Вторник,
17 октября 2017
Наши сообщества

АналитикаСирийские амбиции Кремля

Общая неблагоприятная внешнеполитическая ситуация для России накануне сессии Генассамблеи ООН заставляет Кремль искать способы вновь закрепиться на мировом политическом Олимпе. Но поверит ли мировое сообщество агрессору, использующему двойные стандарты?

REUTERS
REUTERS

В сентябре 2013 года, сирийский вопрос позволил президенту Российской Федерации Владимиру Путину сорвать «джек-пот» во внешней политике, утвердив Россию миротворцем и крупным геополитическим игроком (речь идет о компромиссном предложении передать химическое оружие, которым располагала Сирия, под международный контроль и полностью его утилизировать).

Спустя два года, в 2015-м, вновь разыгрывая сирийскую карту, Кремль, теперь уже отягощенный санкциями за аннексию Крыма и разжигание конфликта на Востоке Украины, напоминает о своем геополитическом «величии», разве что, собственным гражданам. Во всяком случае, риторика сирийского вопроса - не последняя тема российского информационного пространства. Но, в этой связи не стоит исключать, что на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН – благодатной аудитории, которой важно слышать об угрозе мира – Владимир Путин может сделать попытку превратить эту карту в некий «козырь», предложив, к примеру, создать антитеррористическую коалицию во главе с РФ против ИГИЛ.

Подготовка к такому сценарию ведется, по меньшей мере, с лета текущего года. Так, глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров и президент РФ Владимир Путин уже заявляли, что Кремль выступает за инициативу создания широкого антитеррористического фронта с участием сирийских правительственных войск, иракской армии и курдов. Более того, Путин сообщал и о том, что обсуждал эту тему с руководством Саудовской Аравии и Иордании, президентами Турции, Египта и США.

Однако одно дело – говорить о антитеррористической коалиции, в которой могут быть заинтересованы множество сторон, а другое – наращивать собственное военное присутствие в регионе, засылая в Сирию «зеленых человечков», прикрываясь тем фактом, что Россия поставляет военную технику официальным сирийским властям с целью борьбы с терроризмом.

Кочующие «зеленые человечки»

После того, как в начале сентября в СМИ появились первые сообщения о том, что Кремль усиливает свое военное присутствие в Сирии и глава Госдепартамента США Джон Керри отметил, что «подобного рода действия могут привести к дальнейшей эскалации конфликта», в МИД России ответили, что о переброске российских военных речь не идет, а Москва поставляет военную технику в Сирию вполне официально. Тем не менее, появление российских «зеленых человечков» и их непосредственное участие в конфликте на стороне армии президента Сирии Башара Асада было зафиксировано, в частности, на видео (на видеозаписи, отображающей наступление сирийской армии, виден новейший российский бронетранспортер и слышны переговоры на русском языке). «Российские военные советники, как предполагается, уже долгое время находятся в Сирии в рамках программы Москвы по оказанию помощи сирийскому режиму. Однако до сих пор не было никаких свидетельств об их участии в военных операциях», - написало об этом инциденте издание Times.

38brrzk.ru
Москва готовится к развертыванию ВВС РФ на территории Сирии / 38brrzk.ru

Кроме того, в Интернете «засветились» фотографии российских военнослужащих, по меньшей мере, двух отдельных воинских подразделений, развернутых в Сирии – 810-й бригады морской пехоты и 336-й гвардейской бригады морской пехоты. И, по информации американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, россияне строят на сирийском аэродроме базу для своих дальнейших операций.

Строительство ведется по всей территории аэропорта, на месте старых построек возводятся новые. Также вдоль всей восточной взлетно-посадочной полосы видны следы земляных работ, цель которых – приспособить ее к приему тяжелых транспортных самолетов. Таким образом, переоборудование аэропорта свидетельствует, что сейчас Москва готовится к развертыванию ВВС РФ на территории Сирии, если еще не успела этого сделать, отмечают аналитики. «Для постоянного военного присутствия за рубежом Москва должна обеспечить постоянный канал снабжения и контингент для его защиты. Для этого Россия создала «воздушный мост» с Ближним Востоком. Размещение российских ВВС, а именно истребителей и ударных вертолетов на территории Сирии – безусловная эскалация вмешательства Москвы во внутренние дела Сирии», - говорится в отчете компании.

В результате, несмотря на то, что во вторник сирийские власти опровергли сообщения ряда СМИ о присутствии российских военных, заявив, что это вымысел западной разведки, ряд стран, в том числе, Болгария и Украина, закрыли свое воздушное пространство для российских самолетов, следующих в Сирию.

Вернуть былое влияние

По словам политолога, директора социологической службы «Украинский барометр» Виктора Небоженко, после года вооруженной агрессии российской армии против Украины, российских генералов просто уже нельзя загнать в казармы. Поэтому для Владимира Путина выгодно дать им возможность поиграть оружием на новом полигоне для реализации, которым оказалась Сирия. «Российская армия хочет воевать, и Путину ничего не остается делать, как дать ей новый жирный кусок», - считает он.

«Россия фактически еще со времен Советского Союза имела передовую военно-морскую базу на территории Сирии. Российское военное присутствие в виде военных специалистов и экспертов сохранялось в Сирии очень давно и имеет определенные традиции. Сейчас, насколько я понимаю, Россия воспользовалась формальным согласием США по более активному военному противодействию Исламскому государству. И, пользуясь случаем, начала наращивать свое присутствие и специалистами, и военными, передает вооружение, которое она достаточно активно передавала и в начале вооруженного конфликта в Сирии», - отмечает украинский дипломат, глава правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко.

По его словам, нынешняя геополитическая игра, которую затеяла Россия – вопрос престижа и сохранения своего присутствия в очень большом регионе Ближнего Востока и Северной Африки, откуда, после развала Советского Союза, она была вытеснена. «И, конечно, это очень символический политический жест Владимира Путина всему миру. Мол, он не бросает своих союзников», - считает дипломат.

Впрочем, не стоит исключать, что президент РФ может с легкостью променять сирийский вопрос на какие-то более выгодные политические партии. «Косвенно больше вовлечение России в Сирии фактически увеличивает важность и значимость аргументов в политических торгах по всему спектру вопросов повестки дня, скажем, российско-американских отношений», - рассказал Яременко.

С таким мнением соглашается и научный директор Института Евро-Атлантического сотрудничества Александр Сушко: «Мы видим, что, с одной стороны, Россия намекает, что может помочь международному сообществу преодолеть угрозу Исламского государства. Но, с другой стороны, речь идет о нескоординированной с другими игроками деятельности, которая направлена исключительно на защиту режима давнего союзника и сателлита Москвы в этом регионе – Башара Асада».

По его мнению, своей активностью в Сирии, Владимир Путин добивается того, чтобы с ним считались, чтобы с ним согласовывалась международная политика. «Он добивается того, чтобы быть не одним из изгоев мировой политики, а конструктором, архитектором мирового порядка. В данном случае, это классическая тактика имперского экспансионистского государства – показать свое присутствие, продемонстрировать, что и здесь (в Сирии, на Ближнем Востоке) мы тоже есть», - отметил он.

«РФ стремится играть роль сверхдержавы, она стремится восстановить статус, который, в свое время, имел Советский Союз. То есть, глобального игрока, имеющего силы противостоять США, Западу, на разных континентах, иметь своих союзников и вести глобальную игру», - считает политолог, глава центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

REUTERS
REUTERS

Однако, по его мнению, «силенок у современной России сейчас меньше, чем у Советского союза». А вот амбиций у Путина играть в такую игру – хоть отбавляй. «Он это демонстрирует в разных формах, в том числе, путем грубого нарушения международного права… Тем не менее, сохраняя присутствие в Сирии, он стремится влиять на один из ключевых регионов современного мира - Ближний Восток - и иметь свой плацдарм в этом регионе», - отметил он.

Игра на эмоциях

Научный директор Института Евро-Атлантического сотрудничества Александр Сушко отмечает, что, сейчас еще слишком мало данных для того, чтобы сказать, каков масштаб российского военного присутствия в Сирии и действительно ли русские воюют на стороне Асада, «поскольку нет никакой информации о погибших». В этой связи, по его мнению, вся ситуация выглядит демонстративной акцией, «призванной показать готовность России в той или иной степени принять участие в сирийской проблеме, в ее решении или, наоборот, углублении».

Такая игра на эмоциях, безусловно, отражается на аргументах определенной части западного политического спектра, которая готова «купиться». В частности, к таковым можно отнести недавние высказывания экс-президента Франции Николя Саркози, который в интервью французскому изданию Le Figaro заявил, что Запад должен перевернуть страницу холодной войны с РФ.

«Очевидно, он движется в том русле, на который Путин рассчитывает. Но, в данном случае, очень мало шансов привлечь на свою сторону большинство политических игроков на Западе», - считает Сушко.

Но не стоит исключать, что, в ближайшее время, мир еще не раз услышит голос друзей Путина, которые будут призывать повернуться к нему лицом, поскольку он, якобы, очень нужная персона для борьбы с Исламским государством.

«Пока США демонстрируют, что они рады приветствовать более активное вовлечение России в определенные вопросы глобальной повестки дня. Но тем не менее, они не уступают относительно аннексии Крыма и войны на востоке Украины. Однако Путин создает предпосылки для более активной игры в будущем, если создастся соответствующая возможность», - считает Богдан Яременко.

Что же касается возможных торгов России с Западом в виде «обмен Сирии на Украину», эта версия активно разгоняется в российских медиа, однако отображает, скорее, российские намерения, нежели реальность. «Ни про какой размен речь не идет, но Россия хочет подтолкнуть Запад к такому размену», - убежден Владимир Фесенко.

По его словам, Кремль будет стремится сохранить контроль над Донбассом и над Асадом, но подкидывает Западу эту наживку, надеясь, что «Запад на это клюнет, пойдет на какие-то договоренности с Россией и она будет для себя выторговывать либо снижение санкций, либо уступки по украинскому вопросу».

Пока же, в условиях относительного затишья на Донбассе, Россия втягивается в сирийский конфликт, это может несколько облегчить жизнь Украине. «Если Россия будет открывать дополнительные фронты, для нас это возможность более активно заниматься укреплением армии, линии противостояния с сепаратистами, может быть будет меньше рисков и угроз на Донбассе… Однако это только потенциальные возможности, - считает Фесенко. - В конце концов, как будет себя вести Путин в Сирии и на Донбассе знает только он сам. Зачастую, он действует нерационально, и от него можно ожидать любых неприятных сюрпризов».

Вовлеченность в конфликт как генератор проблем для РФ

Впрочем, неприятные сюрпризы, в связи с вовлеченностью в сирийский конфликт, могут ожидать и саму Россию. Во-первых, ситуация может очень не нравиться Турции. «В частности, потому, что правящая партия президента Эрдогана уже длительное время проводит очень активную кампанию, направленную против лично президента Сирии Башара Асада, а также призывает к более активному международному вмешательству в гражданскую войну в Сирии. Вокруг этого у России с Турцией уже возникали проблемы, в частности, с пропуском самолетов», - отметил Богдан Яременко.

По его мнению, это один из тех элементов, который может очень серьезно повредить турецко-российским отношениям. Но как, в какой степени и по каким вопросам - трудно прогнозировать. Например, тема газопровода «Турецкий поток» - это, прежде всего, экономический вопрос. И, на сегодняшний день, Россия и Турция не могут договориться относительно него не по политическим, а по экономическим причинам. «Но, не исключено, что в будущем противоречия, которые есть у России с Турцией в Черноморском регионе, на Ближнем Востоке могут создать такой фон политических отношений и политического диалога, который не позволит решать конструктивно какие-то практические вопросы двустороннего взаимодействия», - считает украинский дипломат.

Во-вторых, не стоит сбрасывать со счетов ИГИЛ, поскольку заявления о том, что «Исламское государство» открывает фронт на Кавказе, уже неоднократно прозвучали. «В России может происходить также, как это было с европейскими государствами, когда мусульмане из европейских стран, которые прошли сирийский фронт, возвращались в свои государства и устраивали террористические акты», - отметил Владимир Фесенко.

Учитывая, что российские граждане воюют в Сирии, не стоит исключать, что они могут возвращаться в Россию со спецзаданиями от Исламского государства. Таким образом, риски возвращения бумеранга из Сирии в Россию присутствуют. Другое дело, в каких это формах будет проявляться, и в каких масштабах.

Впрочем, стоит отметить, что Россия уже сталкивалась с проблемой терроризма. Причем, власть всегда использовала любую экстремистскую деятельность на территории своей страны для укрепления авторитарного режима и личной власти Владимира Путина.

Татьяна Урбанская, Константин Гончаров

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение