Иллюстрация / REUTERS

Цена угольной независимости

19:31, 28 марта 2017
29293 4

Экономика Украины несет убытки в следствие антрацитового голода, из-за него еще и тарифы на электроэнергию и тепло снова вырастут. Эксперты уверяют, что подобной ситуации можно было избежать, если бы власть этого на самом деле хотела. Чем можно заменить антрацит, сколько денег это будет стоить, и кто этому мешает – мы и попытались выяснить.

Торговая блокада, парализовавшая поставки угля с неподконтрольных Киеву районов Донбасса, возвела во главу угла вопрос обеспечения Украины антрацитом, а, значит, – энергобезопасность страны. Проблема стоит настолько остро, что угрожает только лишь наметившейся стабилизации экономики. Это подтверждает реакция на происходящее главного кредитора Украины – Международного валютного фонда, который перенес заседание по украинскому вопросу для пересмотра прогноза макропоказателей страны.

Нацбанк в авральном режиме все пересчитал: понизил прогноз роста ВВП в этом году до 1,9% с 2,8%, ухудшил прогноз платежного баланса до 4,3 млрд долларов с 3,5 млрд долларов, размер международных резервов – до 20,8 млрд долларов с 21,3 млрд долларов. Но это – только прогноз. Что касается реалий, то Кабмин на месяц продлил действие принятых в середине февраля чрезвычайных мер на рынке электроэнергетики.

По данным Минэнерго, запасы угля на складах тепловых электростанций к 20 марта составили критические 1,7 млн тонн, а у теплоэлектроцентралей дела еще хуже – складские «залежи» составляют 89,5 тыс тонн.

Из-за острого дефицита энергетического угля, который необходим для производства электроэнергии (в Украине на подконтрольной территории работают 6 ТЭЦ и ТЭС, которые потребляют исключительно антрацит – в год порядка 8-9 млн тонн), стране придется импортировать 5,6 млн тонн этого топлива, сообщил в Facebook глава Нацкомиссии по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг Дмитрий Вовк, ссылаясь на Прогнозный баланс угля, который был составлен Министерством энергетики и угольной промышленности.

Отсюда вывод, что даже при действующей оптимизации потребления и производства электроэнергии нам не обойтись без закупки угля за границей, а это неминуемо скажется на тарифах на тепло и свет, хотя, последние месяцы – до блокады ОРДЛО – все украинские потребители и так платили повышенный тариф, долженствовавший обеспечить достаточный запас денег у генерирующих компаний для закупки более дорого импортного уголька.

Забыв об этом обстоятельстве, Нацкомиссия, с учетом будущего импорта угля (по подсчетам НКРЭКУ, стоимость закупки «черного золота» в этом году вырастет до 2071-2222 грн за тонну), позволила генерирующим компаниям поднять тарифы – на отпуск электрической энергии от ТЭЦ они вырастут в 1,1 раза с 1 апреля, а на тепловую энергию для населения с 1 июля – в 1,7 раза.

Между тем, Гройсман озвучил список «адресов», где Украиной рассматривается закупка угля – США, Австралия, ЮАР. Однако, могут возникнуть вопросы качества импортного угля, поскольку энергетическая эффективность его сжигания, в итоге, может быть отличной от тех украинских углей, на основании опыта использования которых сейчас строятся прогнозы по потребности в импорте. Мы уже прочувствовали эту проблему при закупке угля из ЮАР – он попросту на наших электростанциях не захотел гореть. Да и, если уж говорить об импорте твердого топлива в целом, то заключать договоры о его поставках нужно было, как говорится, еще вчера, а не раздумывать об этом сегодня – от подписания контракта до доставки угля, к примеру, на ТЭС, требуется от 60 до 180 дней.

И, хотя сейчас ситуация выглядит из разряда «не из легких» - но ведь у наших властей было время принять меры, дабы ее избежать!

Еще в 2012 году, когда 78% тепловой энергии для коммунальной сферы генерировались с использованием природного газа из России (так правительство Януковича помогало терявшему позиции на мировом рынке «Газпрому» сбывать избыточное «голубое топливо»), тогдашняя власть, из-за портящихся отношений с Кремлем, заявила, что, ввиду дороговизны «голубого топлива», за один год переведет все ТЭЦ на уголь. Этого, правда, в полном объеме не произошло.

Затем – дежавю – в 2014 году, когда стало понятно, что АТО – надолго, и с донбасским антрацитом возможны перебои, чиновники высшего ранга уже новой власти еженедельно заявляли о старте перевода ТЭС и ТЭЦ на уголь газовой марки («Г»), которого в Украине предостаточно, чтобы раз и навсегда снять с повестки дня антрацитовый вопрос. Но, так как с оккупантами удалось как-то наладить поставки, планы об угле«Г» так и остались планами…

УНИАН попытался разобраться, что мешает власти переориентировать тепловую генерацию на доступный уголь газовой марки хотя бы сейчас, когда уже очевидно, что торговля с «ДНР» и «ЛНР» возобновится не скоро.

Дело техники

Зависимость украинских ТЭЦ и ТЭС от антрацита вполне объяснима. Сам по себе антрацит (уголь марки «А») имеет наибольшую среди всех углей теплотворность (то есть, сжигание одного килограмма антрацита дает больше тепла, чем килограмма любого угля из других 17 марок). С учетом больших запасов угля «А» на месторождениях Донбасса тепловые электростанции на территории Украины и строились преимущественно под антрацит. Залежи угля марки «Г» («газового») у нас в стране также очень велики и его, зачастую, проще добывать (залегает не так глубоко), поэтому, этот уголь исторически задействовали в коммунально-бытовом хозяйстве (как печное топливо и для котельных), но, так как его теплотворность ниже, чем у антрацита, в энергетике он почти не использовался.

 / Открытые источники

Антрацит и угли газовой группы сильно отличаются по физико-химическим свойствам. Ключевое – антрацит плохо воспламеняемый, горит стабильно, а газовые угли – легковоспламенимы, их горение может протекать неравномерно, из-за чего на промышленных объектах «Г»-топливо может стать причиной взрывов. Поэтому, для перевода энергоблока тепловой электростанции с антрацита на газовый уголь и необходимо техническое переоснащение.

Само по себе такое переоснащение для украинских компаний не требует закупки импортного оборудования, отечественные предприятия могут произвести его сами – «Харьковский котельно-механический завод» уже изготовил узлы и элементы оборудования для перевода с антрацита на уголь марки «Г» котлов энергоблоков №2 и №5 Змиевской ТЭС. Каких-то заемных денег на переоснащение брать, по идее, тоже не нужно – например, чистая прибыль только за 9 месяцев 2016 года принадлежащей государству энергетической компании, специализирующейся на тепловой генерации, «Центрэнерго», за счет прошлогоднего повышения тарифов составила 1,3 миллиарда гривен против чистого убытка за аналогичный период 2015 года в 81,8 миллиона гривен. Полученных в 2016-ом средств вполне достаточно для переоснащения всех энергоблоков компании с избытком.

Но вернемся к газовым углям. Чтобы разобраться, каковы их запасы для коммерческой добычи доступны Украине и какие разработки ведутся в этом направлении сейчас, УНИАН обратился в Государственную службу геологии и недр. Правда, ответа из этого ведомства мы пока так и не получили. Однако общедоступны энциклопедические данные – отчеты геологоразведки двадцатилетней и более давности.

Основные массивы месторождений газового угля в Украине приходятся на Львовско-Волынский каменноугольный бассейн. В 2000-е годы здесь уровень добычи колебался от 3,5 млн до 4 млн тонн в год. Есть газовый уголь и на Днепровском массиве, но его гораздо меньше – добыча в 2000-е составляла порядка 1,5 млн тонн в год.

По прогнозам ученых, запасов Львовско-Волынского массива хватит на несколько десятков лет разработки. В 2010 году специалисты оценили балансовые запасы «Львовугля», контролирующего разработки в этом регионе, в 167,8 млн тонн, забалансовые (разработка которых ранее не велась из-за нецелесообразности – так как не было нужного спроса) – в 67,4 млн тонн. Проблема с добычей угля на массиве – в оборудовании «Львовугля»: оно практически себя изжило, последний раз технику обновляли в 2004 году.

Запущенность угольного сектора Западной Украины объясняется тем, что, так как наши тепловые генерации использовали, в большей части, антрацит, добыча газового угля из года в год сокращалась, а с 2014 по 2016 год она упала вдвое. Правительство решило, что в 2017 году увеличит добычу газового угля на 40-60%, и его импорт из-за рубежа не планируется. Сделать это несложно – необходимо просто вложить посильные для государства инвестиции в уже разработанные угольные пласты. К примеру, Минэнергоугля планировало в 2014 году выделить «Львовуглю» на техническое переоснащение 327 млн грн, что подразумевало увеличение добычи после завершения обновления оборудования в разы. Но, конечно же, это все так и осталось в планах.

Эксперт «Центра Разумкова» по вопросам энергетики и глава Бюро комплексного анализа и прогнозов Сергей Дяченко считает, что нарастить добычу газового угля можно достаточно быстро. «Это же молодой уголь, он неглубоко залегает. Антрацит – «старше», а, чем полезное ископаемое старше, тем тяжелей его добыча из-за увеличения глубины залегания. Поэтому проблем с газовым углем быть не должно. Нужно только захотеть», - говорит он, добавляя, что газовый уголь можно недорого закупать и в соседней Польше.

Барыши превыше всего

«Перевести ТЭС и ТЭЦ на уголь газовой марки – абсолютная реальность. Смысл модернизации: основное – замена циркуляционных трубок. Разработанные под антрацит, они не выдерживают нагрузок газового угля. Цена вопроса – 3-4 миллиона долларов на модернизацию одного блока (100-150 млн долларов на переоборудование всех работающих на антраците энергоблоков ТЭС в Украине). И эта сумма, по меркам энергетиков, - мелочь. Не требуется никаких кредитов, все можно сделать за собственные средства. Проблема только во времени, это процедура на несколько месяцев – до полугода, нужно блок останавливать, невозможно это сделать сразу на всех тепловых генерациях одновременно. В целом, на всеукраинскую модернизацию с удобным графиком отключений энергоблоков потребуется 2 года. Но проблема – в нежелании ДТЭК», - поясняет Дяченко.

 / bykvu.com

По его словам, так как основные мощности госкомпании «Центрэнерго» - это устаревшие газо-мазутные блоки, которые не подлежат перепрофилированию под уголь в принципе, модернизировать под угли марки «Г» государство может только Змиевскую (расположена под Харьковом, обеспечивает электроэнергией Харьковскую, Полтавскую и Сумскую области) и Трипольскую (снабжает электроэнергией Киевскую, Житомирскую и Черкасскую области) ТЭС, и на первой модернизация в прошлом году уже началась. Остальная угольная генерация электричества приходится на компанию ДТЭК Рината Ахметова.

«Их же (ДТЭК, – УНИАН) нельзя через колено заставить модернизировать энергообъекты. Они заявляют: у нас есть свой антрацит [значительная часть которого добывается на оккупированной территории], зачем мы будем модернизироваться, чтобы потом чужой уголь закупать? А если попытаться заставить компанию перейти на угли «Г» [например, законодательно] закончится тем, что, взамен инвестиций на модернизацию, они потребуют надбавку в тариф. Вероятнее всего, так и будет. И рассчитаются за все, в конечном итоге, рядовые украинцы [через очередное повышение тарифа]», - отмечает Дяченко.

При этом ДТЭК контролирует тепловые электростанции в Донецкой, Луганской, Днепропетровской, Запорожской, Львовской и Ивано-Франковской областях, а также Киеве, являясь крупнейшим в Украине частным производителем электричества.

С Дяченко согласен эксперт в энергетической сфере Андрей Герус. Он считает, что основная причина анонсированного чиновниками, но застопорившегося массового перевода украинских ТЭЦ и ТЭС на уголь газовой марки – нежелание выгодополучателей серой схемы поставок антрацита с Донбасса терять миллиардные прибыли: «Основная причина – это то, что (раньше) можно было брать антрацит с ОРДЛО, который там стоит 800 гривен за тонну, а закладывать украинским потребителям в тариф цену 1800 гривен/тонна. Маржа – более 5 миллиардов в год».

И от этой маржи те, кто на ней зарабатывают, до последнего не желают отказываться. А, по словам Геруса, переоборудовав только государственную Змиевскую ТЭС, Украина сможет значительно уменьшить потребление антрацита за короткий период. 

Как уже упоминалось выше, работы по модернизации именно Змиевской ТЭС идут. По крайней мере, об этом свидетельствует официальная информация. В текущем году, до конца лета, планируются пуско-наладочные работы и испытания, а первого сентября блок №2 обещают ввести в эксплуатацию. Обновленный блок №5 должен начать работу в октябре текущего года. Согласно оценкам Минэнерго, реализация данного проекта позволит Украине заместить потребность в одном миллионе тонн антрацита в год.

Но и в этом благом начинании кое-что смущает. «Центрэнерго» дал старт подготовке к переводу на угли газовых марок двух блоков Змиевской ТЭС в августе 2016 года, тогда-то министр энергетики Игорь Насалик и назвал стоимость операции в 240 млн. грн. При этом модернизируемые блоки были выбраны не случайно – в них не нужно было менять турбины или иное сложное оборудование, требовалось лишь заменить систему подачи угля – что совершить сравнительно не сложно, дешево и времени должно занимать немного.

Тем не менее, это перепрофилирование, согласно озвученным планам, заняло больше года, хотя независимые эксперты утверждают, что весть сектор тепловой генерации можно за 2 года перевести на газовый уголь. Откуда такая разница в сроках? Специалисты утверждают: главная причина «медленной модернизации» – нежелание чиновников, причем высокого ранга (к примеру, перевод на газовый уголь Змиевской ТЭС курирует Минэнергоугля) отказаться от прибыльной «серой» угольной схемы. «Причина такого бедственного положения с переводом ТЭС и ТЭЦ – нежелание отказаться от маржи на заработках от поставок антрацита из зоны АТО, в том числе, и от того, как эта маржа делится «по дороге». Ничего не делают, потому что это – игра», - считает Герус.

Кроме чудовищной коррупции, иных объяснений, почему исполнительная власть Украины ничего не предпринимала для ликвидации «антрацитовых» рисков в течение трех лет (с начала боевых действий на Донбассе) и закрывает глаза на искусственно завышаемые сроки модернизации украинской энергетики, нет.

Кто в доле?

Главный персонаж угольной схемы, инкассатор большей части прибыли - «хозяин света» Ринат Ахметов, собственник 70% тепловой генерации электричества Украины. В первую очередь именно ему выгодно сохранить статус-кво и тормозить перевод тепловых генераций на газовый уголь.

Непосредственные участники угольного спектакля – также главари боевиков на неподконтрольной Киеву территории Донбасса, где и добывается антрацит. Именно они «крышевали» поставки угля в Украину, получая, по сведениям активистов, начавших «блокаду» торговли с террористами, откаты за беспрепятственный пропуск через линию разграничения составов с углем.

Далее антрацитовая цепочка уходит в высшие эшелоны государственной власти.

Не было бы самой по себе схемы сверхзаработка, если бы Национальная комиссия по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) не позволила во время войны резко взвинтить тарифы на электричество и тепло. Именно Нацкомиссия пересчитала тарифы, внеся в них стоимость угля в 1700 грн за тонну при его реальной цене на Донбассе в 800 грн/тонна. Это изменение объяснялось тем, что, дабы не зависеть от поставок антрацита с оккупированных территорий, генерирующим компаниям создают финансовую «подушку» для закупки угля на мировых рынках, - пресловутая формула «Роттердам+».

 / Фото УНИАН

На деле уголь закупался по старой цене на Донбассе, и НКРЭКУ и Минэнергоугля этого сначала «не заметили», а затем даже попытались отмазаться – мол, тарифы повышали по другой причине, а «Роттердам+» еще не работает. Барыш получился многомиллиардный. И оплатили его простые украинцы.

Почему комиссия, призванная защищать интересы потребителей, столь странно себя ведет, и кто имеет возможность влиять на ее деятельность? Почему у правоохранительных органов нет вопросов к, скажем так, неоднозначной (для украинских потребителей) эффективности работы организации? Все просто: НКРЭКУ подконтрольна президенту Украины. Согласно закону, члены НКРЭКУ утверждаются президентом на основании решения еще одной комиссии, в состав которой двоих членов назначает президент, еще двоих – Верховная Рада (по одному от двух комитетов – по ТЭК (подконтрольный Порошенко) и ЖКХ) и одного – Кабмин по представлению министра энергетики. Сейчас НКРЭКУ возглавляет экс-менеджер московского представительства корпорации Петра Порошенко Roshen Дмитрий Вовк. Он никогда ранее не работал ни в энергетике, ни в сфере ЖКХ – видимо, просто не успел: на момент назначения талантливому специалисту было всего 26 лет.

Зачем президенту и его людям понадобилось помогать энергетическому магнату Ахметову – вопрос, все еще требующий поисков ответа. Однако еще одним выгодоприобретателем в следствие решений НКРЭКУ является государственная компания «Центрэнерго», как мы помним, ставшая прибыльной после повышения стоимости тепла и электричества для украинцев. Вроде бы в этом месте можно было бы порадоваться, но рано: в Украине притчей во языцех стали истории о том, как, через разного рода тендеры и схемы разной степени сложности из госкомпаний вымываются львиные доли их доходов. «Центрэнерго» - не исключение, эта организация, как в течение двух последних лет многократно писали СМИ, входит в орбиту влияния давнего друга Порошенко Игоря Кононенко – народного депутата, первого заместителя главы парламентской фракции БПП, которого называют куратором энергетики от президента. Сам Кононенко все эти годы упорно отрицает любую причастность к неформальному кураторству госкомпании, но, тем не менее, его помощник Александр Визир входит в состав наблюдательного совета «Центрэнерго».

Альтернативы нет. Замещению антрацита

Отдельный и важный вопрос – есть ли другие причины, кроме альтруистического желания всех украинцев помочь «бедняге» Ринату Ахметову и президентскому окружению заработать, ставящие под сомнение целесообразность и безопасность перехода с антрацита на газовые угли?

Основными рисками перевода ТЭС и ТЭЦ на уголь газовой марки называют изношенность оборудования этих энергообъектов, что может грозить авариями, а некоторые экологи также заявляют о более значительном, в сравнении с антрацитом, вреде окружающей среде, наносимом в процессе сжигания углей «Г».

Дяченко называет эти аргументы пустыми: «Разговоры в пользу бедных. Действительно, 90% оборудования отечественных теплоэлектростанций переступили границу физического износа. Но все работает, оборудование поддерживают в работоспособном состоянии. Экономическая составляющая наших энергоблоков в 1,5-2 раза хуже, чем у европейских – высокий расход удельного топлива на выработку электроэнергии. Но сейчас стоит вопрос выживания, поэтому говорить об этом риске – неуместно. Конечно, нужна глубокая модернизация, капитальный ремонт, доведение энергообъектов до современного уровня. Но там другие суммы, их с тарифа не соберешь, нужно искать деньги на стороне. Тут мы сталкиваемся с последствиями того, как на энергорынке сказалась мошенническая приватизация энергообъектов прошлых лет. Нужно было продавать предприятия инвесторам при условии обязательной модернизации, тем, у кого для этого есть средства и опыт, а не тем, у кого есть шахты, чтобы увеличить на этих шахтах добычу – как это получилось с Ахметовым. Ждать от ДТЭК глубокой модернизации не приходится. И, раз так, то на сегодня главный вопрос – перевод энергетики страны на уголь газовой группы. С точки зрения энергетической безопасности, украинская тепловая генерация должна быть независимой в отношении обеспечения топливом. Мы должны за 2 года преодолеть зависимость от антрацита».

Относительно вреда для окружающей среды, то, по словам эксперта, природа, так или иначе, страдает: сейчас – из-за устаревшего оборудования, нехватки очистных сооружений, и гипотетическое увеличение выбросов в следствие сжигания углей марки «Г» (из-за меньшей теплотворности, такого угля для добычи равного количества электроэнергии надо сжечь больше, чем антрацита) на ущербе для биосферы в украинских реалиях не отразится. «Речь идет о парниковых газах, их роли на повышение климатических температур, сейчас ведется по этому вопросу дискуссия. Но у нас выбора нет», - сказал Дяченко.

Герус также считает, что пока альтернативы замещению антрацита газовым углем нет. Все остальное – дорого и долго.

Удастся ли Украине, хотя бы к будущему отопительному сезону, избавиться от антрацитовой иглы, узнаем в ближайшее время. Потому что переформатирование энергорынка властям, чтобы избиратели не замерзли в ледяных квартирах неосвещаемых городов зимой, нужно начинать немедленно.

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать www.unian.net, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности