Нацгвардейца Виталия Маркива итальянский суд приговорил к 24 годам тюрьмы / фото radiosvoboda.org

Как дело Виталия Маркива вскрыло проблемы двойного гражданства и юридического статуса бойцов АТО

На прошлой неделе жестокий приговор итальянского суда для украинского нацгвардейца, ветерана АТО Виталия Маркива вызвал шок. 24 года заключения вместо 17 он получил за… возможную причастность к убийству итальянского фоторепортера Андреа Рокелли на Донбассе. Приговор украинскому военному будет обжалован в апелляционном суде, однако дело Маркива – далеко не единственный процесс, начатый против украинских военных за рубежом.

Нацгвардейца Виталия Маркива итальянский суд приговорил к 24 годам тюрьмы / фото radiosvoboda.org

Виталия Маркива задержали в Италии 30 июня 2017 года. Туда он прилетел навестить свою мать во время отпуска на военной службе. До событий на Майдане, Маркив длительное время и сам жил в Италии, получил там гражданство. При этом у него остался и украинский паспорт. Во время Революции Достоинства он вернулся в Украину и стал участником самообороны Майдана.

Впоследствии из активистов самообороны Майдана был сформирован батальон имени Кульчицкого – подразделения Нацгвардии, военнослужащим которого стал Маркив. И именно бойцы этого батальона в 2014 году находились на позиции у подножия горы Карачун, под Славянском, где погиб итальянский журналист. По данным следствия, произошло это в результате минометного обстрела. Но итальянская и украинская стороны имеют разные версии произошедшего.

Разные взгляды

В частности, в Украине пришли к выводу, что итальянский журналист и его российский партнер-переводчик Андрей Миронов погибли при обстрелах из минометов со стороны боевиков. На это, в частности, указывает заявление Нацгвардии, согласно которому украинская армия в 2014 году не была вооружена этим видом вооружения.

В то же время итальянские следователи считают убийство Рокелли умышленным и, по их мнению, виновны в нем именно украинские военные. Так, итальянский прокурор Андреа Дзанончелли убежден, что, поскольку Маркив информировал руководство Нацгвардии о движении гражданских в районе Карачуна, после чего командиры Нацгвардии дали сигнал ВСУ открыть огонь, его следует считать соучастником.

Любопытно, что в качестве доказательства этой версии итальянские следователи использовали цитату из статьи в местной прессе. Так, журналистка Илларии Морани в своем материале написала, что Маркив общался с еще одним журналистом из Италии – Марчелло Фаучи, и якобы произнес фразу: «Обычно мы не стреляем в направлении города и по гражданским, однако, когда видим движение, заряжаем тяжелую артиллерию. Так произошло с автомобилем двух журналистов и переводчика». Эта фраза, якобы записанная Морани, когда Фаучи разговаривал с Маркивым по громкой связи, стала поводом для ареста украинского бойца. Хотя ни один из участников беседы цитату не подтвердил.

Как бы там ни было, через год после задержания, в июле 2018 года, против Маркива в Италии, на основании ряда журналистских публикаций о погибшем Рокелли в местной прессе, возбудили уголовное дело и начали судебный процесс…

Защита Маркива настаивала на невиновности украинского атошника. Его адвокат Рафаэле Дела Валле утверждает, что Маркив – обычный солдат, у которого не было тяжелого вооружения, а погибшие журналисты банально оказались жертвами перекрестного огня и никто не стрелял в них намеренно.

Однако главный свидетель обвинения - француз Уильям Роглон, выживший при обстреле на Карачуне, заявил, что из минометов стреляли именно со стороны украинских военных.

А вот его коллега, который был с ним на Донбассе, тоже французский журналист Поль Гого, знающий не понаслышке, что и как происходило в те дни вокруг Карачуна, почему-то не был привлечен в качестве свидетеля. «Я был в Донецке, я там жил с пострадавшим французом. Он мне позвонил в момент обстрела, я предупредил посольство. Его серьезность никогда не подвергалась сомнению, хотя он однозначно сыграл роль в течении этой драмы. Но, похоже, Италия полностью провалила расследование», - сказал он, заявляя, что готов быть свидетелем во время апелляции.

По словам Гого, Маркива осудили «на основании ложных показаний» и явно под давлением журналистских профсоюзов.

Впрочем, стоит отметить, что иностранные журналисты находились на неподконтрольной территории Украины незаконно, не имея каких-либо разрешений на пребывание в зоне АТО от украинских властей. А потому украинские военные не могли знать, что они там находятся.

Экс-замминистр информполитики, эксперт по стратегическим коммуникациям ГО «Информационная безопасность» Татьяна Попова отмечает, что первые пресс-карты штаб АТО ввел в декабре 2014 года и до того момента все журналисты (как украинские, так и иностранные) ездили в зону АТО и на неподконтрольную часть Украины на свой страх и риск. «Обвинения против Маркива появились после того, как россияне начали отрабатывать нарратив о том, что украинцы преследуют международных журналистов. В частности, после марта 2016 года, когда сайт «Миротворец» опубликовал список журналистов как врагов Украины», - напоминает Попова.

Арсен Аваков во время суда давал показания в пользу задержанного нацгвардейца / фото facebook.com/arsen.avakov.1

Дело шито белыми нитками

Жестокий приговор – 24 года вместо 17, которые просила прокуратура - вызвал возмущение в Украине. Глава МВД Арсен Аваков, который во время суда давал показания в пользу задержанного нацгвардейца, заявил, что решение суда будет обжаловано. «Наш гвардеец и государство Украина не виноваты в гибели репортера Рокелли. Он стал жертвой агрессивной России, которая развязала в Славянске войну на Донбассе. Будем бороться дальше», - отметил Аваков на своей странице в Twitter.

Но, по словам адвоката Маркива, апелляция дело не быстрое, и решение может появиться только весной 2020 года. Связано это с тем, что приговор был вынесен без мотивировочной части, которую в Италии в праве оглашать в течение 90 дней после заседания. Лишь тогда можно будет подать апелляцию.

Чтобы ускорить этот процесс, президент Владимир Зеленский поручил руководству Министерства иностранных дел и Генеральной прокуратуры Украины срочно заняться вопросом возвращения нацгвардейца в Украину.

«Прошу забыть о политических разногласиях между новой властью и не замененными руководителями этих ведомств и приложить максимум усилий для выдачи Украине бывшего бойца батальона Нацгвардии имени Кульчицкого Виталия Маркива. До того времени поручаю украинским дипломатам в Италии постоянно быть на связи с нашим ветераном», - заявил Зеленский.

Кроме того, в минувшую пятницу под посольством Италии в Киеве в поддержку Маркива более ста человек – бойцы Нацкорпуса и неравнодушные граждане – собрались на акцию с требованием освободить украинского бойца. К зданию посольства активисты принесли большой транспарант с надписью «FreeMarkiv» и пустые коробки из-под пиццы.

«Этот человек защищал свою страну, и не может другая страна судить нашего гражданина. Судить за то, что совершено на территории Украины», - считает участник протеста Роман Лавицкий.

Боец АТО Мирослав Гай, который был вместе с Маркивым на горе Карачун, утверждает, что в итальянском деле нет ни единого доказательства: «Их и не может быть. Потому что он не мог корректировать миномет, он не мог стрелять из миномета и даже из автомата. Это было нецелесообразно и у нас даже не было такой возможности. Потому все это дело шито белыми нитками».

Как рассказал Мирослав Гай, Маркив был на тот момент сержантом и не мог отдавать никаких приказов о стрельбе в сторону журналистов. Тем более, из минометов.

«Мы были десантированы в село Андреевка под Славянском, и наше задание было - держать переезд 95-ой десантно-штурмовой бригады. Мы были атакованы силами сепаратистов. Это были россияне. Они блокировали нашу колонну и показывали свои паспорта. Они пытались продержать нас до вечера, и потом у нас был первый бой. После этого мы с боем прорвались на Карачун и держали его все то время, которое нам было отведено. У нас не было на тот момент не то, что минометов, не было даже воды и сухих пайков. Даже носков и рюкзаков мы не взяли – нас перебросили туда на 1-2 дня, поддержать 95-ю бригаду. Но оказалось, что мы там застрянем. Мы даже дострелить до того переезда нашими автоматами не могли –до него два километра, он был перекрыт поездом, который террористы специально поставили, чтобы блокировать нашим колоннам дорогу на Славянск. Даже в бинокль рассмотреть не все можно было, не то, что стрелять туда», - рассказал Мирослав Гай.

Одна из проблем в деле Маркива – двойное гражданство / фото Арсен Аваков, Facebook

Риски для военных

«То, что Маркива осудили – это очень плохой сигнал и это может говорить о том, что, возможно, РФ сегодня получает все большее влияние на официальные институции в странах ЕС. Этого нельзя отрицать, так как мы знаем, что Россия финансирует множество политических движений в странах Европы», - считает участник акции, одесский активист Сергей Стерненко.

Координатор Медийной инициативы за права человека Ольга Решетилова отмечает, что уже по состоянию на март текущего года известно о минимум десяти украинских военнослужащих, задержанных в странах Европы по обращению России в Интерпол. «Россия подала запрос на их розыск в Интерпол, но по статьям, не связанным с военными действиями, поскольку Интерпол не преследует по статьям, связанным с войной и политикой. То есть, в основном их задерживают по непонятным уголовным делам и потом должны передать в Россию. Пока ни одного прецедента передачи не было, но задержания с подачи РФ уже были», - отмечает она.

По ее словам, помимо граждан Украины-военных ВСУ, в зоне риска находятся и иностранцы, которые служили на Донбассе. «В 2016 году Петр Порошенко издал указ, которым позволил иностранцам служить в ВСУ по контракту. Но украинского гражданства им в течение длительного времени не предоставили. Дело в том, что в постсоветских странах служба не в интересах своей страны рассматривается как наемничество. И против таких граждан у них на родине открыты уголовные дела. У нас есть прецедент с гражданином Беларуси, бойцом одной из механизированных бригад, который достаточно долго служил и не получил гражданства. У него заболела мама и он был вынужден приехать к ней. Его задержали и уже вынесли ему приговор. Что с этим делать, мы не знаем. У нас ему уже готовы предоставить гражданство, но необходимо, чтобы он лично написал заявление, а доступа к нему нет», - говорит Решетилова.

Что касается дела Виталия Маркива, то одна из проблем – двойное гражданство. «Италия также считает его своим гражданином. Из-за этого претензии Украины выглядят очень относительными. И это усложняет переговоры», - отмечает эксперт.

В этой связи, в ожидании апелляции по делу Виталия Маркива, Украине стоит обратить внимание на две проблемы, на которые ранее все пытались закрыть глаза. Во-первых, на государственном уровне давно пора определить юридический статус участников АТО/ООС. Поскольку, де-факто, война была и есть, но, де-юре, никакой войны нет.

Во-вторых, двойное гражданство. Несмотря на то, что Виталий защищал Украину как гражданин Украины, итальянский суд вынес ему приговор как гражданину Италии. Ведь в Европе находятся тысячи людей, которые получили гражданство стран ЕС, но не отказывались от украинского.

И если тенденция к усилению российского влияния в Европе будет продолжаться, то преследования украинских военных рискуют стать обыденной практикой.

Анастасия Заремба

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter