Для украинских нардепов драки в стенах Верховной Рады не редкость / фото УНИАН

Парламентские приставы для украинских реалий

18:19, 23.04.2018
13 мин. 1256

Перед длинными майскими «каникулами» народные депутаты успели не только поработать, но и, в который раз, порадовали украинцев зрелищем – двое из парламентариев подрались после эфира на одном из телеканалов. Впрочем, для отечественного политического бомонда не редкость драки и в стенах Верховной Рады. А разнять неприкосновенных – некому. Кто и как занимается «воспитанием» депутатов в цивилизованных странах – решил разузнать УНИАН.

На прошлой неделе нардепы, помимо основной работы в сессионном зале и комитетах, порадовали украинцев тем, что снова пустились в рукопашную (что не редкость для украинских реалий). На этот раз после прямого эфира на одном из телеканалов кулаками помахали депутат от Радикальной партии Олега Ляшко Дмитрий Линько и его экс-сопартиец Сергей Мельничук. Причиной для стычки стало исключение последнего из фракции. По результатам «столкновения» Линько ушел домой с разбитым в кровь носом.

Читайте такжеНос был залит кровью: Нардепы Мельничук и Линько устроили драку после телеэфира (фото, видео)

Зачастую, поводом для драк народных избранников может стать, что угодно. Например, в марте этого года причиной кулачных боев между замглавы фракции «БПП» в парламенте Алексея Гончаренко и депутата от «Батькивщины» Вадима Ивченко (тоже после эфира на одном из телеканалов) стал проваленный в Раде законопроект об отмене скандальной поправки в Уголовно-процессуальный кодекс еще одного соратника Ляшко - Андрея Лозового. А в октябре прошлого года массовая потасовка произошла прямо в сессионном зале Верховной Рады, во время обсуждения президентских законопроектов, касающихся реинтеграции Донбасса.

Кстати, нередки случаи, когда парламентарии позволяют себе нападки по отношению к «неравным» себе, то есть тем, кто не обладает депутатским мандатом и, как следствие, неприкосновенностью. К примеру, в октябре прошлого года под зданием парламента произошла стычка между внефракционным депутатом Владимиром Парасюком и начальником Управления госохраны Валерием Гелетеем. Парасюк, впрочем, довольно часто попадает в неприятные ситуации из-за вспыльчивого характера. Так, в начале декабря прошлого года в суде Мариуполя он ударил сотрудника правоохранительных органов, но потом это отрицал, заявляя, что «никого не бил, видео [инцидента] вырвано из контекста». А в марте текущего года, после выходок Надежды Савченко, которая якобы приходила в здание парламента с гранатами, когда депутатам предложили проходить через «рамки» металлодетекторов, Парасюк устроил целое представление. Сначала отказался проходить осмотр, потом убегал от сотрудников госохраны, после согласился, эмоционально выкладывая свои вещи из сумки на пол в кулуарах Рады, а также снял с джинсов ремень и резко одел его на шею одному из сотрудников госохраны… В общем, «веселился», как мог.

Справедливости ради, стоит отметить, что сдерживать эмоции не могут депутаты не только в Украине. Однако в цивилизованных странах работают механизмы, сдерживающие парламентариев от неэтических поступков. Во-первых, для кого-то из них некий «кодекс этики» парламентария – не пустой звук. Во-вторых, многие беспрекословно слушаются спикера парламента и, если тот принимает решение удалить депутата за неподобающее поведение из сессионного зала, молча покидают заседание. В-третьих, в некоторых странах парламентариям помогает соблюдать дисциплину наличие парламентских приставов – людей, для которых депутаты не обременены неприкосновенностью (к тому же, в большинстве цивилизованных стран неприкосновенность в том виде, в котором она существует в Украине, давно уже стала атавизмом).

Как работают парламентские приставы

Первопроходцем внедрения парламентских приставов считается Великобритания, где такая служба действует с 1415 года. В ее составе - 33 привратника, которые контролируют обеспечение порядка и безопасности в здании (полицейские не имеют права войти в палату без приглашения пристава), выполняют церемониальные обязанности по обслуживанию спикера и другие функции, например, обеспечивают места для стоянки автомобилей и рассматривают заявления на изготовление пропусков. На каждом заседании Палаты Общин в зале присутствует человек, так называемый Sergeant-at-arms, с самым настоящим мечом, который следит за дисциплиной и единственный имеет право на ношение оружия в зале парламента. При этом до применения силы не доходило ни разу – спикер, с присущим англичанину воспитанием, просто выдворял нарушителя из зала.

Serjeant-at-Arms в ЮАР – это член персонала парламента, который выступает в качестве официального опекуна булавы (символа авторитета парламента Южной Африки). Пристав ответственен за ведение реестра посещаемости членов парламента и, по указанию спикера, может выводить из зала депутатов. Здесь, в отличие от Великобритании, несмотря на жесткую дисциплину, иногда депутаты-задиры выходят за рамки пристойного поведения. К примеру, в прошлом году приставам пришлось ввязаться в драку, которую депутаты затеяли в зале, пытаясь сорвать выступление президента. В итоге, приставы и вывели из зала группу депутатов-забияк.

Читайте такжеПарламентарии Уганды подрались на заседании из-за споров о президентской власти (видео)

В Канаде, где находится наибольшая украинская диаспора, служба парламентских приставов существует с 1927 года. Ее сотрудники контролируют не только отсутствие «непарламентского» поведения на заседаниях палаты, парламентских комитетов и брифингах, но и отвечают за проведение протокольных мероприятий.

Во Франции за порядком в парламенте следят квесторы, которые должны утихомиривать депутатов без применения физической силы. После первой мировой войны на эти должности назначали кавалеров ордена Почетного легиона, так как считалось, что ни один депутат не сможет поднять руку на ветерана.

За обеспечение порядка в стенах законодательного органа Японии следит парламентская полиция. Как правило, полицейские находятся в зале заседаний, не привлекая внимания, однако имеют право (в исключительных случаях) применять против депутатов силу, для чего вооружены резиновыми дубинками. То есть, при случае, могут огреть буйных депутатов ими по спине.

В сенате и палате представителей Соединенных штатов Америки приставы следят за выполнением парламентских процедур и дисциплиной как в зале заседаний, так и в помещениях отдельных подразделений обеих палат конгресса, а также сопровождают президента во время визита в конгресс. Парламентский пристав в США уполномочен обеспечивать кворум. Поэтому, по решению палаты, он обязан обеспечить принудительное присутствие ее отсутствующих членов (для пущей убедительности у него имеется специальная «булава»).

Украинские реалии

Отечественные тенденции в поведении народных избранников свидетельствуют, что присутствие парламентских приставов в Верховной Раде тоже не было бы лишним. И, хотя идею их появления в Украине озвучивали уже не раз, пока она остается только идеей.

К примеру, в 2010 году о ней заговорили с подачи тогдашнего депутата от Блока Литвина Олега Зарубинского, который, после ряда потасовок и блокирования трибуны Верховной Рады, предложил принять законопроект, благодаря которому депутатов после драк не просто отлучали бы от работы в сессионном зале (мол, не можешь себя вести, не ходи в публичные места), а еще бы и штрафовали. Правда, тогдашний спикер Владимир Рыбак этой идеи не поддержал и о ней благополучно забыли.

Однако через пять лет к теме парламентских приставов снова вернулись после того, как замглавы «Народного Фронта» Андрей Тетерук швырнул бутылку в депутата от «Батькивщины» Александру Кужель. А перед этим в Раде впервые начал махать ногами Владимир Парасюк – все помнят пресловутое заседание Антикоррупционного комитета, на котором депутат ногой ударил сотрудника Службы безопасности Украины Василия Писного. Результатом такого непарламентского поведения народных депутатов стала регистрация законопроекта их коллегой из пропрезидентской фракции Вадимом Кривохатько о введении службы парламентских приставов на британский мотив, но «с учетом украинской ментальности». Парламентский пристав, которого предлагали избирать из бывших силовиков ВСУ, МВД, УГО или СБУ, должен был заботиться о том, чтобы депутаты во время заседаний Верховной Рады или комитетов не препятствовали выступать другим, не говорили обидных слов в адрес друг друга и не призывали к незаконным действиям… Но, опять же, идея так и осталась на бумаге.

По словам бывшего народного депутата, экс-члена регламентного комитета Верховной Рады Дмитрия Шлемко, украинский парламент вряд ли когда-либо вообще решится на такой шаг. Ведь в целом светлая мысль о приставах появляется у парламентариев только после каких-то громких драк. «Этот парламент не сделает ничего из того, чем бы его можно было контролировать. Одна только идея о проверках парламентариев (речь идет о прохождении «рамки», - УНИАН) вызвала сколько сопротивления. Представьте только, что будет, если в Раде появятся приставы», - говорит он.

По его мнению, принять идею парламентских приставов мешает два фактора. Во-первых, гордость и личные амбиции тех, кто садится в депутатское кресло. Мол, кто я такой, и кто такой этот пристав, чтобы делать мне замечания или выводить из сессионного зала. Во-вторых, украинское общество практически не осуждает непарламентское поведение народных избранников. Разве что - они становятся объектами насмешек и интернет-мемами.

В целом же, Шлемко напоминает, что в законе о статусе народного депутата и так имеются четкие нормы поведения народного избранника. И если он нарушает какие-то, в том числе, этические нормы, то спикер Верховной Рады всего лишь должен подать соответствующую жалобу в регламентный комитет ВР. После этого коллеги нерадивого депутаты могут принять решение не допустить нарушителя порядка на одно, три или пять заседаний, огласить ему порицание и т.п. «Например, когда Егор Соболев подрался с депутатом от «Батькивщины» Вадимом Ивченко, в комитет поступила жалоба, и когда ее начали рассматривать, в тот же день от Соболева пришло письмо о том, что он отзывает жалобу, а депутаты решили помириться. То есть, санкции к депутатам есть, но их игнорируют», - добавил Шлемко.

Читайте такжеДепутаты поддержали рекомендации Европарламента по реформированию Рады

В свою очередь, экс-народный депутат и политический эксперт Тарас Чорновил отмечает, что ранее обсуждение всех подобных инициатив сами же парламентарии сводили к тому, что, мол, в Украине существует депутатская неприкосновенность и приставы своими действиями будут ее нарушать. Вместе с тем, Чорновил напоминает, что в статье о депутатской неприкосновенности в Конституции говорится, что парламентария не могут привлечь к уголовной ответственности, арестовать или задержать. «За мелкое хулиганство его все-таки могут привлечь, - убежден эксперт. - Любое оскорбление к этому относится, и он может отвечать», - говорит он.

По его мнению, депутаты сами придумали себе «отмазку», почему не нужно вводить приставов, хотя их появление ничуть не противоречит Конституции. Приставы, по мнению Чорновила, должны получить право не только останавливать дебоширов, но и иметь возможность разблокировать трибуну Верховной Рады и подавлять разнообразные непарламентские акции депутатов, срывающие работу в сессионном зале, с применением силы. Кроме того, было бы логично, если бы приставы фиксировали и нарушение присутствия депутатов в зале (когда зарегистрировался и ушел по своим делам, не проголосовав ни за один вопрос повестки дня), а также сами голосования (когда голосуют карточки, а не депутаты). «Другой вопрос, что институт приставов должен быть прописан отдельными статьями в законах, а для этого нужно набрать 226 голосов самих народных депутатов. Но вопросы изменения регламента блокируются всеми силами. Исключением, пожалуй, стала норма об уменьшении количества комитетов для будущих созывов, за которую все же проголосовали. Но даже самый хороший закон о приставах депутаты признают неконституционным», - считает он.

Кроме того, по мнению эксперта, существует и риск эскалации любой стычки в Раде. «Допустим, что приставы – это пара крепких парней. А в списке какой-то из фракций тоже имеется пара таких парней, и, если будет крик «Наших бьют!», приставы могут остаться в меньшинстве. Плюс, к этому добавится Добкин с кулаками, Парасюк с ногой… И тогда возникает вопрос, а сколько вообще потребуется парламентских приставов, чтобы утихомирить наших депутатов. Наверное, как минимум, три на депутата», - говорит Чорновил.

В этой связи, пожалуй, важным был бы не только факт регистрации и принятия соответствующего законопроекта о появлении института парламентских приставов в Верховной Раде, а также механизме их работы, но и желание депутатов им подчиняться. Пока это выглядит чем-то фантастическим.

Анастасия Кучкина

Новости партнеров
загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь