Россия подарила Качиньскому весомый аргумент?

Россия подарила Качиньскому весомый аргумент?

Когда раздались выстрелы, Качиньский шел в направлении солдат. Его взяли в плотное кольцо грузинские охранники. Президент знал, что идет к российскому блок-посту...

Сообщение о том, что президенты Польши и Грузии были обстреляны во время визита господина Качиньского в кавказскую республику, было топ-новостью мировых СМИ. Однако до сих пор непонятно, как это все случилось. Почему польский президент подвергался такой опасности и как Южная Осетия (читай Россия) осмелилась на такое. Учитывая резонанс этого события, подаем видение этого инцидента глазами свидетелей – польских журналистов TVN24, которые сопровождали своего президента в поездке по Грузии.

Через несколько минут после 16-ти мы прибываем в Грузию. Президент садится в свой лимузин, мы – журналисты – в автобус. Колонна почти сразу же начинает движение.

– Когда будем в Президентском дворце? – спрашивает один из журналистов.

– Еще неизвестно, куда едем – отвечает наш проводник, молодая сотрудница посольства Польши в Грузии

– То есть?

– Изменился план.

Через некоторое время, однако, заезжаем по узкой улице на задний двор Президентского дворца. Нет официальной встречи. Президент даже не выходит из автомобиля, в который садится Саакашвили.

Однодневный визит президента Леха Качиньского должен был быть посвящен торжествам по случаю пятой годовщины Революции роз, в результате которой к власти пришел Саакашвили. Перед торжественным обедом у президентов должен был состояться 15-минутный разговор. Потом – выезд в Театр оперы и балета в Тбилиси.

Это предусматривает программа, но Саакашвили предлагает поездку в регион, который граничит с самопровозглашенной Южной Осетией.

– Чтобы я увидел, что россияне есть в местах, где не должны быть, в соответствии с мирным планом (согласованным президентами Франции и России), – объяснял потом Лех Качиньский.

Журналистам, которые прибыли с президентом, согласно с планом предоставленным польским посольством, должны были показать лагерь беженцев, созданный за средства международной помощи.

В соответствии с дипломатическим протоколом каждый автомобиль в президентском кортеже имеет свое четко определенное место. В начале колонны, обычно, милицейское авто. Второй автомобиль везет глав дипломатического протокола. В третьем едет президент (в нашем случае двое президентов), за которым представители президентских канцелярий. Следующее авто везет представителей Министерства иностранных дел, за которыми еще два автомобиля с другими участниками делегации. Замыкает колонну автбус с журналистами.

– Подъедем заранее, чтобы вы могли увидеть, как президенты выходят, – говорит наш проводник после того, как мы проехали несколько десятков километров. Всем кажется, что это шутка, но грузинский водитель идет на обгон других автомобилей в колонне.

Водитель Бершан едет, как безумный, обгоняя один за другим автомобили президентского кортежа. Обгоняет также автомобиль с президентами. На крутой горной дороге он едет со скоростью свыше 130 км. на час. Во время одной из попыток обогнать очередной автомобиль, водитель едва уходит от столкновения с машиной, стоящей на обочине.

На минуту с его лица исчезает улыбка, и прекращаются шутки журналистов.

Мы машем президенту, когда объезжаем его авто и оказываемся во главе колонны.

Все кричат “браво” водителю. Через несколько минут автомобили останавливаются.

Собственно, тогда доходит до инцидента, о котором напишут ведущие европейские и мировые медиа. Все видел один и почтенных представителей делегации, который попросил не называть его имя.

– Мы резко остановились возле блок-поста. Президент Качиньский выходит из авто и вместе с Саакашвили. Я тоже вышел из другого автомобиля, – говорит наш информатор. – Президенты под охраной грузинских офицеров следуют к блок-посту. Я удивился, что охрана не положила президентов на землю, когда с российской стороны послышались выстрелы. Охранники только плотнее окружили президентов со всех сторон.

Наш информатор сказал, что испугался, когда увидел напуганные лица представителей грузинской делегации.

– Как по мне, об изменении планов знал только президент Саакашвили и его охрана, – сказал он.

И добавляет: президент Качиньский согласился на предложенную смену трассы. Он знал, что едем в место, где стоит нелегальный – по убеждению грузинов – российский блок-пост.

– Стрельба была, – сказал водитель журналистского буса Бершан, который должен был отвезти сначала журналистов в лагерь беженцев, созданный после августовской российско-грузинской войны.

Бершан живет в примерно 18 км. от границы с Южной Осетией, независимость которой признала Россия. Собственно, там россияне построили два контрольных пункта, на один из которых попал президентский кортеж.

– Все знают, что здесь является границей и здесь стоят россияне, – говорит Бершан. – Поставили заграждение и так стоят с момента окончания войны. Это грузинская территория, но, невзирая на это, они занимают ее.

Согласно с мирным планом Медведева–Саркози, россияне должны были освободить контрольные пункты в начале октября.

Из журналистского автобуса, который на тот момент уже был во главе президентского кортежа, ситуация выглядела несколько иной.

– Выглядит так, что мы уже в этом селе, – кричит один из журналистов. Наш грузинский проводник поправляет, что это не село, а блок-пост.

Автобус задерживается на обочине. Вдруг послышалась серия выстрелов из автомата.

– Все на землю, – раздался крик. Падаем на пол. Слышно вторую очередь выстрелов

Операторы пытаются поднять головы и заснять все на видео. Я вижу грузинского охранника, который стоит на одном колене перед автомобилем президентов и целится в сторону блок-поста.

Один из операторов зажигает лампу, чтобы снять репортеров на полу, но журналистки начинают кричать: Гаси! Гаси! Стреляют!

Он гасит лампу и тоже ложится на землю. Через несколько минут начинаем вставать.

Президентский кортеж возвращается, журналисты начинают звонить в редакции. Информация идет в мир.

Однако неизвестно, куда мы едем. Спустя некоторое время оказывается, что таки посетим село Метехи. На месте все выбегают из автобуса к Президенту Качиньскому, который начинает давать интервью.

Позже выходит Михаил Саакашвили. Он улыбается и, похлопывая президента Качиньского по плечу, говорит польским журналистам: Very brave president you have (у вас очень отважный президент).

Появляются очень много вопросов: был ли инцидент детально спланирован? контролировались ли события? кем? кто начал стрелять?

Оба президента назвали безосновательным любые спекуляции на эту тему. Президент Качиньский сказал даже, что подобные спекуляции можно назвать «обычной ложью» и что они «вредят Польше».

“Риск с моей стороны был необходим, таковы обязанности президента Польши. Прошу никого не обвинять», – сказал Качиньский журналистам в варшавском аэропорту по возвращении домой.

У Саакашвили нашлось два ответа. Прежде всего сказал, что не видит в инциденте ничего чрезвычайного.

– Не думаю, что произошло что-то чрезвычайное. Такие вещи происходят с местным населением ежедневно, – сказал он польским журналистам.

Правда, позже он несколько изменил тональность.

– Я не ожидал, что россияне откроют огонь, – сказал он потом на пресс-конференции, добавив, что этот блок-пост часто посещают европейские наблюдатели.

Оба президента однозначно утверждали, что первые выстрелы прозвучали с российской стороны. Об этом также говорит водитель Бершан, который был ближе всех к блок-посту.

– Когда мы подъехали (россияне) начали кричать: назад! – говорит водитель журналистского буса. – Потом начали стрелять в воздух или не знаю куда.

Между тем глава КГБ Южной Осетии Борис Аттоев сказал, что около 17.40 по местному времени был задержан кортеж, который пытался проникнуть на территорию Ленингорского района.

По его данным, пограничники поинформировали представителей президентов, что граница закрыта, после чего колонна автомобилей развернулась.

Пока много вопросов остаются без ответа. Президент Саакашвили использовал это событие, чтобы показать Европе, что российский оккупант безнаказанно создает угрозу для безопасности грузинов. Президент Качиньский, в свою очередь, – чтобы сформулировать для Запада призыв о «необходимости сделать выводы».

Юстина Баер и Войчех Бояновский из Тбилиси (TVN24)

Перевел Роман Кисиль

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter