Ректор Дипакадемии Гуменюк: мы готовим универсальных дипломатических солдат

Ректор Дипакадемии Гуменюк: мы готовим универсальных дипломатических солдат

Дипломатам было тяжело работать, когда они были “слугами двух господ”. Одну линию проводила премьер, другую - Президент. А ты сиди в Брюсселе и гадай, откуда ветер дует... Интервью

Очередные резкие перемены во внешней политике Украины, которые мы наблюдаем с приходом нового Президента Украины,  требуют от украинской дипломатии  «высшего пилотажа»  и демонстрации  «искусства возможного»  на грани геройства.

Об этом, а также о подготовке кадровых дипломатов в Украине - разговор с Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины, доктором исторических наук, профессором,  ректором Дипломатической Академии Борисом Гуменюком.

Пан Борис, приход нового Президента отразился на внешней политике Украины. Как Вы думаете, насколько тяжело украинским дипломатам будет работать после заявлений Президента Виктора Януковича, что Голодомор не является геноцидом, после продолжения срока пребывания ЧФ РФ на территории Украины,  свертывания вступления Украины в НАТО? Ведь такую внешнюю политику страны тяжело назвать последовательной...

Сложно  было работать, когда была нестабильность и неопределенность. Когда было раскачивание лодки.  Вы помните период начала 2007 года, когда были пертурбации с действующим на то время министром Борисом Тарасюком, которого то пускали на заседание правительства, то не пускали?! Я тогда был послом на Кипре и общался с послами других стран, и они спрашивали: “ Ну так кто у вас министр?”.

Дипломатам было также тяжело работать, когда они были “слугами двух господ”. Когда одну линию проводила премьер-министр, а другую - Президент. А ты сиди в Брюсселе и угадывай, откуда ветер дует. Это было неудобно и весь мир удивлялся. Есть политика высшей государственной власти. Если ты не согласен с чем-то, то выходи из игры и критикуй.

Есть ли, по вашему мнению, на сегодня стратегия внешней политики?

Да.  Если посмотреть на официальные заявления Президента, решения и конкретные поступки, которые были осуществлены правительством, главой правительства и министром иностранных дел, то четко выписывается стратегия. Кстати, в речи на инаугурации Президента было четко заявлено, что европейская интеграция остается стратегическим направлением. Кроме того, гармонизация взаимовыгодных отношений с РФ и со всем окружающим миром.  Ни с кем не воюем, ни с кем не конфликтуем, никто – с нами. Это стратегия.

Будут ли в связи с последними событиями вноситься изменения в учебную программу? Например, евроатлинтическая интеграция уже не является актуальной?

Мы всегда вносили изменения в наши учебные программы. Я бы не фокусировал внимание на евроатлантическом аспекте. Хотим мы этого или не хотим, есть евроатлантический феномен. Есть НАТО, есть его роль в мировой и региональной безопасности. Это серьезная организация безопасности, другое дело, в какой мере с ней сотрудничать, с какой скоростью приближаться. Потому эти вопросы остаются в известной мере в фокусе учебного процесса. Но главный акцент делается на усилении экономической составляющей в дипломатической деятельности. Тут определенный сдвиг в учебной программе будет происходить. Вы помните указ Президента о передаче торгово-экономических миссий МИД? Мы пригласили преподавать в Дипакадемии с нового учебного года известного экономиста Валерия Гейца. В небольшом, специфическом учебном заведении, которым является Дипакадемия, учебная программа должна быть гибкой, реагировать на изменения и вызовы.

Нынешний министр иностранных дел Константин Грищенко высказывал какие-то пожелания относительно подготовки дипломатов?

Политика нового министра Константина Грищенко – усилить  требования к среднему звену. Все, кто работает в министерстве и хочет в будущем быть послом, должны пройти через Дипакадемию, если, конечно, они не имеют базового образования. Современный дипломат должен владеть двумя, а еще лучше тремя иностранными языками. Если мы ориентируемся на ЕС, то там стандарты таковы: среднестатистический евросоюзовский дипломат владеет тремя языками. Мы уже достигли того, что одним иностранным языком мы  овладели. У нас проблемы, которые еще тянутся с прошедших времен, – нет специалистов по венгерскому, сербскому, хорватскому  языку, немного специалистов по румынскому языку, чешскому, греческому.

А как с восточными языками?

Есть определенный пробел  и с восточными языками. Если ты хочешь работать дипломатом на Востоке, иметь там авторитет, то нужно знать язык страны, английский - это так, для общения. Отсутствие таких специалистов - это не вина МИД или Дипакадемии, это объясняется тем, что у нас в советское время востоковедение базировалось в Москве. Нужно вкладывать средства для подготовку специалиста по востоковедению. Скажем, выучить китайский язык в университете или Дипакадемии невозможно. Обязательно, и это мировая практика,  на один учебный год нужно ехать в страну пребывания. По возвращении что-то дошлифовывать, тогда ты более-менее язык знаешь.

Пан Борис,  я помню, как в первые годы Независимости Украина назначала своими послами врачей и писателей... Создание 15 лет назад Дипломатической Академии при МИД Украины было вызвано тем, что Украина не имела собственных профессиональных дипломатических кадров?

Проблема послов никогда не была проблемой. Если человек уже посол, то его учить не нужно, он уже своим жизненным и творческим достижением доказал, что она может быть послом, даже если и не имеет профессионального образования. Кстати, это мировая практика.  Великобритания  - единственная страна в мире, где по традиции послом может быть лишь карьерный дипломат. За всю послевоенную историю в 20-ом веке были два случая, когда послами этой страны назначались люди “голубой крови”.

Поэтому, проблема всегда в среднем звене, потому что оно является фундаментом любого дипломатического здания. Наша Академия  как раз и была рассчитана на среднее звено. И, безусловно, основной причиной создания Дипломатической Академии был прорыв Украины во внешний мир, становление ее как независимого, суверенного государства.

Кому принадлежала идея создания Дипакадемии?

Впервые эту идею озвучил первый министр иностранных дел Украины  Анатолий Зленко в начале 90-х годов.  Но у него руки не дошли, потому что нужно было открывать диппредставительства независимой Украины. Потом автоматически эта идея перешла к его преемнику  - Геннадию Удовенко. Эта идея была у многих людей. Я знаю, что с этой идеей носился, в хорошем смысле этого слова, и Дмитрий Павлычко как председатель парламентского комитета по иностранным делам.

Не дублировала ли украинская Дипакадемия российскую?

Слово "дублировала" воспринимается как-то негативно.  Дублировала – это значит как подпасок, якобы кто-то первый, а ты дублируешь. Мы перенимали опыт. Я, как первый ректор Дипакадемии, объездил основные Дипакадемии мира - российскую, немецкую, британскую, американскую, канадскую, венскую - чтобы позаимствовать все лучше. Указ президента Кучмы о создании Дипакадемии был в мае 1995 года, Академия открыла свои двери в сентябре 1996 года, то есть 1,5 года были  подготовительными для создания учебных программ,  формирования профессорско-преподавательского коллектива. Сейчас у нас есть уникальная модель подготовки магистров внешней политики. Мы пытались работать так, чтобы выпускник Дипломатической Академии после двухгодичной учебы был универсальным дипломатическим солдатом, специалистом, способным реагировать на все профессиональные вызовы. Дипакадемия начиналась с двух кафедр. Естественно, что одна из них была кафедра иностранных языков, также была кафедра международных отношений и внешней политики. Сейчас у нас 5 кафедр и 7 специализаций. У нас есть собственная аспирантура, докторантура, собственный спецсовет  по защите кандидатских и докторских диссертаций. То есть все атрибуты, я бы не сказал мощного, но искусного учебного заведения, что выполняет задание, поставленное перед ним МИД, который является нашим основным заказчиком.

Наша учебная программа в основном состоит из специальных профессионально ориентированных курсов, преподавание осуществляется дипломатами, прежними послами. Это люди с научными степенями, доктора, профессора, я их называю золотым фондом украинской дипломатии. Например, спецкурс “Искусство кулуарной дипломатии” читает карьерный дипломат Борис Корниенко,  первый украинской посол во Франци Юрий Кочубей  читает курс “Искусство ведения переговоров”.

Кто из прежних министров иностранных дел Украины сейчас преподает в Дипакадемии?

Анатолий Зленко  читает спецкурс об основах внешней политики Украины. К нам заходит Геннадий Удовенко, он является членом Ученого Совета нашего учебного заведения.

А Вы лично читаете какой-то курс?

Конечно. Я преподаю дипломатическую и консульскую службу. Я автор трех учебных пособий о дипломатической и консульской службе. Они переиздаются.

Сколько вообще за 15 лет подготовлено специалистов?

Мы ежегодно набираем до 65 человек - это наша лицензионная квота. За 15 лет мы подготовили до 700 магистров внешней политики. Среди них есть и послы, и генеральные консулы, и руководители торгово-экономических миссий. Если взять личные дела сотрудников МИД, то 60%  среднего звена является выпускниками Дипакадемии.

А кто из ваших выпускников достиг дипломатических вершин?

Виктор Логинов был послом в Иране, Александр Данильченко - генеральный консул во Владивостоке, Виктор Недопас - посол в Сербии, Ростислав Троненко - посол в Португалии.

Все знают, что Дипакадемию заканчивала экс-министр культуры, певица Оксана Билозир. Сейчас в Дипакадемиии учатся Ольга Герасимьюк та Ирина Ванникова. Кто еще из известных или публичных людей сейчас учится у вас?

Я бы не хотел эту тему озвучивать, потому что кто-то может обидеться. У нас известны все.

Сколько стоит обучение на контрактной основе?

На сегодня это ориентировочно 8 тыс. у.е. за два года учебы.

Какой процент учится на контракте?

25% - это контрактники, 3/4 - по  госзаказу.

А какой конкурс на контрактную форму обучения?

Безумного конкурса нет.  Конкурс небольшой, до двух абитуриентов на одно место. Но приятно, что желающие всегда есть. Это хороший индикатор для Дипакадемии. К тому же, мы не всех принимаем по контракту в отличие от других учебных заведений, где приемные комиссии работают круглосуточно. Ежегодно приемная комиссия десятки контрактников не принимает, поскольку люди абсолютно не подготовлены.

Насколько мне известно, Дипакадемия готовит кадры не только для Украины. Слушатели из каких еще стран получают знания в вашем учебном заведении?

Дипакадемия за годы своего существования заключила свыше 30 соглашений о международном сотрудничестве с Дипакадемиями из других стран, в частности, с канадской и немецкой. По этим соглашениям в Дипакадемии учились граждане из Киргизии, Индонезии, Монголии, Грузии, Азербайджана.

Диплом Дипакадемии считается престижным, где потом трудоустраиваются ваши выпускники?  Какой процент  идет работать в МИД?

Государственный орган, который направляет на обучение своих сотрудников по госзаказу, гарантирует им трудоустройство. Потому человек, закончив Дипакадемию, возвращается туда, откуда пришел. Это касается и МИД. Но во внешнеполитическое ведомство попадает определенное количество людей, которые пришли из других государственных органов.  Если они за время обучения проявили себя и мы видим, что МИД они  нужны, они могут попасть на работу в министерство. Например, Василий Кирилич, который работал учителем в школе, сейчас работает в посольстве в Австрии. Анна Кармадонова, которая работала в Академии наук, по завершении  Дипакадемии была назначена генеральным консулом Украины в Шанхае.

А почему, кстати, среди послов так мало женщин?

Возможно, тяжело пробиться, поскольку есть стандартные требования к дипломату  и уступки женщинам никто делать не будет. Возможно, на каком-то этапе женщины "ломаются", в том смысле, что они выходят замуж, рожают детей и им уже не до карьеры. Но у нас есть перспективные девушки, которые пробиваются. На дискриминацию еще никто не жаловался, мол, меня не назначили послом, потому что я женщина. Зачем Вы задаете мне такие провокационные вопросы?..(смеется )

Какие планы относительно развития Дипакадемии?

Планов, как говорил классик, громадье, были бы деньги. Есть планы, осуществление которых зависит не только от нас. Как я уже упоминал, это план повышения уровня востоковедения. Это многоплановый вопрос, который будет решаться на уровне Кабинета министров, потому что тут идет увязка и с Минфином, и с Минобразования, и с Академией наук. Нужная государственная программа по созданию украинской школы востоковедения.  Все равно мы к этому придем. Кроме того,  Дипакадемия имеет прекрасный, высокопрофессиональный профессорско-преподавательский состав. Мы бы хотели быть региональным Центром для подготовки дипломатов-иностранцев. К нам идут заявки из Египта,  Ирана, Индии, Пакистана. Они хотят посылать к нам на краткосрочные курсы своих дипломатов, чтобы мы их знакомили с украинским рынком, украинской внешней политикой, с проблемами Центральной и Восточной Европы. Мы туда заглядываем и там видим свое счастье, а они - здесь. Эти люди возвращаются домой сторонниками Украины.

Светлана Артеменко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter