Как «регионалы» кинули людей, которые слушали на Майдане выступление президента

Как «регионалы» кинули людей, которые слушали на Майдане выступление президента

22 января я вышла на Майдан отмечать День соборности за 120 гривен. Именно столько пообещали тем, кто будет слушать трансляцию выступления президента из Дворца «Украина»...

22 января 2011 года я вышла в центр столицы отмечать День соборности... за 120 гривен.

Накануне в Интернете появилось сообщение о том, что в этот день будут проходить два митинга: первый – с 10.30 до 11.30, оплата – 30 грн. Второй – с 14 до 19 часов за 90 грн. Указано e-mail, номер телефона: 0975118523, контактное лицо – Олег. В объявлении не уточнялось относительно второго митинга, а вот первый – посвященный «открытию памятника президентом Украины». Сначала мы с коллегами подумали, что это какая-то шутка, ведь не слышали ни о каком «открытии», да и не могут мероприятия при участии президента страны стоить так дешево. Но решили проверить.

Звоним по телефону Олегу. Парень снимает трубку, любезно приглашает 22 января в 9.50 на Контрактовую площадь. Вечером получаю смс, что место собрания переносится на площадь возле театра им. Ивана Франко.

Приезжаю утром – а возле театра уже масса народа. Но Олега найти не могу. Спрашиваю у каких-то молодых женщин, как его отыскать. Они объясняют, что здесь у каждого «свой руководитель». Наконец, несколько раз позвонив Олегу, нахожу его, он поспешно отводит меня к группе, в которой считается руководителем. Говорит: «Начался пересчет, поэтому нужно всем построиться».

Нам сообщают, что будет только один митинг – с 11.30 до 18.00 на Майдане. И все получат как за два митинга – 120 гривен.

Нас строят в колонну по пять человек и просят стоять ровно, чтобы легче считать. Считали очень тщательным образом, цифры записывали в блокнот. Насторожило то, что в этот момент мимо нас проходили группки лиц, которых называют «быками», - коротко стриженые, в спортивных штанах, в кожанках. «Быки» тщательным образом нас осматривали. Позже я поняла, что эти лишенные интеллекта лица – следят за порядком.

Олег – наш руководитель, а над ним шефствует какая-то Настя. Студентка, как и он. У Насти тоже шеф и так далее.

Люди, выяснив, что дадут по 120 гривен, начинают обсуждать «второстепенный» вопрос – за кого им придется митинговать. «Да за Партию регионов. За кого же еще?!» - догадывается кто-то. Уточняем у Олега, он подтверждает – таки за «регионалов».

Каждой колонне раздают государственные флаги. Никакой символики Партии регионов.

Мой сосед в колонне Станислав начал жаловаться – «регионалы», мол, могут и «лохануть».

- А что, такое уже бывало? – спрашиваю.

- Конечно! На президентских выборах нас всех бросили: сказали искать симпатиков их кандидата, паспортные данные переписывали, обещали выплатить по 30 гривен за каждого, а самим «симпатикам» – по 100. Ничего не дали, «лоханули». Представляете, как было неудобно перед людьми. Я только за деньги хожу на митинги. Если бы Юля платила 125 гривен, пошел бы на ее митинг.

Ведут нас колонной на Майдан Независимости. Там сообщают, что мы должны рассредоточиться справа от сцены. Потом место изменяют, потому что там уже достаточно людей, нужно создать массовку в другом месте. Отправляемся туда. С трудом отпрашиваюсь у Олега купить колготки, потому что после полуторачасового стояния начинаю промерзать. Олег отпускает, но предупреждает, что я должна вернуться как можно скорее, потому что вскоре снова будут пересчитывать души.

Покупаю теплые колготы и иду в гущу, но с другой стороны Майдана. Люди колоннами продолжают прибывать, Майдан быстро заполняется. На огромном экране площади появляется тот, ради кого людей собрали. Виктор Янукович из теплого Дворца «Украина» произносил речь. А мы на Майдане должны были все это восторженно слушать.

- Дорогие соотечественники, - сказал господин Янукович. - Сегодня мы отмечаем годовщину важного исторического события в жизни украинского народа – провозглашение Акта объединения Западноукраинской Народной Республики с Украинской Народной Республикой.

Дальше речь шла о важности этого дня, о непопулярности реформ, которые он осуществляет, о борьбе с коррупцией, криминалом. И что через эти «испытания мы должны пройти достойно».

- Впервые за двадцать лет мы сумели обеспечить политическую стабильность и начали глубокую модернизацию в государстве. Это не нравится политикам, которые из-за неумения объединять усилия, из-за бесконечных дрязг привели страну к глубокому социально-экономическому кризису и теперь пытаются любой ценой вернуться к власти. Они говорят о политических репрессиях, пытаются дискредитировать наше государство в глазах международного сообщества. Они опять зовут людей на баррикады. Они опять пытаются доказать, что часть общества принадлежит к патриотам и демократам, а другая – к их антиподам. Мы уже это проходили пять лет тому назад, из этого ничего не вышло, камни  разбросаны и наступило время их собирать. Сегодня Украина оказалась под угрозой закрепления за ней статуса рынка сбыта низкокачественной продукции.

У Януковича последние слова прозвучали как «нізкоякісної продукції» - люди, несмотря на обещанные 120 гривен, захохотали.

Зачем вы сегодня сюда пришли? – интересуюсь у участников митинга.

Люди отворачивали лица, отмахивались или просто смеялись в ответ.

- Ну уж точно не Януковича послушать, - заявил один митингующий. – Пришел отдохнуть на Майдан, с надеждой, что будет какой-то концерт.

- А вы знаете, какой сегодня день?

- День? Солидарности или что-то такое? – говорит парень с красными глазами.

- Соборности. Во как! – исправляет его коллега.

Группка стоя играла в карты.

- Ребята, знаете, что сегодня за день?

- Соборности.

- А что это?

- Патриотический праздник такой.

- А что он значит для вас?

- Ничего личного, – ответили юнцы и продолжили перебрасываться картами.

Старшие мужчины тоже не особо вслушаются в слова президента.

- Почему вы не слушаете выступление? Вы же для этого сюда пришли, - обращаюсь к мужикам в стареньких пальто.

- А чего его слушать? Разве он что-то мудрое говорит?

Пообщавшись со «сторонниками президента», бегу к своему «руководителю», потому что посчитают без меня.

Прихожу уже в теплых колготах, и в самом деле всех снова просят построиться - причем так, чтобы друг за другом ровно стояли.

Оглядываюсь вокруг себя и что, думаете, больше всего интересует людей? Все перешептываются, уточняют друг у друга, когда будут давать деньги и точно ли это будет 120 гривен. Руководители уверяют, что в 18.00 деньги исправно выплатят. Чтобы никто не волновался.

Пересчет «душ» повторялся ежечасно, и так весь день. Я выдержала только полдня: промерзнув до костей, решаю пойти прочь, мысли о здоровье берут гору. Черт с ними, с теми 120 гривнями. Но обмениваюсь телефонами с несколькими участниками, чтобы вечером узнать, отдадут ли деньги.

…Около восьми звоню по телефону к своему соседу из колонны Станиславу и слышу такое:

- Не заплатили! Сказали прийти в пол-десятого – руководители поехали в штаб за деньгами.

Звоню по телефону «своему руководителю», оправдываюсь, что ушла раньше, но интересуюсь, заплатили л икому-нибудь. Олег объясняет, что тот, кто должен был дать деньги, поехал домой на Левый берег, потому что не может возить с собой такие суммы. И привезет их между десятью и одиннадцатью вечера или завтра утром.

Большинство людей до той поры разошлись, но часть осталась ожидать на Майдане.

Около десяти снова звоню по телефону Станиславу.

- Таки «лоханули». Всех лоханули! Так подло «лоханули». Люди замерзли. Мы весь день ждали. Они этих бедных детей на вокзале набрали и так всех киданули.

Оксана Климончук

Фото автора

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter