Вторник,
22 августа 2017
Наши сообщества

Юрий Луценко: Наша цель – отстранение правительства и роспуск парламента

Можно постараться замять десятки дел по Щербаню, можно назначить Шуфрича министром, можно вернуть Кивалова-«Пидрахуя» в ЦВК, но невозможно загнать в стойло украинский народ.… Интервью

Юрий Луценко дал первую пресс-конференцию после отставки с поста министра внутренних дел, которая прошла в УНИАН. В ней он объявил о создании Общественного движения народной самообороны. Он перехитрил всех. И тех, кто ожидал заполучить свободного и популярного политика в лидеры своих партий, и тех, кто уже успел отнести Юрия Витальевича к тем или иным политическим силам. Мастер нестандартных ходов возвращается в активную политику не в качестве партвождя, а главным "народным самооборонцем".

После пресс-конференции Юрий Луценко ответил на вопросы УНИАН.

Юрий Витальевич, Вы объявили о создании Общественного движения народной самообороны. Вы считаете, что у общества после всех постмайданных разочарований остался драйв для того, чтобы активно присоединяться к такому движению?

Драйва пока нет. Но для народной самоорганизации есть причины. А драйв появляется тогда, когда появляется лидер, и четко поставлены цели и задания. Одно без другого не работает. Если у людей нет причины, то драйв не работает, в таком случае участие людей можно разве что купить за деньги. А если есть серьезные причины, то достаточно толчка, четко сформулированных идей, и тогда появится подъем и проявится народная инициатива.

С 20 января мы начинаем поездки по регионам, с тем, чтобы сформировать это движение. Наша цель – отстранение этого правительства и роспуск парламента. При необходимости мы проведем весенний марш на Киев. Повторю то, что сказал минутой раньше, народ уже не тот, что был в 1999 году. Люди растеряны и ждут сигналов от своих лидеров, а руководители властных институтов заняты дерибаном. Наше оппозиционное движение – движение для людей любых конфессий, говорящих на любом языке, но исповедующих такие понятия, как свобода и демократия.

Кто будет финансировать Ваше движение?

Пока движение – это группа активистов. Их взнос в новое движение - это, в первую очередь,  интеллектуальные и организационные усилия. Но я не думаю, что тут необходимы какие-то большие средства. Поверьте, десятки тысяч молодых и успешных людей, разочарованных тем, что происходит сейчас в стране, готовы поддержать движение. Напряженность в обществе и ожидание перемен настолько высоки, что нужен только лидер, который скажет, что он готов вместе с народом отстаивать смену правительства и роспуск парламента.  

Значит, вопреки слухам,  «Вперед, Украина!» Вы не возглавите?

Ни «Вперед, Украина!», ни «Назад, Украина!», ни еще пять партий, чьи руководители предлагали мне лидерство…

Я убежден, что движение “Народная самооборона” шире любого политического проекта. И оно должно выйти за рамки помаранчево-голубого противостояния. Я хотел бы увидеть в этом объединении  тех, кто понял: один раз обманули одну половину страны, второй раз – вторую. Уже в январе в каждом областном центре пройдут собрания, на которых неравнодушные граждане смогут войти  в гражданское мирное движение самообороны. Мы будем противостоять тому беспределу, который является следствием действий нынешней власти.

Это моя задача на первый и второй квартал будущего года.

Возможно ли считать создание движения "Народная самооборона" началом вашей президенсткой кампании?

Я не советовал бы считать это началом какой-либо партийной или предвыборной кампании. Моя позиция, которую я, кстати, уже высказывал Президенту, - я слишком много сил и здоровья потратил на Майдане, выбирая этого Президента, чтобы искать кого-то другого. В данный момент и намного лет вперед у меня нет президентских амбиций. Тем более против Виктора Ющенко. Наоборот, я хочу поддержать его. Народ делегировал Ющенко небольшую власть и очень большую ответственность. Я хочу помочь ему окрепнуть в том смысле, что народ - с ним. Вот моя цель.

Юрий Витальевич, возвращаясь к Вашей деятельности на посту министра. Внимательно перечитала все, что писала о вас газета, чьи обвинения легли в основу расследования парламентской комиссии. Среди прочего там писали, что  криворожская милиция «крышует» наркотрафик.

Мы проверяли заявления, что и руководитель городской милиции и некоторые представления районных управлений города причастны к покрыванию «наркоты». Это полный бред. Там работала разведка МВД, службы внутренней безопасности МВД, представители центрального аппарата, я лично по итогам проверки выезжал туда. Безусловно, проблема наркомании там огромная, но никаких доказательств причастности к этому милиции нет. При этом, правда, были зафиксированы факты причастности некоторых милиционеров среднего звена к крышеванию так называемых банок. Мест, где варят ширку и куда приходят наркозависимые лица. Конечно, эти люди должны понести наказание. Нужно понять одну штуку: наркозависимые - больные люди. И если мы, действительно, боремся с наркоманией как с явлением, то нужно думать о профилактике, о решении многих социальных проблем, которые способствуют росту наркомании. Поэтому я перед ОБНОНом (отдел борьбы с незаконным оборотом наркотиков. – Авт.) не ставил задание: увеличивать количество задержанных  наркозависимых. Это работа только на статистику, а не на серьезный результат.  Мы проверяем деятельность ОБНОН по количеству закрытых нарколабораторий, наркопритонов, по количеству изъятых килограммов наркотиков и по числу задержанных сбытчиков, а не наркоманов. Так вот Кривой Рог демонстрирует положительную динамику по упомянутым показателям. В то время как никаких доказательств причастности милиции к этому – нет. Я с таким же успехом могу обвинить любую газету в причастности к торговле алмазами. Ну и что?

Вы в своих интервью упоминали, что в Вашу бытность министром тысяче двумстам милиционеров были предъявлены обвинения. Были ли среди ваших обвиняемых высокие милицейские чины? Какие из этих дел дошли до суда?

Были, конечно. Бывший замминистра по общественной безопасности господин Присяжнюк проходит фигурантом дела по избиению демонстрантов под ЦИК. Согласно показаниям, он лично прибыл в Печерский райотдел, вызволил оттуда организаторов избиения, вырвал лист из книги задержанных лиц, и двое из его «протеже», по моим данным, позже совершили убийства в Сумской области. Все эти материалы были собраны нами и отправлены в Генпрокуратуру, где находятся до сих пор. А господин Присяжнюк сегодня – вице-премьер Крыма. Я достаточно четко сказал, что все наши завершенные дела передаются либо в генеральный могильник, который бойко торгует трудовыми достижениями наших милиционеров, либо в торговые дома со скульптурами Фемиды, которые занимаются аналогичными действиями. Это не вина милиции, это ее беда.

Вы сами признавали, что на посту министра совершали какие-то тактические ошибки. Если анализировать эту деятельность, что Вы делали не так?

Думаю, нужно говорить не об ошибках, а о тех реформах, которые я не успел провести. Ну а если все же об ошибках, то помните, в первые дни революции я рассказывал, что в милиции есть внутренние войска со своими пушками, танками. На самом деле танков нет, а пушка есть одна маленькая, мне по колено будет. Мое негативное восприятие внутренних войск, которое сформировалось во время акции "Украина без Кучмы", а затем в первые дни Майдана, когда мы знали о возможных действиях милиции против демонстрантов,  я быстро подкорректировал. Под конец работы я был твердо уверен, что внутренние войска – это очень профессиональная гвардия. Там, за редким исключением, служат люди с белой офицерской костью.

Были другие ошибки. Например, в кадровых назначениях. Я во Львовской, Волынской и ряде других областей менял начальников областных управлений.

Честно, говоря, мне иногда по ночам снится, чего я еще не сделал в милиции.

Вы туда еще вернетесь?

Не уверен. И поймите, в милиции невозможно провести серьезное изменение простым нажатием кнопки. Это комплекс акций и мер, которые не сразу дают результат. Например, по взяткам. Мы ввели специальные межрайонные подразделения – БЭПы (борьба с экономической преступностью. – Авт.). Теперь их надо специализировать вот на этой конкретной деятельности. Мы создали специальные управления, занимающиеся незаконной конвертацией, и нужно обучить людей. И это долгая цепь, накопление опыта, формирование навыков. Реформы должны быть системными.

Как Вы прокомментируете назначение экс-прокурора Донеччины Виктора Пшонки замом нынешнего Генпрокурора?

Это – реставрация кучмизма. И речь идет не о реализации политики партии, победившей на выборах. А о тотальном возвращении порядков и соратников господина Кучмы. В мире нет вечного двигателя, зато есть вечные тормоза. И их в исполнительной власти все больше.

Парламент, в котором на основе предательства была сформирована так называемая «антикризисная» коалиция, окончательно превратился в биржевую площадку межклановых торгов, у которых нет ничего общего с интересами избирателей.

Сейчас делаются попытки назначений в МВД. Методы, которыми проводятся назначения сейчас, без участия Секретариата Президента, смахивают на узурпацию власти и конституционный переворот. 

Думаю, что большинство моих назначений замов было абсолютно взвешенным. И я удивлен отдельными незаслуженными наездами на милицию Луценко. Купенский – редкий типаж интеллигентного профессионального милиционера. Есть профессионалы – тяжеловесы, а есть – интеллигенты. Он очень думающий, с виду мягкий, но очень мощный профессионал. Суслов тоже прошел хорошую школу.

Подытоживая, скажу, что можно постараться замять десятки дел по Щербаню, можно назначить Шуфрича министром, можно вернуть Кивалова-«Пидрахуя» в ЦИК, но невозможно загнать в стойло украинский народ.

Одна из газет написала, что людей, которым Вы доверяли в МВД, были единицы?

Друзей было мало. У меня в жизни друзей не очень много, много товарищей и еще больше соратников. Но всех руководителей областных подразделений и руководителей служб центрального аппарата считаю своими соратниками и друзьями. Мы прошли сложную школу становления на марше, когда мы чистились изнутри и нападали на грязь извне. Выйти из кучмизма и стать милиционером нового типа всегда тяжело. Но мне ребята очень нравились, никто из них не сломался и никто из них не скатился до дешевой лести и фальсификации. Команду мне сформировать удалось.  

Где Новый год будете отмечать?

У тещи.

А что своим сыновьям подарите?

Только на следующий день к вечеру узнал, что был праздник Святого Николая. Не успел купить подарок – жена подстраховала. А возраст у них – сложный. Одному семнадцать, у него есть и компьютер, и мотоцикл, а меньший отошел от игрушек, но не пришел к технике. Зайду на книжную выставку – там выберу что-то. Наверное, самый большой подарок – это присутствие отца целый день. Вместе будем ставить елку. Из экологических соображений  – искусственную. Мне с детства было обидно видеть, как в конце января несчастные ободранные недоросли лежат по помойкам. 

Чего в Новом  году Вы пожелаете украинским журналистам?

Чтобы никого из них не коснулись изменения, которые прошли в МВД.

Лана Самохвалова

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение