В Минск Реуцкий поехал для того, чтобі показать украинца реальную картину происходящего / фото Константин Реуцкий/Facebook

Задержанный в Минске украинец Константин Реуцкий: РОВД Беларуси превращены в концлагеря. Милиционеры хвастались, что не всех задержанных найдут, намекали, что некоторые просто убиты

21:57, 17 августа 2020
6756 0 Интервью

Правозащитник, сокоординатор благотворительного фонда «Восток SOS» Константин Реуцкий, который провел двое суток за решеткой после задержания в Минске, рассказал УНИАН о перенесенных пытках и насилии белорусских правоохранителей, почему это происходит и могут ли силовики в Беларуси применить боевое оружие против населения.

На днях в Украину вернулись задержанные в Беларуси представители благотворительного фонда «Восток SOS» Константин Реуцкий и Евгений Васильев. Их задержали 12 августа в Минске только за то, что они снимали ОМОН на акции протеста. Украинцы провели двое суток за решеткой, и говорят, что РОВД и изоляторы в Беларуси превращены в пыточные. Подробнее о том, что произошло с украинцами УНИАН рассказал сокоординатор «Восток SOS» Константин Реуцкий.

Расскажите о целях вашей поездки в Минск, и о том, как вы были задержаны.

Мы поехали, чтобы показать украинцам реальную картину и причины происходящего. Мне странно наблюдать настроения в украинском обществе, разговоры, что Лукашенко - гарант того, что Беларусь не поглотит Путин. Все как раз наоборот. Если Лукашенко увидит, что противостоять людям нет сил, он будет первым, кто обратится за помощью к РФ, сделает это, не раздумывая.

Нас задержали 12 августа в Минске, неподалеку от площади Победы, за то, что снимали на мобильные телефоны действия силовиков… Человек, по мнению милиции, слишком медленно шел через пешеходный переход. Его бросили лицом в землю, избили лежачего, заломали руки, надели наручники, бросили в автозак. Потом, увидели, что мы это снимаем, и задержали нас.

Ни с нами, ни с другими, особо не церемонились. Всех «крутят», бьют, надевают наручники, пакуют в машину, везут в РОВД и там уже разбираются. Собственно, «разбираются» - не очень правильное слово. Все нацелено на то, чтобы максимально запугать людей, продемонстрировать жестокость. Никто особо не разбирается: причастен человек к протесту или нет. Задерживают даже случайных прохожих.

РОВД превращены в концлагеря, где прогоняют через конвейер пыток, избиений. Это делается, чтобы люди боялись выходить на протесты. У милиционеров развязаны руки. Насколько я понял, они могут делать с задержанными все, что угодно. Абсолютно безнаказанно.

Всех задержанных бьют и не только. Например, мы с коллегой и остальные пятьдесят с лишним человек подвергались изощренной пытке от 13 до 17 часов - мы стояли с максимально поднятыми над головой руками. Уже через двадцать минут начинают неметь руки, ноги. Это действительно тяжелое испытание. В какой-то момент человек начинает «плыть», терять сознание, начинается рвота и т.д. Но позу менять нельзя. За попытку оглянуться, разговоры, людей били ногами, руками, лицом об забор.

По словам Реуцкого, с особой жестокостью в СИЗО избивали тех, кто оказывал сопротивление / фото Константин Реуцкий/Facebook

Избивали всех?

Бьют всех задержанных, но с особой жестокостью тех, кто оказывал сопротивление, или тех, у кого находят какие-то средства сопротивления: палки, арматуру, что-то похожее на зажигательные смеси. Я был уверен, что нескольких из тех, кто был с нами, забьют до смерти. Возможно, это был элемент запугивания, но милиционеры хвастались тем, что не всех задержанных найдут. Они намекали, что некоторые просто убиты. Надеюсь, это не правда.

Первое время не давали ни пить, ни ходить в туалет. Милиционеры издевались, предлагали мочиться в штаны. Только после нескольких часов начали выводить в туалет, но каждый вывод сопровождался пыткой. Человека волокли с задранными руками, головой к земле, чтобы максимально унизить, причинить максимальную боль.

Мы не спали двое суток. Если человек начинал дремать, его били. Задача милиционеров - уничтожить человека морально. Для этого работает вся система. Это как в советском ГУЛАГе или гитлеровской Германии.

Эта жестокость – реакция на массовость протестов. Они не знают, что с этим делать.

Реуцкий утверждает, что методы пыток в Минске ничем не отличаются от пыток в  подвалах "ЛНР" / фото Константин Реуцкий/Facebook

Можно ли проводить параллели с пыточными «ДНР» и «ЛНР»?

Практически те же самые методы. Единственное, для избиения в подвалах «ЛНР» применяют не резиновые дубинки, а обрезки электрокабелей, то, что попадает под руку. Здесь - все это более «стандартизировано». Методы, по сути, не отличаются ничем.

Пишут, что задержанных насиловали резиновыми дубинками. Вы видели подобное?

Человека, который был с нами, пытались изнасиловать резиновой дубинкой. Его задержали на улице, подозревали, что он бросал «коктейли Молотова». ОМОНовцы потребовали пин-код от телефона, он отказался его говорить. Тогда они начали угрожать, разрезали ему штаны. В тот момент, когда они начали заталкивать дубинку, он согласился выдать пароль. На этом все, к счастью, закончилось. Я думаю, что полицейские довели бы угрозу до конца, такое насилие более, чем вероятно, учитывая уровень безнаказанности. Люди в Минске действительно обращались к врачам с повреждениями заднего прохода.

По словам Реуцкого, женьшин в СИЗО также избивали / фото Константин Реуцкий/Facebook

А как обращались с женщинами?

Их избивали, но меньше. Одна немолодая женщина, за 50 лет, возможно, под 60 лет, попыталась усовестить милиционеров. В ответ на это ее стали бить лицом о железный забор, резиновой дубинкой по спине, голове.

Задержанных привозили практически всю ночь. Привозили, избивали, некоторых по несколько раз. Каждая из возвращающиеся с «работы» групп омоновцев, считала необходимым выместить злость.

К этой «работе» активно привлекаются курсанты милицейских лицеев и лицеев внутренних войск, ребята по 19-20 лет. Они учатся издеваться над задержанными, и, к сожалению, некоторые получают большое удовольствие. Вышло так, что едва ли не больше всех над задержанными издевались молодые парни. Так воспитывается смена. Так цементируется эта система.

Лукашенковская система держится на силовиках, которым разрешается многое в обмен на верность, плюс, они получают неплохую зарплату. Это «опричнина», которая готова действовать по команде «фас».

ОМОНовцы, по словам Реуцкого, наслаждаются безнаказанностью/ фото Константин Реуцкий/Facebook

У себя на странице, вы рассказываете, что омоновцы разговаривали за вашими спинами. Что они обсуждали?

Много интересного я подслушал в ту ночь. Если коротко, они настроены, как бойцовские псы. Они абсолютно уверены в том, что подавить протесты не представляет сложности, что смогут сделать это, играючи. Они наслаждаются безнаказанностью.

Мы слышали их радиопереговоры. Несколько раз звучали команды: «При необходимости применять огнестрельное оружие». И оно применялось, если я не ошибаюсь.

На что я обратил внимание: если они не боятся мирных протестов, то насторожено относятся к забастовкам, считают, что это действительно очень сильно ударит по экономике, режиму в целом. Активно обсуждали, что можно сделать. Основной расчет, что руководители предприятий купят лояльность рабочих за счет надбавок, а те сами локализуют инициаторов забастовок.

И еще милицейские рассказывали об избиениях задержанных, о том, что отняли, по сути, украли телефоны. Говорят, что не знают, куда девать смартфоны.

Отпустили Реуцкого утром 13-го августа / фото Константин Реуцкий/Facebook

Когда вас выпустили?

Утром 13-го августа нас под конвоем вывезли в изолятор на Окрестино. Конвоиры тоже отличались особой жестокостью. Людей часто жестоко избивали. В изоляторе не было мест, все камеры – переполнены. Люди жили по двадцать, иногда по сорок человек в шестиместных камерах. Были переполнены и прогулочные дворики – туда набивали задержанных. Нашу группу из пятидесяти человек положили на землю лицом просто во дворе изолятора. Там мы провели целый день.

Вечером нас завели в освободившийся прогулочный дворик, и до двух часов ночи продолжалось оформление. Нам выписывали не админштрафы, а обязательства явиться в суд. Судя по всему, все люди из этой группы проходят по уголовному делу о массовых беспорядках. После этого выпускали.

Лично мне досталось не так сильно, как остальным, как моему коллеге. Нормально, приемлемо, могло быть хуже. Я переживаю за людей, которые остались в Беларуси. Мы уехали, и наша история на этом закончилась, а десять миллионов человек остаются в заложниках у этой системы.

Мы надеемся, что наблюдаем последние недели этого режима.

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать www.unian.net, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности