Виктор Ющенко: Украина едет в Давос с толстым портфелем

Виктор Ющенко: Украина едет в Давос с толстым портфелем

Украина с высочайшей серьезностью среагирует на поставленные Россией вопросы (относительно НАТО)... Два высокопоставленных чиновника опустились до поведения, которое дискредитирует государство, всех нас... Интервью УНИАН

Виктор ЮщенкоПрезидент Украины Виктор Ющенко в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал о своем будущем визите в Швейцарию для участия во Всемирном экономическому форуме в Давосе 23 – 25 января. Не обошел Президент и внутренние вопросы: предостерег правительство от популистских шагов относительно возвращения обесцененных сбережений граждан, прокомментировал стычку между мэром Киева Леонидом Черновецким и министром внутренних дел Юрием Луценко.

Во время Вашей первой поездки в Давос как Президента Вы представляли там программу реформ, говорили о намерениях в будущем подать заявку в ЕС, о необходимости привлечения инвесторов в Украину. Будут ли эти вопросы актуальными и на этом саммите? Какими будут Ваши главные месиджи к участникам форума?

Когда мы три года назад на Давосском форуме ставили вопрос относительно евроинтеграционных процессов, привлекательности украинской экономики, мы исходили тогда из ситуации, что в течение года инвестиций в Украину поступало приблизительно 850–900 млн. долларов. На сегодня, уже три года подряд, мы привлекаем 7 миллиардов ежегодно, а это даже больше, чем в Польше. Задание, которое мы ставили перед собой относительно привлечения инвестиций, мы, конечно, выполнили. Присутствие инвесторов на внутреннем инвестиционном рынке является серьезным позитивным показателем, хотя мы будем безусловно говорить о процессах, которые нужно оптимизировать на внутреннем рынке, в частности фондовом. Там предстоит сделать чрезвычайно много работы, начиная от создания эффективной фондовой биржи, эффективного фондового рынка, квотирования ведущих национальных компаний, выхода законодательства за пределы закрытых обществ, открытия соответствующих балансов, в частности корпоративных структур.

Безусловно, для того, чтобы Украину почувствовали привлекательной как внутренние, так и внешние инвесторы, много чего нужно сделать. С другой стороны, мы сегодня имеем значительно лучшую макроэкономическую структуру... Те показатели, с которыми живет Украина, отвечают показателям стран Восточной Европы. Национальные механизмы в значительной мере адаптированы к рынкам, которые нас окружают. В то же время я бы сказал, что остаются много вопросов относительно сотрудничества с иностранными инвесторами... Для этого в Давосе мы должны раскрыть наиболее привлекательные для такого сотрудничества темы.

По моему мнению, это энергетический сектор, где, с одной стороны, мы выступаем как страна, которая экспортирует сегодня электроэнергию в страны ЕС. В то же время мы еще не имеем интегрированной энергосистемы, имеются сложные регуляторные отношения в этом вопросе. Также выставляется как отдельная проблема (как нестабильный рынок) поставки через территорию Украины нефти и газа.

Отдельно будет ставиться тема транзита каспийской нефти в страны ЕС. Мы исходим из того, что наиболее приемлемым является вариант поставки каспийской нефти – Одесса–Броды–Гданск, дальше через Словацкую Республику в Чехию, на ее перерабатывающие заводы. Это, я бы сказал, интересный проект для наших партнеров.

Также, мы близко подошли к теме сотрудничества в отрасли объединения энергетических систем Украины и ЕС. У нас есть меморандум, у нас проведена большая работа для того, чтобы реализация этого проекта состоялась в намеченные сроки. Хотя параллельно прорабатываются проекты увеличения мощности Бурштинского полуострова, с некоторыми странами проводятся переговоры по созданию энергетических перемычек. Это те проекты, к которым предметно отнеслась Украина, и эти вопросы будут обсуждаться в рамках Давоса.

Мы имеем большие перспективы относительно добычи энергоносителей на шельфе Черного моря. Сейчас идет эффективная разработка первого проекта добычи нефти и газа. Подписано, на мой взгляд, очень удачное соглашение о разделе продукции. Мы нашли интересные предложения для всех инвесторов, которые могут сотрудничать в сфере добычи нефти и газа на шельфе Черного моря.

Нас интересует сотрудничество в отрасли строительной промышленности. Интересным является то, что за последние два года в Украину перенесено много производств, связанных с высокими технологиями. Начиная с производства, например, мобильных телефонов, электроники и заканчивая автомобилями западных марок. Эта тенденция, безусловно, распространяется, и она чувствуется по всей Украине. Высокообразованный рабочий ресурс, которым владеет Украина, привлекает наших партнеров на Западе.

Виктор Ющенко дает эксклюзивное интервью агентству УНИАН. Киев, 21 январяОтдельная тема – это проекты сельскохозяйственного направления. Если посмотреть на динамику последнего года, очень изменилась как структура внутреннего рынка, как и конъюнктура в целом на рынке сельхозпродукции. В 1,9 раза выросла цена на зерно на мировом рынке. Это серьезно изменило приоритеты, в том числе и национального сельхозпроизводителя. За последние четыре года мы более чем в 6 раз увеличили площади для выращивания рапса и других культур, предназначенных для выработки альтернативных видов топлива. Сегодня свыше 1,2 миллионов гектаров украинских земель выделено под такую политику. Это современная европейская политика, которая встречает большую поддержку отечественных сельхозпроизводителей. Сегодня десятки малых перерабатывающих заводов перестраиваются по Украине, подписаны контракты на экспорт в Европу нескольких сотен тысяч тонн этой продукции. Другими словами, это чрезвычайно перспективный с точки зрения Украины и, я бы сказал, мировой конъюнктуры этих товарных позиций, рынок.

Поэтому Украине есть о чем говорить в Давосе. Это разноплановые проекты.

Выделю отдельно вопрос подготовки к Евро-2012. Сама программа обсчитана в сумме 125 миллиардов гривен – это то что имеет прямое отношение к спортивной и другой инфраструктуре. На дороги нужно около 55 миллиардов. Еще расходы, которые не приняли во внимание, – перестройка границы, таможен и другие инфраструктурные вещи. Иначе говоря, Украина едет с чрезвычайно толстым портфелем вопросов для обсуждения. Думаю, что тот украинский день, который мы планируем провести в Давосе, будет интересным для основных участников форума

А какие у Вас запланированы двусторонние встречи?

У меня три дня – сплошной календарь двусторонних встреч. Начинается он со встречи с госпожой Кондолизой Райс – это будет в среду после обеда. А затем состоятся встречи с делегациями 15 или 18 стран, которые представлены на высоком уровне.

Будут ли оговариваться на таких встречах вопросы поддержки Украины относительно выведения на новый уровень отношений с НАТО, в частности присоединение Украины к Плану действий относительно членства в НАТО на Бухарестском саммите?

Вопросы нашей интегрированности в мир, включая ЕС, НАТО, находятся в повестке дня всегда. Потому, когда мы хотим реализовать проекты связанные с СОТ, зоной свободной торговли с ЕС, изменением визового режима, его большей либерализацией, перспективами усиления сотрудничества из НАТО, – это всегда является предметом внешнеполитических консультаций, которые мы проводим со всеми партнерами, независимо от того, имеют ли они отношение к этим институтам или нет.

 Так или иначе, не бывает одного “оголенного” вопроса – это все есть комплекс вопросов, которые логично вытекают друг из друга и как комплексное его нельзя разъединять...

Кстати, относительно комментария посла России Виктора Черномырдина, который заявил, что Москва может пересмотреть свои отношения с Украиной в случае ее вступления в НАТО. В этом контексте какой будет Ваша позиция на встрече с Путиным?

Виктор ЮщенкоЯ думаю, что украинские политики должны научиться мыслить категориями собственной безопасности. Это первое. Это наиболее ключевое. Так действует каждая страна. Мы должны формировать цели и способы их достижения, исходя из национальных интересов, поскольку это нужно для того, чтобы Украина была стабильной и процветающей.

Я многократно говорил о том, что для Украины сегодня не так является актуальным вопрос и поиск ответа – быть членом НАТО или не быть, – как ответ на вопрос – какую систему коллективной безопасности сегодня Украинское государство, украинская нация считает достаточной. Если мы говорим о той системе, которая есть сегодня, то я как главнокомандующий могу сказать, что через 3–4 года уровень боеспособности Украины, начиная от танка и заканчивая самолетами и оперативно-тактическими ракетными комплексами и другими средствами обороны современного порядка, будет серьезно снижен. И говорить, что сегодняшняя модель формирования безопасности и обороны страны является самодостаточной, – это, значит, быть неискренним политиком. Потому я говорю о том, что украинская нация, Украинское государство, украинская власть должны задуматься над тем, какая модель будет наиболее эффективной с точки зрения ответа на вызовы относительно обороны и безопасности страны в ближайшие годы.

Альтернативы остаются две: это или вступить в биполярное противостояние, из которого мы вышли 15 или 20 лет тому назад, хорошо понимая, что ни ресурсов, ни возможностей для такой стратегии у Украины не существует. У нас нет ни газа, ни нефти, у нас нет легких денег. Потому проводить политику на базе военного соревнования, убежден, это сокрушительный для украинской нации, для Украинского государства вариант политики. Остается вопрос: а выход какой? А выход тот, который, кстати, избрали все посткоммунистические страны. Выход, который избрали наши соседи. Это модель коллективной безопасности, модель коллективной обороны, когда не требуется принимать участие в гонке, не нужно выделять колоссальные средства для обороны. Ответ достаточно очевиден и прост: только политика коллективной безопасности дает гарантии всем ее участникам. Дает возможность серьезно, на коллективном уровне воспринимать те вызовы, которые касаются целостности страны. То есть, по большому счету, альтернативы нет, и потому мы говорим не о вопросе – вступить или не вступить в НАТО, – а какую модель политики мы должны построить. И, дав ответ на этот вопрос, мы очень легко перейдем к политике – как интегрироваться в коллективные структуры безопасности, в какой последовательности идти и так далее.

Мы должны определить для себя, что нам необходимо проводить самодостаточную политику безопасности. И это суть. Независимо от того, кто как думает об этой политике за рубежом, мы должны быть самодостаточны и честны перед своей нацией, перед своей страной, перед своими детьми, питать уверенность, что мы им оставляем эту страну безопасной, оборононадежной, а следовательно, территориально целостной и суверенной.

А что касается отношений, в том числе и с нашими соседями, при вступлении в те или иные международные клубы, это, безусловно, отдельная политика. Она и в дальнейшем будет формироваться на принципах добрососедства. Ни Украина, ни Россия, очевидно, не ставят целью формировать политику против кого-то. Мы формируем самодостаточную внутреннюю и внешнюю политику нации. Обратите внимание на реплику, которая прозвучала во время последнего визита Путина в Болгарию, когда подчеркивалось, что российская сторона с пониманием относится к выбору болгарской власти и народа относительно членства в НАТО и ЕС, как к вещам, которые отвечают национальным интересам. Я думаю, что это хороший пример того, как мы должны ценить другие нации за то, что они заботятся и исходят в своих внешнеполитических приоритетах из интересов нации. Очевидно, это единственный подход, который должен диктовать национальную политику.

Второе, что мы должны принимать во внимание... Эта политика не должна наносить вреда нашим партнерам – это очевидно. И потому Украина остается в открытом диалоге о евроинтеграционных и интеграционных процессах относительно НАТО. Безусловно, мы оставляем открытыми двери для переговоров, в том числе и для России. Речь идет обо всех нюансах, которые она может воспринимать как угрозу для собственной политики безопасности. Я хочу сказать, что Украина с высочайшей серьезностью среагирует на поставленные вопросы, и мы  их полностью учтем.

Целесообразен ли визит Юлии Тимошенко в Москву 23 января для подготовки заседания межгосударственной комиссии под председательством президентов (интервью записано 21 января)?

Я сегодня имел телефонный разговор с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Мы подтвердили дату моего визита в Москву – 12 февраля, также согласовали повестку дня и перечень вопросов, которые будут вынесены на эту встречу. Главное – это подписание "дорожной карты" и плана работы комиссии Путин–Ющенко на следующий год. Эта дорожная карта (соглашение о сотрудничестве. – УНИАН) уже согласована, она парафируется обеими сторонами, и потому мы исходим и того, что необходимо формализировать прагматичные отношения 2008 года. Логика двусторонних отношений должна быть такая: 12 февраля происходит встреча президентов, подписывается план действий Украина–Россия, ряд межгосударственных, межправительственных соглашений, которые будут готовы на это время. Соответствующий пакет документов готовится министерствами иностранных дел, а уже потом в рамках подписанного плана действий премьер-министр, соответствующие министры, руководители других ведомств Украины будут организовывать работу со своими российскими коллегами. Откровенно скажу, мы также обсуждали с премьер-министром Украины, что сразу после завершения этой встречи, подписания принципиальных соглашений и дорожной карты, во второй декаде февраля премьер-министр планирует свою поездку в Российскую Федерацию.

Сейчас правительство возвращает обесцененные сбережения гражданам. Считаете ли Вы реальным выплатить эти сбережения за два года и нет ли опасения, что это приведет к новому витку инфляции?

Виктор ЮщенкоЯ бы хотел подчеркнуть несколько вещей, которые для меня являются важными в этом вопросе. Безусловно, является высокой обязанностью для власти обеспечить выполнение обязательств перед гражданами и в данном случае – перед вкладчиками. Это люди, которые поверили государству и принесли или ценные бумаги, или деньги и вложили их в активы тогда еще государственных банков, и потому государство должно быть гарантом относительно этих обязательств на том уровне, как это определяет законодательство. И здесь есть определенная логика формирования такой политики.

Мне кажется, что большим вредом для национальной политики в целом могут быть как политический, так и социальный популизм. Мы должны трезво говорить о таких обязательствах. И потому я должен напомнить, что принятый бюджет на 2008 год предусматривает на обслуживание этих обязательств 6 миллиардов гривен. Для того, чтобы более качественно ответить на ваш вопрос, я бы хотел просто назвать ряд цифр, чтобы вы сами их комментировали – с какой динамикой можно прийти к выполнению этих обязательств. Долги государства перед вкладчиками Сбербанка и гражданами, которые имели государственные ценные бумаги, по состоянию на 1 января 2008 года составляют 131 миллиард гривен. Бюджет страны на год – 260 миллиардов гривен, ВВП на год – 769 миллиардов. Другими словами, мы должны исходить из того, что при доработке бюджета, которая будет осуществляться в течение ближайшего месяца, мы должны обеспечить движение к выполнению социальных и других обязательств, которые есть у государства. И сопоставлять это с экономическими возможностями страны, ее развитием.

Важнее всего – обеспечить то экономическое развитие, динамика которого, например, в 2007 году была достаточно высокой – 7,1% ВВП. В 2007 году мы имели наибольший номинальный прирост ВВП. Мы хорошо понимаем, что только через высокую экономическую эффективность, высокую динамику прироста ВВП можно формировать щедрую социальную политику. Таким образом, когда мы будем формировать изменения в бюджет 2008 года, это равновесие между экономикой потребления и экономикой производства, безусловно, должно быть профессионально просчитано. Я убежден, что уточненный бюджет 2008 года возьмет на себя дополнительные обязательства по этому показателю, хотя, еще раз подчеркиваю, эти обязательства должны браться исключительно в пределах контроля за инфляцией, за стабильностью национальной политики, экономическим развитием, то есть параметрами, которые являются базовыми, фундаментальными. И я думаю, что они станут основой для дискуссии в парламенте.

В парламент я довел свою позицию, которую доводил в свое время до правительства Януковича, и сейчас я повторяю, что динамика последнего года говорит о том, что правительства начали увлекаться большим дефицитом, большими заимствованиями и изменять объем внешних обязательств в сторону их увеличения. Это непродуманная и неправильная тактика. Мы должны говорить о том, что власть, прежде всего центральная, да и местная, должны научиться распоряжаться теми средствами, которые через систему налогообложения поступают в национальный бюджет.

Я, безусловно, понимаю, как социально привлекательно говорить об этих вещах (возврат сбережений), выполнять их, но, с другой стороны, мы говорим о том, что мы не должны из-за социального или политического популизма потерять здравый смысл и вернуть украинскую экономику в период 93-го года, когда инфляция росла большими темпами, чем любой другой показатель.

Нужно иметь в виду также и то, что проведение в один год массовой приватизации приводит к уменьшению цены активов, которые мы предлагаем рынку. Мы бы не хотели, чтобы тема социальной доминанты стала базовой в контексте национальной приватизации. Давайте будем помнить, что продаем активы страны, которые больше никогда к нам не вернутся. Скорее всего более продуманной экономической политикой было бы с помощью средств от приватизации реализовать национальные экономические программы, благодаря этому поднимать ВВП, увеличивая отчисления в бюджет. Это, в свою очередь, даст возможность формировать новые отношения с социально чувствительными слоями, в первую очередь с вкладчиками Сбербанка. Другими словами, нам нужен тот механизм, который преумножает богатство, а не уменьшает его, чтобы мы потом это богатство многократно использовали для поддержки уровня благосостояния людей.

То есть, за два года выплатить сбережения очень сложно, но можно?

В любом случае можно сделать много. И уже в этом есть похвала. Это нужно делать. Но не нужно закрывать глаза на явные проблемы, которые будут возникать. Не нужно забывать об инфляционной составляющей части. Мы хорошо понимаем, что вброс такими порциями в экономику денег негативно будет влиять на показатель инфляции.

По расчету экспертов, мы можем не удержать задекларированный на 2008 год показатель. 9,6% – поверьте, это и так очень много. Инфляция может съедать намного больше, и наиболее страдает группа продовольственных товаров, которая уже сегодня имеет оптовый “навес” инфляции свыше 24%. Другими словами, если сейчас не будет выработана антиинфляционная политика НБУ, Минфина, потом может наступить разочарование людей: одна рука дает, а другая – такими же темпами забирает. От социальных ожиданий люди очень быстро перейдут к разочарованиям.

А как Вы относитесь к целевому определению показателя инфляции?

Виктор ЮщенкоВ рамках бюджетной резолюции ежегодно парламент фиксирует ту расчетную инфляцию, которая закладывается в основу макроэкономической политики. Сегодня, я бы сказал, и правительство это чувствует, и эксперты чувствуют, что просчитанная инфляция 9,6% – это достаточно оптимизированный показатель. И уже сегодня некоторые эксперты говорят, что очень тяжело будет удержаться на этом показателе. Исходя из этого, когда мы будем дорабатывать бюджет 2008 года, я поставлю ряд условий, обязательных для формирования концепции экономической и бюджетной политики. Одна из них – якорь к ценовой составляющей, к инфляционному показателю. Он даст нам возможность, прежде всего, обсчитать в правильных измерениях макроэкономику 2008 года. Потому что сегодняшние отчеты свидетельствуют, что база, в том числе и относительно ВВП в 2007 году, обсчитана неточно, сформированы определенные запасы, которые могут быть использованы и на социальную политику, и на вкладчиков, и на политику развития, энергосбережения и тому подобное.

В то же время ряд экспертов уже сегодня склоняется к тому, что инфляционный показатель не является адекватным, и он может привести к тому, что эти ожидания прироста, в частности и ВВП, могут быть откорректированы с учетом инфляционного прироста. Потому, думаю, сейчас тот момент, когда Минфин, Минэкономики, НБУ наиболее тщательным образом за последние годы должны подойти к установлению высокой культуры этих показателей, чтобы они были закреплены как базовые в формировании основ бюджетной политики 2008 года. Я за то, чтобы мы имели официальный якорь, чтобы вокруг обеспечения этого показателя работали Минфин и НБУ – с точки зрения обеспечения ценовой стабильности Украины. Сегодня я дал поручение премьер-министру и председателю НБУ, чтобы они проработали антиинфляционную программу 2008 года. Считаю, что в ближайшее время такая программа будет представлена в парламент.

Какова Ваша оценка стычки в Секретариате Президента между мэром Киева Леонидом Черновецким и министром внутренних дел Юрием Луценко?

Понятно, отчего это резонансное событие... Я не был свидетелем этого, потому что это случилось после заседания РНБО. Но сегодня факт в том, что два высокопоставленных должностных лица государства опустились до поведения, которое дискредитирует государство, всех нас.

И потому, реагируя на это, я дал поручение генеральному прокурору в течение четырех дней установить обстоятельства, доложить мне и дать публичную информацию о своих оценках того, что произошло. Я убежден, что мы все должны исходить из того, что закон – один для всех.

Я знаю, насколько сейчас этот политически горячий вопрос, потому что каждая сторона пробует ловить свою рыбку в этой воде. Убежден, в данном случае мы сможем найти достойный ответ для государства, для мэрии, для Министерства внутренних дел. Хотя мне как Президенту, безусловно, хотелось бы, чтобы люди, которые имеют такой высокий статус, помнили, что за ними государство, что миллионы людей могут или обсуждать их поведение, или брать пример с них. К сожалению, это досадный случай, и я думаю, что в ближайшие дни Генеральная прокуратура предложит свою оценку этих событий и пути урегулирования этого скандала.

Разговаривала Елена Гитлянская

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter