Луцкий террорист держал в заложниках два десятка человек / фото УНИАН

Терроризм по-украински

15:32, 22 июля 2020
13 мин. 870 1

Террорист, захвативший 21 июля автобус в Луцке, с раннего утра до позднего вечера не только держал в заложниках два десятка человек, но и в напряжении всю страну. Ведь подобное для Украины – ситуация из ряда вон. УНИАН вспоминал, чем заканчивались относительно недавние громкие преступления, которые можно считать террористическими актами.

Несмотря на то, что, к примеру, Российская Федерация все пытается продемонстрировать миру, что Украина – террористическое государство, терактов в нашей стране, или историй с заложниками, как нынешняя в Луцке – единицы. Это у «соседей» может случиться Норд-Ост и Беслан. У нас же (тьху-тьху-тьху)информпространство, зачастую, просто наводнено ложными «минированиями». Впрочем, это вовсе не означает, что к подобным ситуациям можно относиться легкомысленно и беспечно.

Главная задача – спасти заложников

Первая в истории независимой Украины ситуация с захватом заложников произошла двадцать шесть лет назад, в далеком 1994 году. Забойщик одной из шахт на ЛуганщинеИгорь Чичкин взял в заложники воспитательницу и детей из младшей группы детского сада «Теремок» в городе Суходольск. Угрожая взорвать три килограмма тротила, преступник потребовал полмиллиона долларов США и самолет до Лондона.

Во время переговоров с ним его убедили, что ближайший международный аэропорт – в Ростове-на-Дону. Туда он и направился на автомобиле «скорой помощи», прихватив с собой воспитательницу и двоих детей из детсадовской группы.

За пять часов пути до Ростова правоохранители сделали несколько попыток провести захват, но не сложилось. Но, выиграв время, удалось лучше подготовиться для задержания преступника в аэропорту. Впрочем, за это время несколько раз менял свои требования и Чичкин. Сначала он передумал лететь в Лондон и потребовал доставить его в Минск, а после – в Калининград, мол, там проживает его бывшая жена и ребенок. Конечной же целью злоумышленника были США - мол, там он, при условии, что получит миллион долларов, отпустит детей.

Задержали его в салоне самолета. Участники группы захвата были переодеты в экипаж. Никто из заложников не пострадал.

Когда с Игоря Чичкина сняли взрывчатку, оказалось, что в бомбе нет детонатора. Преступник или забыл его вставить, или потерял во время долгого пути из Суходольска в Ростов.

Чичкина признали невменяемым и поместили в психбольницу тогда еще Днепропетровска.

Еще одна громкая история с заложниками произошла спустя много лет после вышеописанного случая, в 2015 году, в Одессе. Предприниматель с Днепропетровщины Борис Тихомиров, угрожая оружием, взял в заложники двоих сотрудниц аптеки в центре Южной Пальмиры. Если его требования не будут выполнены, обещал привести в действие самодельное взрывное устройство.

Сами требования удивляли абсурдностью. Если более прагматичный Чичкин, несмотря на шизофрению, все-таки требовал денег (выкуп – наиболее частое требование в подобных историях), то Тихомиров хотел от власти выполнения трех желаний. Первое – вылечить его больную мать. Второе – вызвать к нему на интервью журналистов центральных телеканалов. И третье – изменить конституционный строй, чтобы присоединить Одесскую область к России. Как говорится, комментарии излишни…

Задержали Тихомирова как раз «журналисты» - переодетые сотрудниками прессы спецназовцы. В самом начале «интервью» у него просто выбили детонатор из рук. А абсурдность требований террориста получила объяснение позже – медицинская экспертиза установила, что Тихомиров страдает психическим расстройством. Поэтому злоумышленник был отправлен в психлечебницу под усиленный надзор.

В том же 2015 году, но уже в Харьковской области, житель города Люботин Олег Гапон расстрелял из карабина судебного исполнителя, участкового и свидетелей, когда они приехали описывать его дом, приобретенный в кредит. Два человека погибли.

После этого Гапон выехал на своем авто на трассу Харьков-Киев и взял в заложники троих сотрудников одной из АЗС. Требования террориста были просты – дать ему «коридор» к неподконтрольной Украине Горловке, а также автомобиль сопровождения. Вместо этого Олег Гапон получил снайперскую пулю. Заложники не пострадали.

В декабре 2017 года, в Харькове в заложниках оказались сотрудники и посетители «Укрпочты». Злоумышленник – Владимир Безух – не предъявлял никаких четких требований, вел себя агрессивно и угрожал, что взорвет взрывчатку, закрепленную на себе. Правоохранители вели с ним переговоры более пяти часов. А задержать террориста помогла сотрудница почтового отделения, которая ударила его горшком с цветами и открыла дверь спецназовцам.

Взрывчатка у Владимира Безуха оказалась муляжом. Однако ему все-равно грозит от 7 до 15 лет лишения свободы – психиатры признали злоумышленника вменяемым. На данный момент террорист находится в СИЗО, но может выйти под залог в 168 тысяч гривен.

Гораздо чаще в украинском информпространстве можно услышать о минированиях / REUTERS

Парад минирований

Гораздо чаще в украинском информпространстве можно услышать о минированиях. Из-за этого то и дело приходится эвакуировать людей то с железнодорожных вокзалов, то из аэропортов, то из торговых центров, школ или медучреждений.

Но эти меры не выглядят бесполезными, если вспомнить, что любое из сообщений о минировании может оказаться не ложным. Так, в минувшую пятницу в результате взрыва возле станции метро Шулявская в Киеве ранения получили четыре человека. Один из них получил множественные травмы ног осколками. «Двадцатидвухлетний студент был госпитализирован. Трое других потерпевших самостоятельно обратились к врачам», - сообщили в полиции.

А 21 июля, в тот же день, когда вся страна следила за развитием ситуации в Луцке, возле столичной станции метро Минская правоохранители путем подрыва на месте обезвредили два самодельных, но вполне реальных взрывных устройства.

На следующий день, 22 июля, возле станции столичного метро Вокзальная пришлось провести эвакуацию из-за двух подозрительных предметов. При этом в самом метрополитене сообщили, что поступал и звонок о минировании станции.

21 июля нелегко пришлось и Харькову. В этот день правоохранители проверили около 200 сообщений о минировании разных объектов инфраструктуры. Неделей ранее сообщений о минировании за сутки было еще больше – 242.

Если в подобных случаях найти злоумышленников получается не всегда (либо правоохранители плохо информируют об этом), то бывают истории, в которых «минеры» не скрываются. Одна из таких – минирование моста метро в Киеве в сентябре 2019-го. Тогда бывший военнослужащий Сил специальных операций Алексей Белько заблокировал автомобилем проезд по мосту и угрожал его подорвать. Никаких четких требований террорист не выдвигал. А после переговоров сам сдался спецназовцам. На допросе Белько заявил, что просто хотел вернуть Крым…

Никакой взрывчатки при нем не нашли. Позже экспертиза показала, что бывший военный был под действием наркотиков. Министр МВД Арсен Аваков пообещал взять АТОшника на поруки...

Однако уже в июне 2020 года ситуация повторилась. В этот раз мост метро в столице заминировал житель Киевской области Виталий Ткаленко. Угрожая подорвать мост газовым баллоном, он требовал срочной встречи с Арсеном Аваковым. Позже, после задержания, Ткаленко объяснил свое поведение тем, что хотел привлечь внимание к проблемам в своей жизни.

В начале июня суд избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу, однако позже злоумышленнику изменили меру пресечения и перевели его под наблюдение в психиатрическую клинику…

Аккаунты «луцкого террориста» в социальных сетях появились накануне захвата заложников / коллаж УНИАН

Вопросы с ответами и без

После того, как заложники «луцкого террориста» были освобождены, общество раскололось на тех, кто назвал происходящее неудачной постановкой, тех, кто приветствовал бескровное завершение истории и тех, кто погряз в конспирологических теориях.

Вопросы у первых вызвало два фактора. Первый – что абсурдные требования террориста взялся выполнять президент (после освобождения заложников запись президентского обращения была удалена). Мол, в других странах переговоров с преступниками не ведут. «Ни один влиятельный мировой лидер уже давно не выполнял требования террористов… потому что такие действия поощряют новые теракты, которые приводят к еще большим жертвам. Это аксиома», - считает политолог Сергей Таран.

Второй - видео спецоперации. Уже после того, как террорист вышел и сдался сам, к автобусу подъехала спецтехника с большим количеством боевиков. «Террорист сдался. Для чего потом была светошумовая граната и БТР?», - задались вопросом пользователи соцсетей.

Позже в СБУ, которая и проводила операцию по освобождению заложников, объяснили это тем, что, мол, в автобусе могло оставаться взрывное устройство. «Согласно нашим договоренностям с ним, сумку со взрывным устройством он оставил в автобусе. Мы должны были убедиться, что у него нет дистанционного устройства управления. Потому что заложники оставались в автобусе», - рассказал начальник управления СБУ в Волынской области Павел Данюков.

«Над было перекрыть автобус. Мы не знали, есть ли у него сообщники на площади… Это тактика действий во время спецопераций», - добавил он.

Другая часть украинцев, следивших за этой историей, наоборот, приветствовала поступок Владимира Зеленского и то, что операция по освобождению заложников закончилась без крови.

«Часть людей явно неудовлетворена результатом вчерашнего теракта. Никто не погиб, все слишком хорошо, значит, это не теракт, а театральная постановка, - написал на своей странице в Фейсбук правовед, экс-народный депутат Леонид Емец. - Позвольте внести долю циничного скепсиса в ваши стройные теории. Если власть начинает пиариться на терроризме, это делается, как в России. Сначала – взрыв в жилом доме, сотни трупов, а потом уже сильной рукой – поиск виновных. Или один террорист, который не должен дожить до финала. Чтобы без интервью и разговоров о его сложной психологической жизни. А так, на спланированную постановку не тянет… Просто больной человек с реальным боевым оружием».

По словам главы наблюдательного совета ВОО «Украинская ассоциация владельцев оружия» Георгия Учайкина, обществу стоит поинтересоваться именно этим вопросом: «Дважды судимый персонаж без единых вопросов нашел себе автоматическое оружие, пистолет, взрывчатку, и ему не помешало МВД, не помешало отсутствие законодательства. А вот отсутствие законодательства и права граждан на вооруженную защиту лишили их малейшей возможности защитить себя в такой ситуации. Все очень просто. МВД ничего не сделает, вам защищаться».

К слову, именно так в январе 2017 года сделал в Израиле простой экскурсовод ЭйтанРон. Когда террорист въехал на грузовике в толпу военнослужащих, гид сначала выстрелил по колесам, а после выпустил весь магазин по кабине.

Что же касается конспирологов, то здесь тоже можно проследить два направления, и оба имеют право на существование. Первое, традиционно, - рука Москвы. Аккаунты «луцкого террориста» в социальных сетях появились накануне захвата заложников. В том числе, на платформах, которые принято считать подконтрольными российской ФСБ. Как результат, после сообщения террориста о захвате автобуса, Твиттер и Ютуб эти аккаунты удалили. А вот Вконтакте и Телеграмм продолжали собирать просмотры и репосты. К слову, телеграммканал «луцкого террориста» раскрутила известная российская пропагандистка Ольга Скабеева. Делала бы она то же самое, случись подобная история в Москве? – Большой вопрос.

Вторая – постановка украинских правоохранителей для достижения ряда целей. В частности, для нагнетания в обществе страха, для появления новых аргументов против свободного владения оружием в Украине (УНИАН подробно писал об этой проблеме), для расширения полномочий силовиков…В этом контексте удивительным выглядит тот факт, что за антитеррористические операции в Украине отвечает СБУ, но в Луцк почему-то полетел глава МВД. И, к слову, руководство Национальной полиции Украины уже приняло решение об усилении мер «по обеспечению общественной безопасности и порядка» в девяти областях страны.

Помогут ли они предупреждать появление новых террористов? Хотелось бы. Но также хотелось бы получить ответы на некоторые вопросы. Например, один из главных: как мы дошли до всего этого, имея «под боком» государство-террориста, готового на все для раскачки ситуации в Украине, а сотни тысяч правоохранителей и силовиковдо сих пор не способны действовать на опережение, зато регулярно получают дополнительные средства из госбюджета.

Татьяна Урбанская, Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Мы используем cookies