Художника Александра Ройтбурда назначили директором Одесского художественного музея, заключив контракт на 5 лет / УНИАН

Александр Ройтбурд: "Советскому пониманию культуры в современной Украине не должно быть места"

Известный художник Александр Ройтбурд в интервью УНИАН рассказал о ситуации вокруг своего увольнения с должности директора Одесского художественного музея, о мировоззренческой несовместимости с теми, кто всеми силами добивался его смещения, о том, почему Одесса из прогрессивного мультикультурного портового города превратилась в ретроградную совковую провинцию хрущевского типа и можно ли это исправить.

Художника Александра Ройтбурда назначили директором Одесского художественного музея, заключив контракт на 5 лет / УНИАН

Решение депутатов Одесского областного совета досрочно расторгнуть с директором Одесского художественного музея Александром Ройтбурдом трудовой договор спровоцировало сумасшедший скандал. Не будь директор музея личностью популярной, переполох, понятно, случился бы более скромным. Однако, художник очень известен: его картины экспонировались в разных странах мира, получили постоянную прописку в отечественных галереях, за рубежом и в частных коллекциях. Ройтбурда называют самым дорогим (в 2009 году его «Прощай, Караваджо» ушло с молотка за 97 тыс долларов) и самым эпатажным художником современной Украины.

Стоит отметить, что изначально, еще в марте 2018 года, облсовет утвердить его директором худмузея не захотел. Игнорировались и заслуги, и популярность, и победа в соответствующем конкурсе. Категорически против назначения выступили представители фракции «Оппозиционный блок». Они негативно отозвались о творчестве живописца, заявив, что тот якобы пишет свои картины экскрементами. Кроме того, поставили в вину «майдановские взгляды», в частности, негативное высказывание о погибших в городе антимайдановцах во время массовых беспорядков 2 мая 2014 года. Тем не менее, глава Одесской ОГА Максим Степанов назначил Ройтбурда директором музея, заключив с ним 5-летний контракт.

Но это не остановило «оппоблоковцев», которые не раз предпринимали попытки избавиться от художника. Впрочем, их инициативы завершались провалом – другие депутаты попросту отказывались голосовать за данный вопрос. Продавить его удалось только 4 сентября 2019 года. И этому способствовали договоренности, заключенные между представителями фракций «Оппозиционная платформа – за жизнь» и «Европейская солидарность». Доводы в пользу Александра Ройтбурда были проигнорированы. Без внимания осталась информация о трехкратном увеличении доходов музея, ремонте нескольких залов, пополнении коллекции и старте ряда проектов...

Финал организованной «Оппоблоком» травли вызвал гнев активистов, деятелей культуры и представителей бизнес-кругов. На сайте президента Украины была создана соответствующая петиция в защиту Ройтбурда, а под стенами Одесского облсовета собрался многолюдный митинг. В числе участников - более тысячи человек: жителей Одессы, Киева и других городов…

В интервью УНИАН известный художник рассказал о сложившейся ситуации, о мировоззренческой несовместимости с теми, кто всеми силами добивался его смещения с должности, о том, почему Одесса из прогрессивного портового города превратилась в ретроградную клоаку и можно ли это исправить.

Александр, на митинг в вашу поддержку пришли издатели, художники, писатели, краеведы, депутаты разных уровней, общественники… Были даже бывший президент Грузии, экс-глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили и мэр Львова Андрей Садовый, который заявил, что ни разу в жизни не видел акцию протеста с таким высоким уровнем IQ. Вас он назвал прогрессивным менеджером и гениальным художником…

Не думаю, что митинг только про мою скромную персону. Не думаю, что эта акция – только про музей.

Суть – в желании людей жить в свободной цивилизованной стране, изжившей элементы «совка», которые нас душат из гроба.

Депутаты, в основном, купившие себе мандаты, думают, что они - наши хозяева и вправе распоряжаться этой страной. Дескать, они феодалы, а мы – простолюдины. Они – пацаны, а мы – лохи. В принципе, это всегда – одна из причин любой революции. Митинг я бы назвал культурным майданом, потому что он – за ценности, одна из которых – свобода. А советскому пониманию культуры в современной Украине не должно быть места.

Один из корней неприязни "Оппоблока" - идеология / Митинг в поддержку Александра Ройтбурда, УНИАН

На сайте президента Украины зарегистрирована петиция, инициаторы которой требуют восстановить вас в должности, переподчинить музей Министерству культуры или городу. По вашему мнению, муниципальный статус улучшит ситуацию?

Нет, это несколько наивное и непрофессиональное требование. Городским громадам могут быть подчинены какие-то мелкие музеи локального характера. Например, в Одессе есть музеи контрабанды и звука, а в Киеве – унитаза (музей истории туалетов, – УНИАН). Они - частные, но, в силу своего масштаба, вполне могли бы быть муниципальными. Что касается больших музеев (как Одесский художественный музей, – УНИАН), где хранятся национальные сокровища и мировые шедевры, то, конечно, они должны контролироваться государством. И не зависеть от прихоти каких-то полуграмотных депутатов.

Насчет депутатов. В областном совете против вас сразу выступили представители «Оппозиционного блока», заявив, в том числе, что Ройбурд пишет своими экскрементами. Откуда происходит это странное заявление?

Почему они это придумали – очень долгая история. В непосредственном же написании картин экскрементами ничего плохого не вижу. Известно, что очень хорошие древние художники использовали их напрямую, например, Микеланджело. Или терли краски на основе пигмента, полученного из экскрементов, в частности, Рембрандт. Дело в том, что тогда это был, наверное, самый распространенный пигмент для коричневого цвета. Ведь краски в тюбиках изобрели только в конце 18-го века. Но и в тюбиках бывают краски органического происхождения. Например, индийская желтая изготавливается из мочи тамошних коров. Отличная краска, ею все пользуются. И говорить, что это экскременты – глупо. Происходит сложный процесс вываривания, химическая обработка... В конце концов, человечество землю удобряет навозом, а из нее растет хлеб – круговорот материи и природы.

Но говорить о том, что я конкретно брал экскременты и писал ими картины… Для этого нужно быть идиотом. Вот они идиоты и есть...

Это личная неприязнь? Политика? Может, взгляды? Помнится, представители «Оппоблока» вас обвинили в высказывании о случившемся в Одессе 2 мая 2014 года, как о дне победы...

Я и сейчас высказываюсь на предмет 2 мая: это – день победы.

Значит, суть в идеологии?

Это один из корней. Главное – мировоззренческая несовместимость. Вот человек поставил в селе Фонтанка (Лиманский район Одесской области, – УНИАН) дешевый типовой фонтан в виде пластмассовой тетки с большими сиськами. Аналогичные продаются на каждой трассе. Однако он называет это красотой, облагораживанием местности, а все, что выходит за пределы такого понимания, наверное, вызывает чувство идеологического отторжения. Это – его проблемы.

Но главное сегодня другое: «как же так, мы столько «занесли», мы – пацаны, а тут лохи нам не дают рулить»... Ну, нужно делать поправку на лоха в современном мире, чего им никто не объяснил.

Идеи украинских националистов имеют больше права на существование, чем лживые мифы об украинских националистах, созданных где-то на Лубянке / УНИАН

В последнее время от ряда людей проукраинских, «майдановских» взглядов приходилось слышать об определенных разочарованиях… Ваши ожидания оправдались?

У меня никогда не было избыточных ожиданий. Пять лет назад понимал, что в стране, за правительство которой мне стыдно, должна смениться власть. Понимал: новое правительство тоже не будет идеальным, его можно будет за что-то критиковать, но при его виде не будет бросать в дрожь от ужаса, от осознания того, что ты гражданин Украины.

После Революции Достоинства уже не содрогались?

Нет. Испытываю гордость.

Как-то вы обмолвились, что вам понятны идеи украинских националистов…

Разделяю их мировоззрение не во всем. Мне действительно понятны взгляды украинских националистов, но я не могу их разделить полностью. С другой стороны, считаю, что они имеют больше права на существование, чем лживые мифы об украинских националистах, созданные где-то там, на Лубянке.

Помнится, бывший лидер одесского «Правого сектора», руководитель организации «Небайдужи» Сергей Стерненко говорил, что он ваш друг…

Да, правда. Мы дружим. Знаю его еще 19-летним. И очень рад, что поспособствовал превращению этого юноши во взрослого, невинно мыслящего, более близкого к либеральной идее, но, в, то же, время – бескомпромиссного патриота Украины.

Нет конфронтации языков, или она ничтожно мала, потому что большинство населения страны - билингвы / УНИАН

Что в вашем понимании украинская идентичность?

Есть ряд аспектов. Например, этнический, в котором я разбираюсь мало. Есть такой аспект, как украинская политическая нация, которая на наших глазах формируется. Хотел бы, чтобы это был вполне современный аспект политической нации. И к этому идет – исчезают какие-то традиционные фобии, ксенофобские взгляды. Антисемитизма становится меньше, чем в какой-то другой стране мира. Степень отождествления себя с этой страной представителей других национальностей – беспрецедентно. Посмотрите, кто воюет за независимость Украины, на их многогранный этнический состав. Вот это и есть – политическая идентичность.

Есть проблема двух языков, которую я назвал бы проблемой билингвизма. На мой взгляд, нет конфронтации языков, или она ничтожно мала, потому что большинство населения страны – билингвы. В той, или иной степени. Любой житель хорошо понимает русский язык и быстро на него переходит. И наоборот. Кроме «упоротых», конечно... Думаю, что украинский язык в публичной сфере как атрибут государства должен занять большее место. Но те, кому комфортно в приватной сфере пользоваться русским, никак не должны быть в этом ограничены.

Бытует мнение, что Одесса, из которой когда-то вышло очень много талантливых людей, сейчас превращается в некое подобие поселка городского типа…

Да. Превращается. А наша задача – создать альтернативу ПГТ. Создать в Одессе какие-то островки современной модерной культуры.

Как считаете, почему город так изменился?

Мы прекрасно понимаем: потому, что сначала уехали евреи. А через некоторое время техническая интеллигенция, очень профессионально подготовленная, образованная, пошла торговать на «7-й километр» (на промрынке «7-й километр», появившемся в 1989 году, начали работать представители интеллигенции, потерявшие работу из-за проблем на госпредприятиях, - УНИАН). Потом те, кто переписывался с уехавшими евреями, вдруг убедился: за пределами Одессы жизнь не кончается, и там можно достичь успеха. Позднее это стало настолько масштабным явлением, что очень многие люди повторили их путь. Повторили, сравнив свой низкий КПД в Одессе с более высоким КПД тех, кто отсюда уехал. Сегодня можно уже не сравнивать Южную Пальмиру с Нью-Йорком, Амстердамом или даже Москвой – сейчас в том же Киеве КПД человека в разы выше, чем в Одессе.

По вашей инициативе создан клуб «Маразли», в который вошли меценаты, делающие взносы на развитие Одесского художественного музея. Кто эти люди?

Это хорошие люди из разных стран. Их уже более 50 человек. Украина, Европа, Америка… Перечислили деньги швейцарец и эстонец. Есть русские, много киевлян… Сейчас ведем переговоры с человеком из Южной Африки. География самая разная. Значит, наш музей известен далеко за пределами города. Все знаковые фигуры одесского бизнеса стали членами нашего клуба...

Правда ли, что вы отдаете свою зарплату в пользу музея?

Нет. Хотя какие-то траты на развитие музея произвожу. Вот вход в «Маразли» - 30 тысяч гривень, а моя зарплата – 4 тысячи. Не получаю премию, потому что премиальный фонд ограничен. И если премию получу я, то ее не получит кто-то другой. Покупаю какие-то вещи. Вот, купил электрический чайник, и только через 40 минут спросил, кто же мне сделает чай (улыбается).

Человеческое тело - отличный конструктор. И говорить, что в принципе тело - это хорошо, а вот пися и попа - кака, а я еще маленький - глупо / Выставка Александра Ройтбурда, УНИАН

В одном из интервью вы сказали, что вам надоело рисовать – дословно – «пиписьки и жопы»…

Нет. Мне надоело не это, а то, что обо мне говорят, дескать, Ройтбурд пишет только пиписьки и голые жопы.

Но, в принципе, я люблю человеческое тело. Люблю то, как посажена шея на плечи, как устроено лицо. Конечно, люблю анатомическое устройство торса. Конечно, грудь, ягодицы и ноги. Человеческое тело – отличный конструктор. И говорить, что в принципе тело – это хорошо, а вот пися и попа – кака, а я еще маленький – глупо. Я уже большой.

Что вам интересно писать прямо сейчас?

Мне интересно писать то, что конкретно сейчас захотел. На ближайшие несколько дней меня опять переключили на проблемы, далекие от зоны комфорта. Когда они отстанут, мне, может, будет интереснее делать что-то совсем другое, а не то, что я задумал и не сделал сегодня.

Но ничего. В прошлом году я написал больше работ, чем в позапрошлом, когда еще не был директором музея. В этом году написал больше, чем за аналогичный период прошлого года... Буду работать, несмотря на все их безумие, на все их происки и ненависть.

Сколько часов в ваших сутках?

Не очень много, а последние пару часов уходят, как правило, на релаксацию. На то, чтобы просто потупить в «Фейсбук», выпить хорошего красного вина и уснуть. Тем не менее, практически исключил из своего графика выходные. Работаю, когда только могу. В этом году не был ни разу на море...

Почему все-таки стали директором музея?

Меня уговорили.... А потом понял: это – моя миссия. Моя мечта – создание большого музея, достойного Одессы, где, в том числе, представлено современное искусство.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter