Глава УВКБ ООН в Украине: «В Украине беженец не избавляется от своих проблем, а, наоборот, получает новые»
Глава УВКБ ООН в Украине: «В Украине беженец не избавляется от своих проблем, а, наоборот, получает новые»

Глава УВКБ ООН в Украине: «В Украине беженец не избавляется от своих проблем, а, наоборот, получает новые»

17:31, 29 августа 2013
20 мин. 2612

Несмотря на озвученные Украиной намерения придерживаться Женевской Конвенции 1951 года о статусе беженцев и принятие законов об их защите, в своем отчете УВКБ ООН вновь назвало Украину небезопасной для соискателей страной и не рекомендует другим государствам возвращать сюда ищущих убежища.

Только этим летом офис регионального Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Киеве пикетировали несколько раз – беженцы выражали недовольство отсутствием помощи, защиты и даже просто внимания. Некоторые даже обвиняли сотрудников представительства и его главу в  коррупции. В самом УВКБ к претензиям относятся с сочувствием и пониманием – уверены, что это все от отчаяния, которое является следствие работы, а, точнее, недоработок украинской Миграционной службы и государства в целом.

Пикет офиса регионального Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Киеве

В своем последнем, датированным июлем этого года, отчете о ситуации с защитой и помощью беженцам в Украине, руководитель регионального представительства УВКБ ООН в Украине, Белоруссии и Молдове Олдрих Андрисек и его коллеги прямо заявляют, что «Украина не может рассматриваться как третья безопасная страна и на этом основании УВКБ ООН призывает другие страны не возвращать искателей статуса беженца в Украину».

В  интервью УНИАН Олдрих Андрисек, назначенный на свою должность два с половиной года назад, рассказал о проблемах работы в Украине, сотрудничестве с органами местной власти и причинах агрессивного возмущения беженцев.

Руководитель регионального представительства УВКБ ООН в Украине, Белоруссии и Молдове Олдрих Андрисек

В какой стране, из тех, где вы возглавляете  региональное представительство УВКБ ООН,  ситуация с беженцами самая сложная?

В Украине. Возможно, это покажется удивительным, но в Беларуси, например, законодательство в порядке и работает, там очень стремятся соблюдать международные стандарты. Там никому не отказывают во въезде в страну на границе, а в Украине только за прошлый год – примерно семнадцати тысячам человек не разрешили въехать, там не бывает, чтобы беженцев держали в тюрьмах, а в Украине это происходит, там им выделяют материальную помощь и социальное жилье, там беженцы получают такие же пенсии, как и обычные граждане, а в Украине они лишены даже экстренной медицинской помощи. Поэтому у нас очень мало проблем в Беларуси. И в Молдове похожая обстановка. Хотя, в процентом соотношении в двух этих странах беженцев вовсе не меньше, чем в Украине – в Молдове 300 на 3,5 миллиона человек, в Белоруссии 600 на 10 миллионов, а в Украине – 2500 беженцев 46 миллионов человек.

Сколько это в сравнении со странами Евросоюза?

Это абсолютный минимум. Если мы посмотрим на Германию, большую богатую страну, то только в прошлом году там около 18 тысяч человек получили статус беженца, в Швеции – 12 тысяч, Швейцарии – около более 4 тысяч, в Великобритании – около 8 тысяч.

В Украину просто меньше стремятся попасть, или в чем причина?

Во-первых, да, меньше хотят попасть именно в Украину. Потому что в Украине беженцы не имеют поддержки, не получают социального жилья и пособия. Соискатели статуса не могут устроиться на работу, не могут получить фискальный номер, а без него даже денежный перевод от родственников невозможен. Во-вторых, в Украине – 90% отказов при обращении за статусом беженца. Остальные 10% соискателей никогда не получают его в течение трех, максимум, шести месяцев, как это предусмотрено законом. У нас тут есть сотрудник ООН, который работал в Сирии, четырнадцатый месяц ждет статус.

Даже если кому-то удается выиграть в суде административный иск против миграционной службы, все равно не дадут статус, потому что она имеет право на обжалование. Судиться с ней можно годами. Зато в этой обстановке очень хорошо работает система различных посредников, которые «помогают» получать переводы, берут взятки за справки о статусе соискателя убежища и даже за получение самого статуса. Например, в Херсоне недавно вообще пришлось закрыть миграционную службу, потому что там нагло торговали этим статусом. При этом, например, всего 2 выходца из Сирии получили в Украине статус беженца за прошлый год, и только 20 – дополнительную защиту.

Кроме этого, Украина – трудная для интеграции страна. Тут не только статус сложно получить. Тут трудно адаптироваться. С этим есть проблемы везде, даже в странах, которые имеют колоссальные деньги и могут инвестировать в людей, а в Украине только два года назад был разработан план интеграции иностранцев и беженцев до 2020 года. Но он пустой. Не приняли ни одну меру до сих пор, не нашли бюджета под него. Беженцам до сих пор никто не помогает изучать язык. Никто не предпринял ни шагу, чтобы районные и областные администрации знали, кто такие беженцы и каковы их права. Украина приняла все нужные законы о беженцах, но теперь нужно внести соответствующие поправки в еще целый ряд уже существующих. В 24 уже внесли, а с 12-ю еще есть проблемы. Это вопросы к Верховной Раде. Также ко всем этим законам нужны инструкции – их очень часто либо вообще не существует, либо они противоречат друг другу.

Ну, и к тому же, здесь еще только создается гражданское общество. Тут помогают сиротам, пенсионерам, больным детям, но неправительственных организаций, которые помогают иностранцам, тут нет. А это тоже люди и им тоже очень трудно. Но, даже если готовые помогать и находятся, то им не позволяют это делать – налоговая смотрит на организации по оказанию помощи беженцам, как на потенциальные центры для отмывания денег, а гуманитарная помощь облагается налогами.

Например, мы, через наши партнерские организации, распределяем  гуманитарную помощь между около полутысячи человек в год. На это идет около 500 тысяч долларов ежегодно. Так вот, если мы помогаем одному человеку на сумму свыше 1610 гривен в год, то платим 15% налога с каждой последующей гривны. Кабинет министров может это отменить. Я говорил об этом несколько месяцев назад с господином Азаровым, но до сегодняшнего дня ничего не изменилось. Таким образом, получается, что в Украине беженец не избавляется от своих проблем, а наоборот – после нескольких лет жизни в стране, судов с миграционной службой, борьбы с бюрократией, получает новые проблемы. Люди тут душевно разваливаются, не выдерживая контраста между своими надеждами и реальностью.

То есть, несмотря на то, что УВКБ ООН выделило Украине больше 30 миллионов долларов на усовершенствование национального законодательства в этой сфере,  получить статус беженца у нас невозможно?

Почти невозможно. Некоторые получают (около 150 человек в год), но у нас большие сомнения относительно того, кто эти люди.  Например, в прошлом году Украина выдала 150 статусов беженца, из них только 15 человек прошло через нас – получили правовую помощь. Кто все остальные?

Вы не имеете права узнать?

Теоретически, имеем, но правительство ссылается на закон о защите персональных данных. Дело в том, что при обращении в миграционную службу соискатель должен указать на специальном бланке, не возражает ли он, чтобы УВКБ ООН, организация, специально созданная для помощи беженцам во всем мире, рассмотрела его документы. Для этого нужно просто зачеркнуть клеточку. Очень часто почему-то эти формы оказывались не заполненными вообще, одно время их даже и не предлагали соискателям. Короче говоря, нам очень трудно получить эти документы. Я не хочу спекулировать, но что-то странное в этом есть. Хочу добавить: в последнее время наше сотрудничество с миграционной службой стало теснее. Мы надеемся на улучшение ситуации и ждем результатов.

Почему Украина так неохотно выдает статусы? Это вопрос денег? Беженцев дорого содержать?

Хочу подчеркнуть, что это не вопрос денег совсем. Большинство беженцев постарается выжить, найти себе работу и прокормить семью, большинство даже здорово поставят себя на ноги, если только получат документы, а для этого ведь не нужно больших средств. Нужен только доступ на рынок труда и учебы. Единственная проблема, которую Украина разрешила для беженцев – это обучение детей в школах. Были времена, когда без прописки детей в школы не принимали. А вот получить работу тут очень трудно. В центрах трудоустройства вообще не знают, кто такие беженцы, какие у них права и отказываются им помогать.

В чем же тогда причина?

Система не работает. Процедура получения статуса тяжелая, отказы неграмотные. Дополнительная проблема – это административная реформа. Украина за последние десять лет имела минимум 8 – 9 серьезных административных реформ в области защиты и помощи беженцам. Последняя началась два с половиной года назад и до сих пор не закончилась.

ребенок из Центра для беженцев

Еще один – база данных с информацией о странах происхождения Мировое сообщество заплатило большие деньги, чтобы ее создать, чтобы каждая страна могла за максимально короткое время проверить информацию о просителе статуса беженца. Но когда делами беженцев стала заниматься новообразованная миграционная служба, то в ней не нашлось места специальному отделу и обученным для работы с этой международной базой данных сотрудникам. Или, еще пример, как может украинский пограничник работать без знания языков или переводчика? Как он будет разговаривать с беженцем? Все эти проблемные моменты мы доводим до внимания миграционной службы. Пока безрезультатно.Например, два года тому назад Верховная Рада приняла закон, соответствующий европейским стандартам, согласно которому введен статус «дополнительная защита». Он выдается людям, которые сбежали от войны, общего беспорядка, развала государства, смертной казни и т. д.. Так вот, за два года до сих пор не напечатали документ, который подтверждает этот статус. 86 таких статусов уже присвоено, а бумаги нет… То есть, человек не может получить ни работу, ни фискальный номер, ничего… Это вопрос не денег ведь, правда? Но даже если не нашлось денег на пару тысяч бланков, то можно найти  альтернативное решение – напечатать временные подтверждения. Разработать такой документ – это вопрос двух-трех дней и разрешения министра. И это – только один из многих примеров.

Украинские проблемы, к сожалению, понятны и не новы. Расскажите теперь о своих. Претензии беженцев к вашей организации существуют во всех странах?

Почти. Но в Украине их особенно много. Объясню почему. Многие соискатели приехали сюда, уже побывав в беженских учреждениях других стран. В Африке, например, существуют целые города, где их кормят, поят, лечат и учат. Естественно, попав в Украину, они возмущены отсутствием помощи, жилья, пособия и требуют все это от нас, а помогать им, в первую очередь, должно государство. Наша роль тут, прежде всего, помогать правительству строить систему помощи и защиты, обучать сотрудников миграционной и таможенной службы, делиться опытом и тому подобное.

ребенок из Центра для беженцев

За международные деньги в Украине построены два центра для беженцев, проведены многие семинары и заграничные обучающие поездки для персонала, прокуроров и так далее. Но Украина – богатая, развитая, культурная страна, которая декларирует соблюдение международных стандартов. Это не Сомали и не Афганистан. Поддерживать беженцев материально массово мы тут не можем. Только самых уязвимых. Остальные беженцы, которым мы помочь не смогли, конечно, очень недовольны и считают нас людьми без сердца. Правда, жаловаться на нас они тоже идут к нам – больше в Украине их выслушать некому.

Когда государство отказывается выдать человеку статус беженца, тогда УВКБ ООН может сделать это за него?

Да, но мы делаем это только в крайнем случае, когда государство отказывается помочь, а помочь нужно. Если не удается убедить государство, что беженцу нужно выдать статус, то тогда мы даем его сами. Это защищает беженца от экстрадиции, но не дает ему никаких прав на территории данного государства. Поэтому, мы осуществляем процесс переселения – просим другие государства забрать такого беженца к себе. В прошлом году мы переселили 59 человек. И это 59 случаев позора для Украины – потому, что она ведь подписала Конвенцию о правах беженцев, а, значит, должна была защитить и принять этих людей. Эти 59 человек – и это только в прошлом году – прямое доказательство неэффективности работы Украины с беженцами.

Существуют ли четкие правила отбора людей для переселения?

Настолько четкие, насколько это возможно. Мы можем выбрать из тех, из кого имеем право выбирать – самых нуждающихся в защите и получивших отказ от государства.  Далее мы передаем их документы в штаб-квартиру. Там их трижды перепроверят и выберут страну для переселения. После того мы сообщаем о решении соискателю и помогаем переехать.

Именно процедура переселения, а точнее, ее непрозрачность, вызывает больше всего нареканий у беженцев.

Во всем мире нас обвиняют в том, что мы берем взятки за переселение. Особенно в тех странах, где широко распространена коррупция – в таких государствах каждый уверен, что другой получил что-то посредством взятки. У меня сейчас есть серьезное обвинение по этому поводу в адрес двух юристов из неправительственной организации, которая является нашим партнером в Украине. Безусловно, все факты будут проверены, но осуществить переселение коррупционным путем даже чисто теоретически невозможно. Только три человека в нашем киевском офисе могут рекомендовать соискателей к переселению. Ни один из них не владеет правом единоличной подписи, чтобы послать эти документы в Женеву. После них эти документы проверяю я или мой зам. Далее мы отправляем дело в Женеву и больше не занимаемся этим вопросом, теряем всякий контроль над принятием решения. Не мы определяем страну, в которую беженец может быть переселен. Не от нас это зависит.

Сколько таких обвинений в ваш или ваших сотрудников адрес поступает в год приблизительно?

Достаточно мало. Меньше, чем на пальцах одной руки. Мы уже привыкли к этому. Проблема тут в ином – все эти люди, годами пытающиеся получить статус беженца в Украине, сломлены морально и истощены физически.

Используете ли вы в Украине принцип prima faciе («первого впечатления», - УНИАН), то есть, когда беженца определяют и признают почти сразу, без документов, по первому же взгляду?

Да, он работает по отношению к каждому палестинцу, который уехал из территории военного конфликта. К каждому сирийцу. К каждому сомалийцу. Только необходимо удостовериться, что человек – действительно из Сирии или Сомали. Их просто некуда выдворить. Prima facie работает по отношению к каждому, кому грозит смертная казнь, даже если не за политическое преступление. Но, конечно, для большинства людей нужно детальное интервью и изучение истории и документов.

Озвученные вами проблемы вы отразились в 45-тистраничном отчете по ситуации в Украине. Это из ряда вон выходящее положение дел?

Этот отчет критичен, но не беспрецедентен. Бывают похожие ситуации, хотя большинство стран соблюдают конвенцию. Но мне очень жаль, что отчет по Украине повторяет отчет 2007-ого года, например.

Нет улучшений?

Ухудшение. За последние два года административная реформа затормозила то, что раньше как-то работало. Сейчас возникли проблемы, которых несколько лет назад не было. Например, не было проблем со справками, удостоверяющими, что человек является соискателем статуса беженца. А теперь даже бланков для справок не хватает и накапливаются очереди за ними. Часто бывает, что чиновник, который имеет право продлить документ о присвоении статуса беженца не сидит в одном здании с тем, кто имеет право этот документ подписать! Это значит, что соискателю необходимо несколько раз съездить в разные места, отстоять всюду очереди и так далее… Все наши попытки упростить, улучшить эту систему, продлить срок действия справок (сейчас ее необходимо обновлять каждый месяц), дать возможность сотруднику миграционной службы самому на месте фотографировать беженца, а не обязывать беженца иметь с собой готовое фото  не имеют успеха. Одна из причин такой ситуации – это то, что беженцами сейчас занимается миграционная служба, у которой кроме них работа со всеми категориями иностранцев. Так, в прошлом году миграционная служба, например, занималась вообще лишь иностранными болельщиками… Система не работает и это имеет огромные последствия для обычных людей.

Руководитель регионального представительства УВКБ ООН в Украине, Белоруссии и Молдове Олдрих Андрисек

О вашем представительстве много говорили в связи с похищением российского оппозиционера Леонида Развозжаева. Что тогда на самом деле произошло?

Развозжаев действительно контактировал с нами и был направлен на интервью в ХИАС (партнерская организация, помогающая беженцам, – УНИАН). Я был тогда в Одессе и мы договорились, что после интервью его привезут к нам в офис. Кто успел об этом узнать – под вопросом. Я никому об этом не говорил. Это были переговоры по телефону и электронной почте. Мы только знаем, что он пришел на интервью вовремя, а потом вышел купить себе что-то поесть… Никто не ожидал, что он исчезнет с улицы средь бела дня. Когда мне доложили, что он вышел и не возвращается, но остались его рюкзак и куртка, я сразу сказал, что нужно вызывать милицию. Милиция приехала, открыла дело, а через день закрыла. Что было дальше – вы знаете. Если меня хотят критиковать за это – пожалуйста. Я бы только поставил вопрос о том, почему беженцы и пресса не критикуют и не жалуются на миграционную службу? Почему приходят пикетировать наш офис, а не МВД? При этом мы открыты на каждую жалобу – выслушиваем, реагируем.

Есть ли сейчас в Украине соискатели статуса беженца, которым реально угрожает опасность?

Есть.

Сколько их?

Меньше десяти. Тех, кому грозит физическая опасность. Но это не единственный критерий, на основании которого мы принимаем решение о переселении. Есть еще медицинские показатели, например. Всех таких людей мы стараемся немедленно переселить в безопасные страны.

Справка УНИАН

«Беженец – лицо, которое находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может или не желает вернуться в нее в силу обоснованных опасений стать жертвой по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или из-за своих политических убеждений». Конвенция ООН 1951 г. «О статусе беженцев».

Агентство ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) было создано в 1950 году Генеральной Ассамблеей ООН за год до принятия Женевской конвенции о статусе беженца. Со дня основания оно помогло около 50 миллионам беженцев. В 1954 и 1981 годах организация получала Нобелевские премии мира. Сегодня в организации работают более 6300 сотрудников более чем в 120 странах мира.

Региональное представительство УВКБ ООН в Украине открылось в 1994 году. Главная заявленная цель деятельности организации – помогать правительству с адаптацией законодательства, обучением персонала для работы с беженцами, обустройством пунктов временного содержания беженцев и т. д..

С 1996 по 2012 год Украина получила  27297 заявлений на получение статуса беженца и выдала его 6147 лицам.

В 2010 году соискатели подали 1500 заявлений на получение статуса беженца в Миграционную службу Украины. Положительное решение получили 135 человек. В 2011 году  было подано 890 обращений,  133 положительных ответа. В 2012-м – 1860 заявлений, выдано -  63 статуса беженца и 89 статусов «дополнительная защита». Чаще всего беженцами в Украине признают выходцев из Афганистана и Сомали.

На данный момент в Украине проживает 2500 официальных беженцев и 5875 лиц без гражданства. По данным УВКБ ООН последних, таких, на самом деле, более 20 тысяч.

В 2011 году УВКБ ООН переселило (то есть присвоило свой мандатный статус и вывезло в другую страну)  из Украины 66 человек (34 дела), в 2012 – 59 человек (26 дел), по состоянию на июль 2013 года – 20 человек (11 дел). Чаще всего беженцев отправляли в США.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies