/ m.knews.kg

Чистка Фемиды: возможны ли в Украине суды без коррупции

Ни один антикоррупционный закон не будет работать, пока честно не будут работать суды, поэтому судебная реформа – один из приоритетов для украинской власти. Точнее, должна бы им быть…

/ m.knews.kg

Верховная рада прошлого созыва, под занавес своей каденции, уже приняла несколько важных документов, среди которых - антикоррупционное законодательство, предусматривающее достаточно эффективную систему декларирования доходов и расходов чиновников всех уровней, а также закон о восстановлении доверия к судебной власти, в котором прописан механизм проверки судей и привлечения их к ответственности.

Список первоочередных реформ, среди которых судебная, остается предметом обсуждения рабочей группы, готовящей коалиционное соглашение для будущего парламентского большинства. У каждой из политических сил, намеревающихся войти в коалицию, есть свое видение изменений, необходимых отечественной Фемиде. Но, по словам участников переговоров, на минувшей неделе по вопросу судебной, конституционной и реформы правоохранительных органов, разногласия были улажены и стороны пришли к единому мнению. Впрочем, проблема и власти, и Украины в целом, не в плохих законах, принимаемых Верховной Радой. Главная для всех задача сегодня – научиться воплощать существующие и новые законы в жизнь.

По стопам Конституционной ассамблеи?

Учитывая, что без глубокой реформы правоохранительной и судебной систем, сделать это не представляется возможным, разработкой комплексных изменений в Конституцию и подготовкой законодательной базы, обеспечивающей независимость и эффективность судов, адвокатского корпуса и прокуратуры, должен заняться созданный президентом 27 октября Совет по вопросам судебной реформы. В состав Совета вошло 32 представителя: ученые, адвокаты, действующие судьи и  судьи в отставке. «Мне и всему обществу нужен суд, который защищает закон и граждан», - заявил президент Петр Порошенко на встрече с ними.

К сожалению, сегодня уровень доверия к судебной системе в украинском обществе крайне низок. Согласно исследованию, проведенному международной компанией Gallup в прошлом году, 72% украинцев не верят в профессионализм и непредвзятость отечественного судоустройства. Президент же считает, что уровень доверия общества к Фемиде должен быть таким же, как к армии. Во всяком случае, представляя Стратегию-2020, глава государства отметил, что через 6 лет уровень доверия к судебной системе должен вырасти до 60%. Это весьма амбициозный план, учитывая, что, согласно сентябрьским опросам общественного мнения, армии доверяет 59% граждан, а судьям – всего лишь 7%.

Ранее над комплексной судебной реформой не один год работала Конституционная ассамблея, созданная, в свое время, беглым экс-президентом Виктором Януковичем. Но, как не раз отмечали сами члены ассамблеи, их деятельность в этом направлении Администрация президента пыталась свести лишь к одобрению инициатив, которые им пытались «спустить» с улицы Банковой.

В частности, в декабре 2012 года, ассамблее предложили законопроект, предусматривающий значительное усиление контроля президента за судебной системой. Часть членов КА не согласились принимать подобных решений и, после скандала, вышли из состава этого органа. Тем не менее, в ноябре 2013 года Верховная Рада приняла в первом чтении «детище» Банковой. Согласно законопроекту, Верховная Рада лишалась права назначать судей (это вменялось в обязанности главы государства), а право их увольнять отдавалось Высшему совету юстиции. Впрочем, после бегства Януковича, в июле 2014 года, народные депутаты провалили принятие этого документа в целом.

Фото УНИАН

Нынешние члены Совета по вопросам судебной реформы отмечают, что не повторят судьбу Конституционной ассамблеи и не станут послушными марионетками в руках главы государства. «Создание Совета закладывает серьезный базис для координации государственной и общественной  работы в этом направлении», - рассказал УНИАН управляющий партнер юридической фирмы Pragnum, адвокат Виталий Бобрынев.

По его словам, состав членов Совета выглядит следующим образом: 38% - представители госорганов (высшие судебные органы, прокуратура, министерства и т.п.), 20% - практикующие юристы, 20% - представители научного сообщества в сфере права, 12% - представители профильных украинских общественных организаций, 10% - члены международных общественных организаций по правовым вопросам. «Такой подход дает возможность учитывать интересы широкого круга лиц, имеющих отношение к судебной системе Украины», - считает он.

Кроме того, по словам юриста, положение о Совете создает все необходимые предпосылки для активного сотрудничества Совета и Общественного люстрационного комитета. А также (со второй половины 2015 года) ожидается взаимодействие с Национальным агентством по вопросам противодействия коррупции и Национальным антикоррупционным бюро, так как к их компетенции относятся проблемы коррупции в судебной системе, в том числе на уровне высших судебных чиновников. «Победить коррупцию на 100% не реально, но возможно свести ее уровень к минимуму, - отмечает Бобрынев. – Разумными являются акценты на искоренение коррупции на нижнем уровне». Для этого, по мнению юриста, на начальном этапе судебной реформы следует значительно повысить зарплаты судей (это можно сделать в течение одного-двух лет), а в среднесрочной перспективе (3-5 лет) продумать уменьшение нагрузки на судей в части объема рассматриваемых ими дел.

Сломать систему

«Судебная реформа не может быть ограничена изменениями внутренней системы судов, - считает один из членов Совета, управляющий партнер юридической группы LCF, адвокат Анна Огренчук. - Качественно новых подходов требует и порядок исполнения судебных решений, и порядок организации работы органов прокуратуры и адвокатуры».

В этой связи, по ее словам, Советом будут подготовлены изменения процессуального законодательства, законодательства об исполнительном производстве, законодательства по вопросам адвокатуры и прокуратуры, а также судопроизводства и статуса судей. «В том числе, общие вопросы построения судебной системы, дисциплинарная ответственность судей, судейское самоуправление, квалификационная подготовка судей и финансирование судебной системы», - рассказала она.

«Все члены Совета понимают, что любые решения «с наскока» могут привести к еще худшей ситуации, - отметил, в свою очередь, адвокат Сергей Козьяков. - Все также понимают, что реформу необходимо проводить с учетом и на основании европейской традиции и принципов, содержащихся в Соглашении об ассоциации Украина-ЕС. И все члены Совета, безусловно, понимают, что реформа может оказаться болезненной, но у них не так много времени, чтобы терять его попусту».

По словам юристов, часть будущих наработок Совета вполне созвучна с некоторыми пунктами проекта коалиционного соглашения, предложенного для обсуждения Блоком Петра Порошенко. Речь идет о проработке возможностей монетизации льгот для судей, госпрограммы финансовой поддержки, ликвидации рычагов экономического воздействия на судей, увеличение финансирования судей и судов, в частности, благодаря повышению ставок судебного сбора в имущественных спорах независимо от специализации… Кроме этого предлагаются требования для назначения на должность судьи. Среди них – регулярная аттестация на основании независимого тестирования и прозрачного конкурса, а также соответствие расходов судьи и членов его семьи их доходам.

На сегодняшний день к «продукту» от АП есть много вопросов, замечаний и предложений. «В проекте, в частности, нет видения результата. То есть, какую судебную систему мы получим на выходе. Кроме того, в нем эксперты не увидели серьезных предложений относительно уменьшения политического влияния на суды и судей», - рассказал УНИАН член правления Центра политико-правовых реформ, эксперт по правосудию Роман Куйбида.

«Наработки, которые были представлены Совету по вопросам судебной реформы Администрацией президента, будут корректироваться. И, думаю, в процессе работы Совета, документы претерпят существенные изменения. Во-первых, потому, что судебная реформа не должна состоять только из видения ее президентской вертикалью власти. У разных политсил, которые договариваются о создании в новой Верховной Раде коалиции, есть свое видение судебной реформы, а консенсус в этом вопросе можно будет увидеть в коалиционном соглашении. Во-вторых, в Кабмине также есть законодательные инициативы, касающиеся судебной реформы, но которые отличаются от предложений Администрации президента», - отметил эксперт.

Напомним, правительство в новом законопроекте о судоустройстве и статусе судей предлагает на базе Высшего совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии создать единый орган, который бы выполнял функции назначения судей и контроля за судьями.

Кроме того, Роман Куйбида опасается превращения Совета в аналогичный «консультационный» орган при Януковиче. Когда в парламент попадали законопроекты, якобы наработанные экспертами, на самом же деле, полностью подготовленные в Администрации президента. Кроме того, по его словам, существует определенное сопротивление изменениям и со стороны судейского корпуса, и со стороны парламента (пока еще действующего седьмого созыва). «Несмотря на принятие закона «О восстановлении доверия к судебной системе», до сих пор не сформирована Высшая квалификационная комиссия судей и заблокирована работа Высшего совета юстиции. Сопротивление старой системы приводит к торможению реформы», - считает эксперт.

Впрочем, по его мнению, новый созыв парламента, совместная работа представителей Кабмина, коалиции и АП, могут способствовать тому, что первые шаги в реформировании отечественной Фемиды будут сделаны еще до Нового года. «Законы будут внесены, но вряд ли будут приняты в целом», - резюмировал он.

В свою очередь, юрист, заместитель главы Общественной комиссии по правам человека Станислав Батрин отмечает, что лучшей люстрацией в судебной системе могли бы стать не новые законы (принятые или готовящиеся к принятию после согласования членами будущей коалиции), а неотвратимость наказания для судьи за принятые неправосудные решения. «Ни один из готовящихся проектов не гарантирует результата, - сказал он. – Взять, к примеру, инициативу по отмене специализированных судов. Это не решает проблему коррумпированности. Вспомните, ведь несколько лет назад специализированные суды как раз и создавались, чтобы побороть коррупцию в судах общей юрисдикции».

Поэтому, по его мнению, необходимы системные решения, которые, с одной стороны, позволяли бы эффективно работать судье, с другой – прописывали бы четкий механизм ответственности судьи за принятое решение. «Нужен механизм, согласно которому, к примеру, те судьи, которые принимали решения о незаконном задержании людей на Евромайдане, были бы привлечены к уголовной или административной ответственности. Должны быть конкретные приговоры, а не угроза отстранения от должности всего лишь на 10 лет. Только так государство сможет сказать обществу, что обеспечивает справедливость правосудия. И именно с этого следует начинать реформу», - считает юрист.

По словам Батрина, таким, в принципе, должен быть единый механизм по всем ветвям власти. «Суть его в том, что, если человек нарушал или нарушает закон, он должен ответить по закону», - подчеркнул он.

Кроме этого, по его словам, чтобы не было коррупции на местах, необходимо усилить роль прецедентной системы. «То есть, когда мы говорим, что на уровне высшей инстанции принято решение в аналогичном деле, районные суды, которые максимально коррумпированы на сегодняшний день, обязаны такое решение применить на практике. Если они этого не делают, это заведомо неправосудное решение и это – уголовная ответственность», - сказал Станислав Батрин.

УНІАН

Немаловажным, по мнению юриста, стало бы и сокращение судейского штата. «Штат раздут, наверное, раз в пять. Нам следовало бы принять американскую модель, когда есть один судья и у него десяток помощников», - отметил он и добавил, что такое решение позволит и сэкономить бюджет, и не экономить на честных судьях.

Поменять нельзя коррумпировать

Несколько иначе ситуацию видят в судейском корпусе. «Отечественную Фемиду уже столько раз пытались начинать реформировать, но каждый раз начинали не те, кто надо и не с той стороны, с которой надо. Результат мы все знаем», - рассказал УНИАН экс-судья, адвокат Руслан Роженко.

«Исходя из того, что хотят реформировать (по крайней мере, о чем говорят, поскольку никто толком не видел всех предложений по судебной реформе, в совокупности), сложно прийти к какому-то логическому заключению, что хотят получить на выходе… Например, когда речь идет о возвращении назначения и избрания судей советами. Это же анахронизм! Мы хотим профессиональный суд или народный?», - посетовал он.

Есть вопросы у экс-судьи (впрочем, не только у него) и к закону «Об очищении власти», который кулуарно писался и странно принимался. «Хорошую идею фактически загубили… Закон наполовину мертв, так как большинство его норм не являются конституционными, и больше направлен на устранение политических оппонентов и обескровливание госаппарата», - рассказывает Роженко.

По его мнению, госслужба – не полигон для тренировок или получения профстажа, модной записи в трудовой книжке или на визитке, а украинский народ – не подопытный кролик. «На государевой службе должны работать профессионалы высокого уровня, преданные идеалам Украины. Уверен, применение этого закона приведет к избирательному, несправедливому подходу в отношении «люстрируемых», желание обогатится, а это означает уничтожение судебной системы, квалифицированных судей, государственных специалистов. А кем заменить?  Человеком с ружьем, ленинскими кухарками? А решения судов подменить революционными трибуналами или революционной целесообразностью? Как результат - Европейский суд по правам человека пополнится массой исков против Украины и эти иски будут удовлетворены, а взысканная сатисфакция ляжет очередной тяжбой на налогоплательщика», - считает он.

Кроме того, вызывает вопросы и закон «О восстановлении доверия к судебной системе». «Например, тот факт, что четко не прописана даже норма относительно нарушения судьей присяги, позволяет, при необходимости, расправиться с любым. Даже законное решение может стоить судье работы… Ведь в разный период времени существовала разная судебная практика. Учитывая, что смена власти влечет за собой передел собственности, это открывает широкие возможности для злоупотреблений, особенно, если споры с государством разрешались в судебном порядке. Ищутся судебные решения 10-20 летней давности и плацдарм для расправы готов», - отмечает экс-судья.

Проблема еще и в том, что независимость судьи сегодня нивелирована деятельностью Администрации президента, Кабмином, политическими группировками, урезающими финансирование на содержание судов, давлением на суды Высшей квалификационной комиссии и, особенно, деятельностью Высшего совета юстиции… Во-первых, по словам Роженко, формировать судебный корпус нужно на местах, где и должны работать местные квалифкомиссии, которые на 51% должны состоять из судей: «Работник суда, в последующем – судья, должен «коваться» на месте, суд должен принимать участие в формировании собственного коллектива и решать вопрос с административными должностями. А квалифкомиссия должна состоять не менее чем из 51% судей».

Во-вторых, следует убрать существующую практику распределения судей по стране: «Она – коррупционная. Кто из Киева захочет ехать в другой город за тысячи километров от дома? Это – абсурд. Назначать судей из адвокатов, а через три дня – председателем судов (обходя мнение коллектива) также недопустимо».

УНИАН

В-третьих, что касается специализации, ее отмена для судей принесет украинцам много бед. В частности, потому, что охватить знаниями и практикой все категории дел одному судье невозможно. «Любое решение судьи-вундеркинда, который «компетентен» во всем, будет очень сомнительным. А, в результате, любой спор может превратиться в судебный футбол между инстанциями (либо в рамках одной инстанции), и человек, обратившийся в суд, будет ходить по кругам судебного ада годами, так и не найдя справедливости», - пояснил он.

В-четвертых, контроль за судебным решением должна осуществлять только вышестоящая судебная инстанция, а не «общественность» под зданием суда за 200 гривен в день. «И нельзя оставить без внимания призыв к упразднению иммунитета судьи. Это можно было бы принять (как и отмена иммунитета депутата и президента), если бы Украина не декларативно, а фактически была правовым государством. Конституция уже гарантирует неприкасаемость гражданина. Но эта норма почему-то не стала применимой на практике. Особенно, если вспомнить события годовой давности на Майдане», - напомнил он.

Собственно, вопросов к судебной реформе пока больше, чем ответов на них. Эксперты сходятся в одном – реформировать, в первую очередь, необходимо сознание – чтобы законы, которые пишутся законотворцами, были рабочими, и чтобы – все в равной степени – законы эти выполняли.

Татьяна Урбанская

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter