Куда уплыли киевские пляжи

Куда уплыли киевские пляжи

«В этом году понятие «пляж» ушло из лексикона киевских чиновников. Было распоряжение городских властей о ликвидации пляжей как таковых. Цель? Приватизировать прибрежные зоны»...

«В этом году понятие «пляж» ушло из лексикона киевских чиновников. Было распоряжение городских властей о ликвидации пляжей как таковых. Цель? Приватизировать прибрежные зоны»...

Два года назад, когда я искала квартиру для себя и своего малыша, очень боялась не ошибиться. В этой квартире должен был расти мой ребенок. Оболонская Набережная и залив стали последним аргументом в пользу этого района. Когда в двух остановках от дома находятся такие замечательные места, самый серый бетон не покажется скучным. Я бездумно отмахивалась от предупреждений подруг, шипящих, что вода не может быть критерием при выборе жилья, что здесь уже все скуплено, что этот берег и пляжи явление временное и тут вскоре будут веселиться исключительно водители майбахов. Оказалось, как в воду смотрели…

В отчете Временной следственной комиссии Верховной Рады, касающейся деятельности Черновецкого и утвержденной в середине июня парламентом, коммунальному предприятию «Плесо», ведающему киевским пляжами и водоемами, отводится три страницы и еще одна строчка в разделе предложений, где депутаты ВР рекомендуют снять нынешних руководителей «Плеса».

Технология увода у киевлян пляжей, мест отдыха невероятно проста, неоднократно описана в прессе, хотя и разумно растянута во времени киевским руководством. А вы, лохи, думали, что будете всю жизнь плескаться в Днепре и валяться на песке, где можно создать прибрежные зоны отдыха для приличных людей?

Два слова предыстории. До прихода Черновецкого благоустройством прибрежных территорий занималось государственное коммунальное предприятие «Плесо». Кроме охраны, содержания и эксплуатации внутренних водоемов столицы, в их задачи входило и обустройство пляжей.

– В 1997 году предприятие «Плесо» приняло на свой баланс десять пляжей, реально функционировало два-три. Наша стратегия состояла в том, чтобы каждый год добавлять в этот список по два-три пляжа. С 1999 года мы стали получать на них паспорта. Мы находили участок, который киевляне и так облюбовали для купания, и обустраивали его. Таким образом, к 2007 году в Киеве было уже около тридцати пляжей, – рассказал бывший руководитель предприятия Николай Щепец. – Нынешняя власть руководствуется тем принципом, что Киев – это не город-курорт. Но Киев-то включал в себя курортные зоны. В этом году понятие «пляж» вообще ушло из лексикона киевских чиновников. Я знаю, что было некое распоряжение киевских властей о ликвидации пляжей как таковых. Цель? Приватизировать прибрежные зоны.

Технология увода пляжа проста и стара, как мир. Где-то так проходила приватизация многих предприятий. В 2007 году сначала меняют руководителя «Плеса», назначают нового, который увольняет сотрудников структуры, пляжи перестают убираться, не делается дератизация, нет персонала, спасателей. Когда все вокруг начинают говорить о том, что место превратилось в гадюшник, там распродается имущество. И участок сдается в аренду лет этак на двадцать пять и получает «второе дыхание». Но уже для других посетителей.

Весь это план выполняется последовательно и успешно, хотя с некоторыми ситуативными затруднениями. В этом году о неготовности пляжей к сезону объявляли и Генпрокуратура, и санэпидемстанция, и сами новые руководители предприятия «Плесо».

Курортный сезон начался вопреки воплям чиновников разных структур о недопустимости купания. Позже в Интернете появился список благоустроенных пляжей, правда, VIP-класса.

В интервью УНИАН господин Щепец сказал, что еще в апреле киевская власть издала распоряжение о проведении конкурсов на строительство развлекательных комплексов вблизи водоемов. В частности, в Оболонском районе – на озере Вербное, системе Министерских озер, на Оболонской набережной в северной части залива Оболонь. В Днепровском районе – в пляжных секторах Труханова острова (пляжи «Центральный» и «Довбычка»), Венецианского пролива (пляжи «Венеция» и «Детский») и Русановского пролива (пляжи «Радуга» и «Русановская Коса»).

Кроме пляжей, сообщил Щепец, проводятся незаконные действия с самими водоемами. Так, в марте было зарегистрировано КП “Киеврыба”, которому предусмотрено передать в пользование даже такие объекты, как залив Наталка, Собачье Устье (Оболонь) и Верблюд, а еще 59 именных и безымянных озер, прудов и водоемов по всему городу для разведения рыбы. Примечательно, отметил экс-руководитель коммунального предприятия, что среди основателей этого КП есть сын нынешнего руководителя “Плеса”, а передача указанных водоемов делает практически невозможным свободный доступ к ним жителей города.

Конечно, в городе должны быть разные пляжи – и для тех, кто готов платить сотню гривен за вход, и для тех, кто может заплатить меньше, но должна оставаться возможность и для тех, кто не может заплатить вообще. Важно и нужно соблюсти разумный баланс в распределении прибрежных территорий. Во всяком случае в этом уверен Щепец, который говорит, что ему это удавалось.

– Можно по-разному относиться к бывшему мэру Александру Омельченко, но у него и мысли не было сделать недоступным для киевлян выход к воде, – говорит он. – Ведь при нем был создан проект регионального ландшафтного парка Днепровские острова. А это 1200 гектаров земли и тридцать шесть островов по всей акватории Днепра. Новая власть этот проект не утвердила. И хотя денег всегда не хватало, Омельченко не отдал ни один остров. В 2002 году, когда было начато строительство подольского мостового перехода, он наложил мораторий на раздачу земель. Невозможно представить, что заповедный остров Великий был бы отдан под песочный карьер...  Николай Щепец утверждает, что совсем недавно между шестью коммерческими структурами было поделено озеро, находящееся на границе Голосеевского национального природного парка, в границах заказника «Лесники».

Когда-то я брала интервью у супруги одного из руководителей города для украинского делового издания... Она занималась бизнесом… С удовольствием назвала бы ее имя, но она взяла с меня письменное обязательство – интервью с ней публиковать только один раз, вероятно, опасаясь, что я сделаю пересказ ее биографии источником личного обогащения. Она рассказывала мне вылизанную семейную бизнес-историю, показывала мне свою маечку за триста долларов, описывала свой Мерседес, сделанный по спецзаказу, говорила про сына и трогательно созванивалась по телефону с дочерью. Всем своим видом она демонстрировала невероятную семейную идиллию. А я, в свою очередь, делала материал про героев украинского бизнеса, разумно выпустив из интервью одну ее фразу: «Нам, бизнесменам, свойственна алчность».

Алчность – ну с кем не бывает... Об этом не стоило бы и задумываться, если бы эта алчность не отбирала у наших детей то, что принадлежит им в силу естественных человеческих прав, подтверждаемых, простите, Конституцией Украины. Правом бесплатно сидеть у воды и бесплатно плавать в реке или озере.

Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter