Ющенко и Тимошенко вступили в фазу информационного противостояния?

Ющенко и Тимошенко вступили в фазу информационного противостояния?

Тимошенко решила, что предупреждение Ющенко ее не касается, а Президенту в Давосе посоветовали поменьше говорить о реприватизации… В ответ Секретариат Ющенко прошелся по любимой мозоли Тимошенко…

Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко во время встречи главы государства с лидерами демократических сил в Секретариате Президента. Киев, 15 октябряВиктор Ющенко уехал на Всемирный экономический форум в Давосе. Юлия Тимошенко выздоровела и вышла на работу. Эти два события положили начало трехдневному информационному состязанию между Президентом и его Секретариатом (с одной стороны) и премьером и ее сторонниками в Кабмине (с другой).

23 января Юлия Владимировна начала свой информационный день с «хода конем»: по мнению премьера, сейчас самое время поговорить с Россией о стоимости транзита газа. Ставки на транзит премьер пожелала пересмотреть в сторону их увеличения в связи с тем, что «Россия в три раза повысила стоимость газа для Украины».

Напомним, что двумя днями ранее – 21 января – Виктор Андреевич открытым текстом призвал всех «даже не дискутировать» на предмет пересмотра стоимости транзита. Правда, сказал это в связи с тем, что вынужден был объяснять главе правления НАК «Нафтогаз» Олегу Дубине недопустимость раскачивания ситуации на газовом рынке. Видимо, Тимошенко решила, что к ней это предупреждение не относится...

В тот же день последовала серия не менее резонансных заявлений премьера.

Тимошенко отменила намеченный на 23 января свой визит в Москву в связи с тем, что визит Ющенко в те же пенаты запланирован на 12 февраля. И Виктор Андреевич, мол, попросил ее не бежать впереди Президента.

Тимошенко разрешила таможне и налоговой не выполнять «заведомо преступные решения судов». И, по неофициальной информации, якобы попросила обеспечить повышение налоговых поступлений в бюджет минимум в два раза. Официально же премьер заявила: «То, что у нас бюджет сегодня пустой, является следствием того, что практически на каждом шагу существуют определенные преступные группировки» (из представителей власти, судов и предприятий, которые нарушают закон).

Разумеется, бизнесменов эта идея не порадовала. Наоборот, они требуют от Кабмина обеспечить неукоснительное выполнение на территории Украины не только украинских судов, но и международных, в том числе и Международного коммерческого арбитражного суда. Законодательно закрепить право налогоплательщиков обжаловать в судах разъяснения налоговой и закрепить в законах положение об ответственности (вплоть до уголовной) сотрудников фискальных органов за принятие неправомерных решений относительно предпринимателей и физических лиц. Все эти пункты содержатся в перечне предложений инвесторов Кабмину, который размещен на официальном Интернет-ресурсе правительства.

Еще одна новация от Тимошенко: она лично во все инвестиционные соглашения будет вносить пункты о том, что в случае ненадлежащего выполнения инвестиционных обязательств у инвестора в любую минуту без суда(!) может быть отобран приватизированный объект. И деньги при этом никто инвестору возвращать не будет! Куда там «господдержке» по-лукашенковски… «Кнут хороший – и бегом вперед», – как сказал сам белорусский президент.

Впрочем, назвать идею Тимошенко принципиально новой язык не поворачивается. Через нечто подобное проходила уже Страна Советов в период начала индустриального развития. Иностранных инвесторов зазывали «для взаимовыгодного сотрудничества», а после отбирали обустроенное с иголочки предприятие на основании того, что инвестор не выполняет инвестобязательства. Например, отказывается по требованию трудового коллектива повышать зарплату до уровня принципиально несовместимого с рентабельностью. Надо ли объяснять, что деньги в этом случае не возвращались?

Так что единственное новшество, привнесенное Юлией Тимошенко в хорошо забытую старую схему, – распределение труда. Виктор Ющенко в Давосе «укатывает» инвесторов везти свои деньги в Украину. А премьер в Киеве готовится эти деньги отбирать.

Финал был вполне прогнозируемым. Расписав в цветах и красках преимущества объектов списка приватизации – 2008, участия в инвестпроектах в рамках подготовки Украины к Евро–2012 и достройки Криворожского горно-обогатительного комбината, Ющенко услышал в ответ, что бизнесмены хотели бы большей политической стабильности в Украине и поменьше разговоров о реприватизации.  

Второй информационный выброс последовал уже 24 января. Счет открыла Екатерина Ющенко, заявив, что Украина не обеспечивает поддержки благотворительной деятельности. Среди претензий было упомянуто отсутствие налоговых льгот.

Виктор Ющенко вслух пожалел о том, что Россия до сих пор не ратифицировала договор о зоне свободной торговли с Украиной. Заявил, что односторонний пересмотр стоимости транзита российского газа приведет к «подорожанию двусторонних отношений» (с Россией) и одновременно нанесет вред Украине. Вплоть до того, что «никакой новой экономики» не будет. И предложил сформировать отдельную «структуру, желательно независимую, которая будет заниматься пакетом приватизации», поскольку Президент не хотел бы, «чтобы складывалось впечатление, что речь идет о распродаже Украины, чтобы не складывалось впечатление, что можно быстро и оптом решать такие вопросы большой приватизации». «Нам не надо формировать концепцию украинской приватизации на фоне политического или социального популизма», – припечатал Ющенко.

Отреагировал и Секретариат Президента. Заместитель Виктора Балоги Александр Чалый заявил, что визит Тимошенко в Бельгию, запланированный на 28–29 января, пройдет исключительно в рамках уже подписанных Президентом директив.

Вообще говоря, это нормальная практика – утверждение главой государства директив на проведение зарубежных поездок представителям власти. Так что необходимости в таком напоминании не было. Если бы не одна фраза: «Импровизации во время двусторонних встреч допускаются, но исключительно в рамках президентских директив».

Тимошенко ответила тремя холостыми выстрелами: наладить привлекательный климат для инвесторов в Украине, создать совет инвесторов при Кабмине и построить окружные магистрали вокруг городов, где будут проходить матчи Евро–2012. Очевидно, это действия не возымело. Уже вечером 24 января премьер приказала Гостаможне и Государственной налоговой инспекции собрать базу «заведомо преступных судебных решений» и передать ее в Кабмин.

И на следующий же день Тимошенко протопталась по любимой мозоли Ющенко, поставив под сомнение саму возможность организации в 2008 году поступления в вузы исключительно по результатам внешнего тестирования, как на этом настаивает Ющенко. Она «с пониманием» отнеслась к идее тестировать крымских выпускников на языке обучения. Кстати, спикер ВР АРК Анатолий Гриценко утверждает, что решение уже принято… Причем принято именно Юлией Тимошенко.

В качестве небольшого довесочка ко всему этому Тимошенко за два дня ухитрилась кардинально изменить свое отношение к драке Луценко с Черновецким. С «надо дождаться, пока компетентные органы скажут свое слово» до «я не знаю никаких политических скандалов, никаких специальных политических потасовок, я знаю, что Луценко – прекрасный министр внутренних дел, и я хочу, чтобы он спокойно работал, чтобы ему дали работать». Кстати, «прекрасного министра» в последнее время активно недолюбливают в ближайшем окружении Ющенко. Якобы не в последнюю очередь из-за его слишком явного дрейфа в сторону Тимошенко.

Стоит ли удивляться тому, что уже вечером пятницы Секретариат Ющенко, в свою очередь, сплясал камаринского на любимой мозоли Тимошенко – возврате обесцененных вкладов Сбербанка?

Заместитель секретаря СНБО и одновременно член наблюдательного совета Сбербанка по квоте Президента Андрей Пышный заявил, что на момент начала выплат (8 января) Сбербанк был организационно не готов принять такой поток посетителей. «Люди не должны гибнуть в очередях в банковскую организацию», – заявил Пышный. По его мнению, был допущен «ряд принципиальных ошибок» еще на этапе оценки проблемы. А проблема инфляции, связанной с выплатами населению («прогнозы 2008 года не дают нам оснований для того, чтобы успокоиться в вопросе инфляции»), надо полагать, не рассматривалась вообще. По крайней мере, Пышный потребовал «поставить предохранитель всплеску инфляционных процессов». То есть, выходит, ранее об этом даже речи не было.

Разумеется, все темы, поднятые в результате трехдневного «информационного накала» важны, и решать их необходимо. Однако явно запоздалое всплытие одних и поспешное, если не сказать несвоевременное, вытаскивание на свет божий других явно демонстрирует, что мы сегодня имеем дело с информационным противостоянием в высших эшелонах власти. И, как это не смешно, причина ее весьма напоминает события, предшествовавшие досрочным парламентским выборам. Если верить сообщениям СМИ, на совместных заседаниях фракций НУ–НС и БЮТ Юлия Тимошенко, не стесняясь и не обращая никакого внимания на субординацию (что у нее в БЮТ как раз соблюдается очень строго) раздает однопартийцам Ющенко прямой номер своего мобильного. Вкупе с предложением обращаться в любое время.  «Наша мама», – так называют ее оранжевые депутаты. «Обоз» утверждает, что сама Тимошенко даже не пытается отрицать этого. А на вопрос «почему мамуля?» только хихикает – «Главное, что не «бабуля»...

Елена Перегуда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter