REUTERS

Ошибки государства в военной психологии

15:05, 02 октября 2015
9 мин. 2916

Шесть волн мобилизации все чаще заставляют поднимать вопросы о психологической поддержке мобилизованных и психологической реабилитации демобилизованных бойцов. Однако за полгода АТО в этом направлении государством сделано крайне мало.

В середине августа в Украине закончилась очередная – шестая – волна мобилизации. В ряды вооруженных сил Украины было призвано 13 тысяч человек, что составляет 50% от государственного плана. Однако, по свидетельству очевидцев, даже эту половину призывников нашли с трудом и со значительными нарушениями психологических стандартов отбора. Как следствие, у военных психологов на фронте прибавилось работы: бороться с алкоголизмом, пристрастием к наркотикам и легкой шизофренией, даже в условиях соблюдения режима тишины, становится все сложнее.

К сожалению, на сегодняшний день ситуация с мобилизацией значительно отличается от аналогичной годичной давности. Если в первую-вторую волну мобилизации наблюдалось значительное количество добровольцев, то, на сегодняшний день, их число сильно сократилось, что добавляет военкоматам головной боли – ведь план по призывникам необходимо закрыть и отчитаться перед руководством. Такой подход советского образца приводит к нарушениям специалистами военкоматов стандартов отбора людей в армию и, в результате, к проблемам с небоеспособными солдатами у комбатов, замполитов, военных психологов, сослуживцев и местных жителей.

От военкомата до учебки

В последнее время общественные активисты и власть больше стали говорить о психологической реабилитации бойцов после демобилизации. Так, недавно министр внутренних дел Украины Арсен Аваков сообщил, что для демобилизированных из зоны АТО готовятся рабочие места в структурах МВД в качестве одного из пунктов реабилитации. А представитель психологической службы Национальной гвардии, полковник Сергей Чижевский несколько дней назад отметил, что психологическая реабилитация военных после боевых действий может стать обязательной.

Однако военные психологи считают, что для построения эффективной украинской армии специалистам необходимо работать с бойцами на всех этапах прохождения службы.

Так, Сергей, психолог и боец ОБПК (Отдельной боевой пограничной комендатуры) в с. Сартаны Донецкой области, рассказывает о своем негативном опыте работы психологом в военкомате.

«Когда я работал психологом при военкомате, то старался отбирать призывников по стандартам НАТО. Таким образом, у меня получалось допустить к службе в Вооруженных силах Украины одного из десяти осмотренных за день, - рассказывает Сергей. – Но потом ко мне приходило начальство и говорило: «Ты что делаешь? Нам нужны люди, меняй цифру», и я был вынужден писать «пригоден к службе» даже тем, кто по нескольку лет подряд заглядывает в стакан или даже пришел в военкомат в нетрезвом состоянии».

Сергей и сам попал на фронт из-за нехватки числа людей. Знакомый медик из военкомата так и сказал ему, предложив пойти в пограничные войска.

На сегодняшний день работа военной комиссии носит скорее номинальный характер, а не выполняет функцию эффективного отбора боеспособных людей. В результате, неэффективная работа одной из ячеек системы психологического отбора и поддержки бойцов приводит к проблемам на всех остальных уровнях.

Фото УНИАН

Сами бойцы отмечают, что крайне важной является подготовка к фронту с момента мобилизации. «Самым важным во всей этой подготовке в учебке для меня были слова уже демобилизированных инструкторов. Не знаю, насколько легально они были инструкторами, но их опыт для меня был гораздо важнее всей теории, потому что они рассказали, что меня ждет на фронте», - рассказывает боец ОБПК Андрей.

В свою очередь, замполит 4 танкового батальона 72 бригады старший лейтенант Драч считает, что на этом этапе подготовки бойцов также важным является максимальное предоставление информации по профилю, которым будет заниматься солдат. «Если он механик, его нужно научить чинить танки, а не подметать плац или водить трактор. Тогда он быстрее вольется в коллектив и у него будет меньше стрессов», - говорит офицер. 

Психолог на поле боя

Одним из серьезнейших этапов ведения и психологической поддержки бойца является работа с ним непосредственно во время службы на фронте. По официальным данным, в Украине штат военных психологов расширился до 200 человек, а военных психиатров – до 50 человек. Однако серьезной проблемой остается компетентность этих специалистов.

На сегодняшний день наблюдается ситуация, когда в штат военных психологов берут людей, не имеющих соответственного образования или опыта работы. Так, например, психологом в 4 танковом батальоне 72 ОМБР работает Александр, имеющий высшее гуманитарное образование и один день подготовки по психологии перед приездом на фронт. «Я не психолог по профессии, а из обучения психологии при подготовке перед фронтом был аж один день, - рассказывает Александр. – Много ли узнаешь за один день? Я сейчас пытаюсь что-то читать, но очень не хватает методической литературы».

Кроме того, военным психологам на фронте сегодня, к сожалению, приходится заниматься, по сути, работой военкоматов, то есть отбором пригодных для службы людей. Об этом, в частности, рассказывает психолог 23 батальона 56 бригады Роман Приходько.

«Мы в основном сейчас боремся с неадекватами, которых стало особенно много в последнее время. Военкоматы на местах отправляют к нам всех подряд, поэтому получаются такие ситуации, когда к нам приходят люди, отсидевшие по три-пять лет в тюрьме, хронические алкоголики или люди с легкой степенью шизофрении. Был тут у нас один недавно… Приехал, зарядил гранатомет и пошел по селу. Мы за ним, говорим: «Куда?». А он нам: «Я на войну приехал, сейчас пойду «шмальну». А если будете меня трогать, по вам стрелять буду». Еле успокоили его и отправили в госпиталь», - рассказывает Роман.

К сожалению, такие случаи не единичны. По информации практикующих военных психологов, количество сильно пьющих солдат составляет около 50% от всех служащих. Нередки случаи, когда непьющие ранее бойцы начинают пить из-за стрессов.

Психологи выделяют несколько основных изменений, с которыми сталкивается боец во время прохождения службы, среди которых: постоянное чувство страха, обостренное чувство справедливости, разочарование и обида. С этими симптомами, считают психологи, необходимо работать еще на фронте, чтобы потом облегчить реабилитацию бойца после демобилизации.

Комплексная реабилитация

Мало обойтись одной психологической поддержкой, даже если она будет эффективна на всех этапах прохождения бойцом службы. Для снижения действия боевого стресса необходим целый комплекс мер, о целесообразности которых говорят, как психологи, так и сами служащие.

REUTERS

Так, замполит 4 танкового батальона старший лейтенант Драч настаивает на постоянной занятости, как одном из эффективных способов снятия стресса. «Четкое расписание, отсутствие необоснованного свободного времени, четкое постоянное выполнение задач, позволяют бойцам отвлекаться от своих эмоций, чувствовать себя нужными и незаменимыми», - говорит он.

Кроме того, солдатам необходимо отвлекаться и от войны, в принципе: почаще встречаться с гражданскими, приобщаться к культуре и не забывать о духовном. Об этом говорит капеллан и инструктор по тактической медицине 56 бригады Александр Владимирович. «У солдат должна быть обязательная культурная программа, встречи, хотя бы раз в неделю, с невоенными людьми, - рассказывает капеллан. – И вообще больше событий, различных занятий и обучения. Я бы сделал солдатам примерно следующий распорядок дня: 5 часов работы, занятие по тактической медицине, занятие по топографии, психологические тренинги, спортивные мероприятия, стрельбы. Увы, мы не можем все это организовать сами. Нужно сотрудничество с институтами государства».

На сегодня в Украине отсутствует комплексная система ведения и поддержки бойца, а принимаемые государством меры несистемны и ситуативны. Такой подход не позволяет демобилизованным полностью реабилитироваться, поэтому, на сегодняшний день, перед государством стоит задача не только номинально расширить штат психологов или провести однодневные курсы по подготовке таких специалистов, но и проработать комплексную систему ведения и реабилитации солдат до, по ходу службы и после фронта. А главное, быть заинтересованными в эффективной работе такой системы.Самое важное на сегодняшний день, считает капеллан, - отработать логистику ведения бойца от призыва до реабилитации после демобилизации.   

Эмма Солдатова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies