у нас самая низкая инфляция в течение продолжительного времени, снижение учетной ставки с 17,5 процентов до нынешних 8 процентов. Но нас интересуют параметры стоимости финансового ресурса для экономики страны. И тут мы наблюдаем снижение в прошлом году объема кредитования бизнеса. Это является плохим сигналом.

Гетманцев: "Сейчас в Украине самая низкая инфляция в течение продолжительного времени" / Фото УНИАН

С первого июля в рамках принятого закона о «сплит» Национальному банку будут переданы полномочия по осуществлению надзора и контроля небанковских финучреждений. Однако ряд законов, необходимых для «сплита», до сих пор не принят. На какой стадии сейчас находится подготовка документов по регулированию рынков финансовых услуг?

Нам бы хотелось, чтобы мы разрабатывали эти законопроекты в четком взаимодействии с Национальным банком, потому что он будущий регулятор рынка. И как в случае с Министерством финансов, НБУ должен создавать и формировать политику в этих вопросах.

К сожалению, это была одна из претензий к главе НБУ Якову Смолию, так как мы не видим соответствующих законопроектов от центробанка. Мы только слышим, что они с кем-то где-то обсуждаются. Но большинство из них должно было быть принято до 1 июля, и это существенная недоработка Нацбанка.

И напоследок об актуальном. Украина выполнила все условия для заключения новой программы сотрудничества с МВФ. Когда страна может получить первый транш? Есть ли уже сигналы о предоставлении нашей стране помощи от других международных партнеров?

В отношении МВФ речь идет о программе на 18 месяцев на сумму около пяти миллиардов долларов. Я не готов сейчас говорить об остальных суммах от других организаций, но ведутся переговоры и со Всемирным банком, и с Еврокомиссией о предоставлении средств.

И очень важно, что мы не считаем получение средств от международных партнеров какой-либо победой с нашей стороны. Мы прекрасно понимаем, что это, к сожалению, вынужденная мера, которая спровоцирована кризисом и которая необходима, чтобы выйти из него с наименьшими потерями. Ожидаем первый транш МВФ в течение двух-трех недель.

Когда, по вашему мнению, мы сможем полностью отказаться от финансирования МВФ?

В среднесрочной перспективе (три-четыре года) наша цель в кредитной политике - прекратить кредитование у Международного валютного фонда, выплатив ему все причитающиеся долги.  Это вполне реально.

Какой должна быть кредитная политика государства, чтобы достичь этой цели?

Мы должны заменять дорогие кредиты на дешевые, короткие - на длинные. Уменьшать объем долга настолько, насколько это возможно, и увеличивать гривневую часть в структуре государственного долга.

Минфин уже начал действовать в этом направлении?

Пока в программе действий правительства мы этого не видим. Хотелось бы, чтобы Минфин делал все для достижения этой цели. Пока, кроме возврата долгов нашим иностранным кредиторам, другого варианта нет.

Как свидетельствует история, любая реструктуризация долга или дефолт приводят к тому, что страна все равно возвращает деньги, но на худших условиях и с огромными потерями для собственного народа. Поэтому мы вообще не рассматриваем сценарий объявления дефолта по своим обязательствам.

Александра Данько

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать www.unian.net, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности