Ющенко хочет, чтобы Тимошенко и волков накормила, и овец не тронула
Ющенко хочет, чтобы Тимошенко и волков накормила, и овец не тронула

Ющенко хочет, чтобы Тимошенко и волков накормила, и овец не тронула

17:53, 23 января 2008
7 мин. 978

Заверение Президента о том, что он не подпишет изменения в бюджет 2008 года, если дефицит превысит два процента ВВП, стоит запомнить. И не только Минфину...

Виктор ЮщенкоЗаверение Президента о том, что он не подпишет изменения в бюджет 2008 года, если дефицит превысит два процента ВВП, стоит запомнить. И не только Минфину...

Конечно, если Президент, в котором политик все заметнее вытесняет экономиста, сдержит слово.

Если требование о максимальном потолке в два процента бюджетного дефицита не просто пожелание, а требование, подлежащее безапелляционному исполнению, то это ставит перед правительством четкие ограничения.

Можно сказать, что правительство, а особенно его солисты, все посленовогодние дни разучивали одну оперную арию, готовясь к спектаклю, однако режиссер-постановщик предложил петь по несколько иной партитуре. Впрочем, до спектакля еще есть время, чтоб порепетировать по новыми нотами. Или, усыпив внимание режисера, исполнить прежнюю мелодию, однако в другой тональности. Мелодию, которая уже сейчас срывает громкие аплодисменты.

Что такое два процента ВВП 2008 года в украинском исполнении? Допустим, что ко времени пересмотра бюджета макроэкономисты согласятся, что в этом году номинальный ВВП достигнет той фетишизированной цифры в один триллион гривен.

Значит, дефицит не должен превышать 20 миллиардов гривен. На сегодня он составляет 2,11 процента ВВП. То есть, расходы госбюджета на 19 миллиардов гривен превышают доходы при ВВП в 890 миллиардов. Для сравнения – дефицит госбюджета в прошлом году составил 1,6 процента; расходы государства превысили его доходы на 11,5 миллиардов гривен. Если учесть займы местных администраций, прежде всего евробонды Киева, то дефицит публичных финансов Украины в целом за 2007 год составил около тех же двух процентов ВВП.

Поставим вопрос ребром: можно ли уложить «Украинский прорыв» Тимошенко в прокрустово ложе 2-процентного (как доли ВВП) дефицита бюджета?

Основу финансирования дефицита в Украине составляют чистые займы (новые долги за вычетом погашения) и поступления от приватизации. Трактуя доходы от разгосударствления как финансирование бюджетного дефицита, Украина руководствуется здоровой экономической логикой, которая возражает против того, чтоб единоразовые доходы направлялись на постоянные расходы. Иными словами, зарплата бюджетника не может финансироваться за счет продажи активов. Сегодня актив есть, завтра его нет, а семья бюджетника есть хочет перманентно.

Приватизационные планы правительства Тимошенко на 2008 год - наполеоновские (такими, как они были до Березины). В том, что аукционы по продаже 67 процентов Укртелекома, Одесского припортового, Лугансктепловоза, шести или больше облэнерго да еще нескольких «голубых фишек» пройдут зрелищно и аппетитно, сомнений почти нет. При этом события на мировых рынках могут иметь диаметрально противоположное влияние на ход отечественных приватизационных процессов. С одной стороны, рецессия на мировых фондовых рынках высвободит из акций значительные ресурсы, которые будут искать, где «припарковаться», и украинская приватизация может стать для этого удобной площадкой. С другой стороны, западный капитал может обойти приватизационную Украину стороной из-за проблем с ликвидностью: на сегодня «черные дыры» спекулятивных финансовых деривативов поглотили уже десятки миллиардов долларов. На помощь убыточным акулам капитализма, опозорившимся при финансовом кризисе – от Ситигруп к Блекстоуна – приходят суверенные арабские, южноазиатские и китайские инвестиционные фонды.

Но вернемся в Украину. Сколько получит государство за выставленные на продажу активы? По оценке экспертов, 67 процентов акций Укртелекома могут стоить до четырех миллиардов долларов; Одесский припортовый – до 700 миллионов долларов; контрольные пакеты шести облэнерго – не меньше 450 миллионов долларов. Добавляем Лугансктепловоз (за вычетом возврата оплаченной россиянами суммы) – и выходим на сумму в пять с лишним миллиардов долларов. Эти 25 миллиардов гривен автоматически «ложатся», по бюджетной методологии, в дефицит бюджета.

Из этого дефицита надо вычесть то, что в текущем году государство должно вернуть своим кредиторам – 2,3 миллиарда гривен на внутреннем рынке и 3,6 миллиарда – по внешним займам. Итого, нетто-дефицит составит около 20 миллиардов гривен.

Будет ли брать правительство Тимошенко новые займы? Догадываясь о «любви» Пинзеника к внешним займам и учитывая подорожание ресурсов на внешних рынках, есть основания утверждать, что новых евробондов не будет. От чего государство не откажется, так это от 500 миллионов долларов сравнительно дешевой ссуды от Всемирного Банка да еще 300 миллионов долларов на так называемые «проекты развития». Выберут эти деньги или нет – еще неизвестно, но в бюджете они, скорее всего, будут. Вряд ли также Минфин обескровит и без того хилый рынок внутренних займов – государство перефинансируется новыми внутренними займами и выпустит новые казначейские облигации, чтобы хоть частично абсорбировать избыточную банковскую ликвидность. В качестве ориентира возьмем 8 миллиардов гривен внутреннего финансирования, уже «заведенные» в действующий вариант бюджета.

В итоге имеем бюджетный дефицит в 32 миллиарда гривен, что превысит три процента ВВП и, согласно президентскому обещанию, подпадет под его вето.

Кстати, это при условии, что в расчет берется объем ВВП в триллион гривен. Но разве не пахнет за версту от цифры в триллион гривен инфляционным душком? Когда нас будут кормить сказками о ВВП-Гаргантюа размером в триллион гривен, не будем забывать, что частично он накачан инфляционными стероидами. Логика простая – чем выше номинальный ВВП, тем больше средств можно загнать в дефицит, удерживая его при этом на искусственно приличном уровне как долю ВВП.

Конечно, на бумаге можно нарисовать все и, занизив приватизационные показатели или пожертвовав внутренними займами, постараться загнать бюджетного джинна в горловину ритуального двухпроцентного дефицита.

Ясное дело, это может удаться. Бюджетная казуистика в Украине видела еще и не такие фокусы. Однако пугает и тревожит не столько ширина горловины – она довольно большая, – сколько вид джинна. Каждый волос из бороды 2-процентного джинна рвется исключительно на социальные программы: пенсии, выплату сбережений, введение единой тарифной сетки для зарплат бюджетников. Скажем, если расходы на социальную защиту в бюджете 2007 года составляли 7,2 проценты ВВП, то в бюджете 2008 года – уже 8,2 проценты. Можно считать, что это рост размером в один процент ВВП именно и финансируется за счет дефицита бюджета. Символично также, что финансовая поддержка государством Пенсионного Фонда именно и измеряется двумя процентами ВВП – двадцать с лишним миллиардов гривен. При этом правительство уже больше не называет этот трансферт «дотацией на финансирование дефицита Пенсионного Фонда» - он теперь именуется «финансированием пенсионных программ».

У банкиров есть апробированный веками рецепт целесообразности кредитов – кредиты должны увеличивать активы, а не уменьшать их. Украинцы, которые берут потребительские кредиты на стиральные машины и мобильные телефоны, делают как раз наоборот.

Как и наше правительство.

Станислав Голубенко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies